Справка - Поиск - Участники - Войти - Регистрация
Полная версия: Снежная Королева
Частный клуб Алекса Экслера > Нежные прикосновения
Олаф Рейрикссон
16 марта 2007, 11:59
Написанное здесь - правда. Что-то приукрасил, о чем-то умолчал, кое-что просто забыл, но в основном этот рассказ - подлинная история, приключившаяся со мной несколько лет назад...

СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
Часть 1. Начало


Плюясь недогоревшим керосином и отчаянно скрипя всеми шпангоутами, наш старенький "антон" устало ударил колесами в бетонку аэродрома Ваенга. Сейчас этот гарнизон называется "Сафоново", но старожилы, помнящие еще Бориса Сафонова, говорят "Ваенга"- до чего живучи старинные, исконно русские имена. В них - история, драккары викингов с окольчуженными рыжебородыми дядьками в рогатых шлемах, Александр Невский и Васька Буслаев, утлые поморские "кочи", бесстрашно уходившие в Студеное море, на Грумант, за "рыбьим зубом" и тюленьими шкурами, Петр Первый, паруса его фрегатов и запах дальних морей. Пожалуй, только на Севере, не испорченном татарами - до сих пор на темноволосого там смотрят как на чужака, сохранились такие ветхозаветные названия деревень и городов - Ваенга, Мезень, Лампожня, Чучепала, Заакокурье. И за каждым - замысловатая история.

Поздравив себя в душе с удачной посадкой - сели и не развалились, зарулил на стоянку. Выключили двигатели. Тишина. После четырехчасового рева шестнадцати тысяч лошадиных сил она была настолько оглушающей и звенящей, что весь экипаж пару минут очумело крутил головами, вытряхивая из ушей остатки пропеллерного воя. Всем ,кто хоть раз летал - пусть пассажиром, знакомо это ощущение встречи с землей - звенящая тишина, легкая опустошенность , аэродромный ветерок на лице и первые неуверенные шаги по трапу. В чем тут дело, не знаю, наверное, дают о себе знать усталость и выброс адреналина, но в своем кругу мы иногда называем это "земной болезнью" - по аналогии с "морской". Пассажирам легче, для них полет всего лишь незначительный эпизод в жизни, впереди-радостные лица друзей и родных, или, на худой конец, встречающий, истошно размахивающий табличкой с фамилией, а для летчиков это лишь начало самой главной, неприятной, нудной части нашей работы - земной. Так что усталость усталостью, но-взял у своего патологически запасливого бортинженера меховые куртку и сапоги (в кожанке северной осенью долго не проходишь), прихватил планшет с документами, сел на велосипед и покатил к стекляшке ДКП - оформлять полетный лист, получать прогноз, согласовывать план полета и т.д. - куча мелких, неприятных, но нужных обязанностей командира экипажа. Прогноз был, мягко говоря, хреновым - грозовой фронт обойти сверху мы бы не смогли - все-таки "птичке" почти тридцать лет, а уходить из коридора - значит получить о-о-огромный пистон от начальства и ноту протеста от разных там ...карликовых членов НАТО. Сия перспектива совсем не радовала и оставалось одно - ждать ,пока этот фронт переберется на "территорию вероятного противника" и хорошенько остудит их г-о-о-рячие прибалтийские головы северным дождем. Вернувшись на стоянку, умилился рвению техника по загрузке - миниатюрный прапор носился по грузовому отсеку и охрипшим от матюков голосом вразумлял бойцов ОБАТО, где какой контейнер ставить и как его раскреплять. Отругал второго пилота - не удосужился, гаденыш, рассчитать скорость принятия решения на взлет, и огорчил рвущихся к женам и детям мужиков - будем ждать. Ждать у моря погоды...

Ожидание - вещь неприятная, а вечером, когда аэродром пустеет, и жизнь теплится только в дежурках и караулках - вообще тоскливая. Неизвестно, когда дадут "добро" на взлет, поэтому в гостиницу - нельзя, ужин привезут, так что единственное, что остается делать - пролеживать бока на обтянутом искуственной кожей топчане, накрывшись меховой курткой и положив под голову старенькую подушку, мягкостью напоминающую кирпич. Первые пару часов еще можно вытерпеть, а потом...А потом привезли ужин - такого изумительного собрания жил и хрящей я не видел даже во время экскурсии по мясокомбинату. Что поделать, мы не свои - всего-навсего перелетный экипаж. Ощущая, как при виде этой...еды мой желудок, уставший за год, испуганно сжимается,содрогнулся, плюнул в душе, натянул куртку, прихватил с собой заполненные утром, в Курске, термосы - один с кофе, другой с котлетами (из разряда "купи килограмм и собери кошку", но их можно было прожевать), и пошел прогуляться. Еще днем, заруливая на стоянку, заметил неподалеку живописную рощицу - карликовые березки, замшелые гранитные валуны и крохотное озерцо. Туда и направился - подальше от духоты и казенной мебели. Было светло, часовые видели прогуливающегося от дежурки к роще офицера, их окриков можно было не опасаться - периметра я не нарушал...

Осень на севере мимолетна и на первый взгляд, уныла. Раз - и нет ее, ушла , отступив перед полярной зимой. Пробив облака на подлете к Ваенге, сначала неприятно поразился увиденному мной в первый раз Поморью - рыжие болота, оранжево-желтые вкрапления рощиц, серо-зеленые россыпи валунов. Над всем этим - свинцовое небо, тускло подсвеченное с края желтоватым кружочком солнца. И только выйдя из самолета, и вдохнув пропитанный хрустальной горечью воздух северной осени, понял, насколько она прекрасна - неуловимой, едва заметной, ускользающей красотой. Все призрачно и прозрачно, одни лишь полутени, полутона, полунамеки. Невероятно талантливый художник прошелся легчайшими мазками по небеленому холсту...Стащил с головы шлемофон, подставил лицо холодному соленому ветерку с привкусом горечи - он нашептывал музыку Грига. Казалось, вот сейчас из-за того валуна выглянет и добродушно улыбнется гном в красном колпачке...
Подходя к рощице, заметил два валуна, которые ледник когда-то поместил рядом - один стоял вертикально, другой лежал. Получилось каменное кресло, в котором я удобно расположился, подстелив меховушку. Постепенно отошли в сторону все дела и заботы сегодняшнего дня, и наконец-то остался наедине с собой и осенью. Откинулся на каменную спинку, закрыл глаза, наслаждаясь тишиной и покоем - воздух был неподвижен, ни малейшего дуновения ветерка, даже шевелиться не хотелось...И тут солнце, словно желая наградить за суматошный день, наконец пробилось из-за облачной пелены-всего на минуту, но эта минута превратила призрачную принцессу в сказочной красоты королеву!
Вихрь красок заставил уныло повисшие на березках листочки загореться веселыми разноцветными фонариками, капельки воды на пожухлой траве заискрились мириадами бриллиантов , и даже замшелый валун, на котором я сидел, при виде солнца помолодел, заиграв блестящими прожилками. А озерцо - в двух шагах от меня - засветилось такой кристально чистой синевой, что перехватило дыхание от разом нахлынувших воспоминаний...

Первый раз я увидел Снежную Королеву не перроне Южного вокзала. Вынесенный толпой из чрева переполненного общего вагона двадцатидвухлетний мальчишка-старлейт, уже научившийся ненавидеть и убивать, но толком еще не умеющий жить (да и сейчас - тоже) просто стоял,обалдев от давно забытых ощущений свободы и отсутствия опасности - иди куда хочешь в полный рост, не пригибаясь, не боясь, что над ухом в любой момент может злобно просвистеть шальная дама с косой...Стоял, радовался жизни, не загадывая о будущем и не желая вспоминать прошлое. Тогда мне хотелось только одного - просто жить и радоваться тому, что живешь.
Слегка охмелевший от чувств, я с удовольствием рассматривал спешивших по своим будничным делам людей без привычных мне печатей горькой озабоченности, забитости, настороженности и страха на лицах, совершенно обычно одетых, улыбающихся и смеющихся. Попадались, конечно, и хмурые - но таких было мало, все радовались солнцу и теплой осени. И, конечно, девушки в откровенных нарядах...О-о-о, эти чудесные существа. С виду - ничего особенного, а приглядишься - любое движение наполнено неизъяснимым очарованием, как будто каждая часть тела движется сама по себе, но в непостижимой гармонии с остальными. Добавьте к этому одежду, которая почти не оставляла простора для фантазии - и поймете состояние человека, за предыдущие два года не видевшего юбки с подолом выше щиколоток...
И тут, в толпе...ОНА. От первой встречи в памяти не осталось почти ничего - помню только короткое персиковое пальто и облако светлых волос, настолько подавляющей была исходящая от нее первородная женственность, заставлявшая всех мужчин на перроне выворачивать шеи, провожая ее взглядом, несмотря на грозные взгляды подруг. И - синие глаза. В этих глазах можно было раствориться, утонуть, эту синеву можно было пить - и никогда не утолить жажды. Оглушенный, я не мог отвести взгляда и смотрел ей вслед, пока не потерял в толпе - только тогда наваждение прошло. Что это было - не знаю, наверное, предчувствие судьбы...

Второй раз со Снежной Королевой мы увиделись только через пять лет. К тому времени наладилась переломанная Кавказом жизнь - забыл о военной специальности (оказалось - ненадолго ), закончил институт, получив новомодный диплом - размером с печную заслонку и с двухголовой гидрой на обложке. Устроился в одну почти государственную организацию, и понеслось - бесконечные процентовки, табели, графики, пистоны на каждой планерке за моих работяг, проверки, ревизии, и т.д. Обычная жизнь инженера-производственника. Все как у всех. Но нет-нет, и вспоминалась та встреча на перроне, то ощущение безгранично женственных силы и властности. Иногда ловил себя на том, что неосознанно ищу в толпе - и не могу найти - эти бесконечно синие глаза.
В тот октябрьский день пришлось поездить по городу - очередная проверка. Под вечер, уставшие, голодные и злые, как стадо чертей,мы наконец-то добрались до последнего адреса. Старинный немецкий домик на тихой улочке, заросший сад, резная дубовая дверь - и на пороге ОНА!!! Тогда, во время первой встречи,я не запомнил ее лица,но это была ОНА!ОНА!ОНА! В коротком голубом халатике,открывавшем длинные, стройные, сильные ноги, с тяжелым узлом светлых волос, с кокетливо оттеняющей сияющие глаза прядкой она была сказочно красива - не по-земному...
Чувствуя,как ноги становятся ватными, я заплетающимся языком объяснил, кто мы и откуда. В ответ - легкая улыбка и приглашающий войти взмах руки. Господи Боже! Я у нее дома!! У Богини, о которой мечтал столько лет!!!
Те полчаса, что мы провели там, пролетели мгновением. Какая, к черту, работа! Я смотрел только на нее, видел только ее и никакая сила в мире не заставила бы меня отвести взгляд! Каждое ее движение, ласковое и летящее, ее голос - мягкий, теплый, убаюкивающий,ее манера разговаривать, слегка наклонив голову и заглядывая в глаза,как будто спрашивая : " А красива ли я?" - восхищали и смущали меня. Видимо, заметив мое состояние и мой взгляд, она неосознанно, как это делают все красивые женщины, когда ими любуются, выпрямила спину, расправила плечи и пару раз прошлась взад-вперед по кухне под каким-то предлогом - не помню уже, каким.А может, и не было никакого предлога - не важно. На каждом шагу полы ее халатика, и так короткого, слегка распахивались, задевая мои колени,почти полностью открывая покрытые золотистым загаром нежные бедра. А запах - этот дурманящий, кружащий голову, щекочущий ноздри запах женского тела... И я должен буду вскоре встать, уйти, и навсегда потерять эту красоту?! Нет, нет и еще раз нет! Но как...
Выйдя из дома, я, как побитая собака, плелся к машине - каждый шаг давался с трудом, сердце рвалось назад, в этот уютный домик, где царствовала Снежная Королева.Хлопнули дверцы, зачихал мотор старенькой "Волги"...
- Мужики, прикройте меня перед начальством. Очень нужно, - я не узнал своего хрипло-молящего голоса.
Мои ремонтники понимающе переглянулись."Ладно уж, беги, прикроем " - пряча в усах улыбку, важно ответил самый пожилой из них - Степаныч, тот самый,которого я чуть ли не каждый день разносил в пух и прах за специфический запах по утрам, лишал премии за постоянные прогулы, и периодически таскал "на ковер" к начальству, грозя увольнением. В тот момент я почти любил их всех, их выкрутасы, за которые каждый понедельник то краснел, то бледнел, обливаясь холодным потом в кабинете у генерального, казались невинными детскими шалостями, и поражался, сколько все-таки доброты в сердце у русского человека - ведь знали, что приехав на базу без меня, нарвутся на нешуточный скандал. То, что я получу по шее на следующий день ( и еще как!), меня нисколько не волновало - впереди у меня было свидание со Снежной Королевой.
Как черт,удирающий от праведника - только каблуки засверкали, я выскочил из машины и помчался к ближайшему магазину, где закупил уйму необязательных, но радующих женское сердце вкусностей - торт, виноград, всякие там апельсины, бананы, вино, сладости. Венчал весь этот не умещавшийся в руках натюрморт, ананас... И,сломя голову - туда, где была ОНА! На каждом шагу сердце выпрыгивало из груди, а в голове одна мысль: "Только бы не ушла! Только бы не ушла!" С букетом роз - чуть ли не в зубах, руки были заняты, я постучал в заветную дверь - нажать кнопку звонка было нечем...
Позже, ночью, когда мы, безмерно уставшие и бесконечно счастливые, лежали на скомканных влажных простынях, и я любовался игрой лунного света на ее прекрасном теле, она неожиданно засмеялась.
- Ты что, - спросил я, недоумевая.
- Вспомнила, как ты все рассыпал - заливисто смеясь, ответила она.
Оказалось, что не нужно было стучать - она ждала. Каким-то непостижимым женским чутьем она видела меня насквозь, и знала, что вернусь...Когда открыла дверь - в лице не дрогнула ни черточка - лишь мягко улыбнулась и сказала: "Проходи". А я, растяпа, трясущимися руками пытался вручить ей этот, прости Господи, розовый веник, и тут с треском начали рваться пакеты - вся эта южная роскошь рассыпалась по полу прихожей.
- Ну ладно, не смейся, - смущенно пробормотал я,чем вызвал новый приступ смеха.
- Мальчик мой, как же ты был смешной и неуклюжий! Как тогда, на вокзале... Господи Боже, она запомнила меня!!! Позднее рассказала, что тогда не затерялась в толпе - завернула за угол и принялась рассматривать - ее удивили моя новая тогда форма синего цвета и беззащитно-усталые глаза...

Она была на пять лет старше меня, наполовину немка, наполовину латышка, чуть выше ростом - крупная, но изящная и женственная блондинка, с холодными, мраморными чертами лица и золотистой кожей. При взгляде на нее вспоминались статуи римских патрицианок с их резкой, тяжелой красотой. И сапфировые глаза - в них можно было купаться, утонуть в их омуте и не возвращаться. Меня непреодолимо тянуло к ней - как магнитом, она была центром моего существования и смыслом моей жизни, которая теперь стала лишь ожиданием вечера. Каждое ее движение, даже маленький шажочек, полуоборот головы, взмах руки пробуждали во мне дикое, непобедимое желание - неважно где, неважно как, в постели, на полу, в ванной, на кухне...Безумное эротическое головокружение, захватившее нас обоих. Мы сжигали друг друга на медленном, мучительном, но сладостном огне, мы пожирали друг друга - и никак не могли насытится.

Однажды приступ страсти застал нас в ванной. Она прижалась спиной к стене, подняла руки, судорожно схватив оставшееся от немцев железное кольцо для полотенец, а я ,взяв на руки ее бедра, раз за разом бешено входил в нее, чувствуя , как туго сжимается ее плоть, как в ней с каждым движением просыпается то же, что и во мне - древнее, кровавое, беспощадное, красные волчьи огоньки в глазах, перекошенный в сладострастном крике рот, сумасшедшее желание обладать, растворить в себе и одновременно - раствориться в своей любимой, став ее частью...Потом она тихонько плакала и улыбалась, прижавшись щекой к холодному кафелю, а я в изнеможении опустился на колени и стал целовать лоно, бедра, колени, лодыжки, ловя губами дрожь каждой клеточки ее тела, и снова поднимался вверх, обжигая язык ее соленым соком, глубоко вдыхая щекочущий запах нежной плоти, чувствуя бархатную прохладу ее кожи на щеках. Трудно передать словами, что я чувствовал тогда - был одновременно и крохотной песчинкой, и вселенной, могучим властелином и покорным рабом, диким хищником и комнатным зверьком. Очнулся, лишь ощутив на затылке тепло ее руки. Она нежно поглаживала меня, и от этой едва уловимой ласки теперь дрожал я - как будто искры пробегали по позвоночнику, заставляя тело изгибаться в сладостных судорогах...

А каким наслаждением было проснуться раньше ее и смотреть, как она тихонько спит рядом, по-детски сложив ладошки под щекой! Хотите верьте, хотите нет, но сердце буквально разрывалось от мучительной нежности,мгновенно переполнявшей меня при виде этого - настолько трогательного, что иногда плакал - так мне хотелось окутать ее этой моей нежностью, как покрывалом, взять на руки, и унести - далеко-далеко, туда, где все счастливы...Потом - легкий вздох пробуждения, ее рука у меня на затылке, обжигающий поцелуй, от которого все вокруг затягивалось золотистым туманом. А с каким удовольствие я одевал на ее изящные ножки смешные тапочки в виде плюшевых лохматых барбосов, дружелюбно высунувших розовые языки - одевал, целуя каждый пальчик, и не мог оторваться. Ах, Снежная Королева, где же ты теперь...
Олаф Рейрикссон
16 марта 2007, 12:06
СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
Часть 2. Раб королевы



Многие рассказы, посвященные фемдому, пишутся по одной схеме: "он провинился - она приказала ему раздеться - он разделся - ему стало стыдно - краска стыда взошла на щеки - она его наказала - он испытал облегчение - она получила удовольствие". Все. Занавес. Так вот, ни разу мне не было стыдно, и ничего на уровень щек у меня не всходило, разве что где-то на полметра ниже - о деталях умолчу. Да, смущался, да, стеснялся, но никогда не стыдился, и даже если все тело трясла мелкая дрожь, то не от стыда, а от вожделенного прикосновения к сладостному и запретному...

Странной она была, моя Снежная Королева. Иногда, проснувшись часа в два-три ночи, тихонько шла на кухню, и коротала там время до утра, куря и наслаждаясь крепко заваренным зеленым чаем. Однажды не вытерпел - разобрало любопытство, тайком прокрался к кухонной двери, и заглянул в щелку. Я полагал, что Королева не спит из-за бизнеса ( у нее была небольшая фирма), обдумывая, как и что сделать, но увидел совсем другое - она плакала. Господи, на лице была написана такая мука - распахнув дверь, я кинулся обнимать ее, но меня остановила оглушительная затрещина, и надсадный, не ее крик: "Пошел вон с кухни, дрянь! Не лезь ко мне!". Недоумевая, поплелся обратно в спальню, и тут она остановила меня.
- Стой! - я остановился, и обернувшись, сделал шаг к ней...
- Нет,стой где стоишь! - я не узнавал ее голос, резкий и обжигающий.
Что ж, пришлось сделать так, как она приказала - встал, скрестив руки на груди.
Такой я Королеву еще не видел - румянец на щеках, ноздри раздуваются настороженно и зло, а глаза превратились в два заледеневших языка сапфирового пламени.
- Руки опусти!
Не в силах вытерпеть напор ее глаз, я опустил руки и повернул голову к окну, встав почти по-стойке "равняйсь", как солдат на плацу, кожей ощущая ее обжигающий взгляд. Странное было ощущение - стоять так совершенно голым перед женщиной.
- Хорош! Нечего сказать,хорош! - Королева рассматривала меня таким взглядом,как будто просвечивала рентгеном насквозь.
- Кто дал тебе право следить за мной!
Она по-чужому, тяжело поднялась с табуретки, и подошла ко мне.
- Кто дал тебе право следить за мной, гаденыш!
Возразить на это было нечего, хотя следить за ней и в мыслях не было - думал, что она нервничает из-за работы и просто хотел обнять и успокойть ее, как-то уговорить лечь спать, ведь завтра всем на работу. Да и как тут возразить - боялся сказать что-нибудь не так, чтобы не вызвать очередную вспышку гнева, поэтому решил промолчать...
Она резким, хищным движением схватила меня за ухо, завернула его так, что я непроизвольно взвыл от резкой боли, и потащила в спальню. "Господи, как мальчишку!"-подумал я тогда,нелепо подпрыгивая вслед за неумолимой рукой с чувством, что ухо вот-вот оторвется.Спальня.Резкий рывок, и я упал на постель...
- Не сметь! Не сметь! Не сметь! - каждое слово будто придавливало меня к постели.Хлопнула дверь - я остался наедине с тишиной...
Первыми чувствами были обида и непонимание - за что? Что я такого сделал? Чем вызвал такую яростную вспышку? Это сейчас понимаю - подсознательно ждал, что это случится, и даже хотел этого, а тогда, весь надувшийся от жалости к себе, обиженно отвернулся к стене и уснул. Проснулся около пяти утра - Королева не по-женски грубо и сильно ощупывала меня. Странное ощущение - иногда хотелось хоть на короткое время стать женщиной, чтобы узнать, понять чувства, ощущения, внутренний мир этих загадочных существ, так похожих и так не похожих на нас. А тут - на тебе, ощущай...
- Не шевелись! - обжег горячий шепот, когда я дернулся от болезненного щипка за ягодицу.
Королева встала, подошла к шкафу, и что-то оттуда достала - в темноте я не разобрал, что.
- Повернись на живот,- я повернулся и почувствовал, как она неожиданно умело связала мне руки за спиной. Этим чем-то были два широких плотных матерчатых пояса - один для рук, вторым она завязала мне глаза...
Стоит ли рассказывать в подробностях о том, что было после? Она форменным образом меня изнасиловала.Повторюсь - это было странное, но очень приятное чувство - быть игрушкой в руках любимой, чувствовать на своем теле ее руки, то необыкновенно ласковые и нежные, то грубые и по-мужски сильные, причиняющие нешуточную боль - там ,где твое тело не откликалось на ласку...


Встречались мы с Королевой каждый вечер, кроме субботы и воскресенья - я подарил ей крошечный "Опель-Кадет", и каждые будни она забирала меня с работы. Было очень приятно, услышав в трубке телефона ее мягкий, чуточку капризный голос: "Мальчик мой, я тебя жду, давай быстрее", тут же забыть о работе, поспешно собраться и - к моей Богине. Случай на кухне довольно быстро забылся, обида ( от непонимания!) прошла, и снова каждый вечер, перепрыгивая через ступеньки, бежал к своей любимой в радостном ожидании вечера (и ночи). Я не только любил ее, я безумно гордился своей прекрасной подругой, ловя на себе завистливые взгляды проходящих мимо мужчин.
Но "календарная" избирательность Королевы меня удивляла и немного обижала. Не понимал, почему мы не можем встретиться на выходных - отдыхать, гулять, радоваться друг другу, заниматься любовью, черт возьми...Господи, да чего только не могут придумать на выходные два близких человека...В ответ на мои вопросы она лишь загадочно улыбалась и покачивала головой. Однажды решился - формального запрета на мои визит в выходные не было, вот и свалился, как снег на голову. Честно говоря, думал, что, она встречается с кем-то еще, и даже как-то устроил ей сцену ревности - она лишь рассмеялась в ответ.
Вот и заветная резная дверь. Позвонил.
- Что ты здесь делаешь? - тон был резок и неприветлив.
- Ты не запрещала мне приехать,- ответил я полувопросом, полуутверждением. Она внимательно посмотрела на меня, обняла, поцеловала, и, мягко подтолкнув в сторону калитки, сказала :"Поезжай домой.Очень скоро все узнаешь сам". Кстати, это "очень скоро" наступило через пару недель. А пока - опять обиженный и недоумевающий, я ехал домой и отчаянно злился, называя ее в душе стервой, гадюкой, заразой, занозой, и еще всяко разно...

Небольшое отступление. В домике за резной дверью жила не только Королева - с ней жили ее дочь и сводная сестра, погодки(!), одной тогда было 13, другой 14 лет. Очень милые девчушки, послушные и тихие. Конечно, они озорничали, играя в саду, откуда постоянно доносились их восторженные визги, но дома они сразу становились тихонями - стоило им чуть-чуть шумнуть, Королева внимательно смотрела на них, и девчонки, залившись краской, моментально затихали. Не стану называть их имена - девочки стали взрослыми девушками и наверняка имеют свои семьи, а то и своих детей. Но одно меня в них очень удивляло - в наше "свободное" время они очень уважали и боялись Королеву. Ее слово было для них законом, и самым страшным для них было - ослушаться.

Предполагал ли я тогда, что в скором времени моя жизнь круто изменится? Неосознанно - да. Хотел ли, чтобы она изменилась именно так? Неосознанно - да. Однажды, спустившись в подвал за какой-то мелочью - не помню, я обнаружил там небольшой закуток - сухой, чистый, с небольшим зарешеченным окошком. В углу комнатки сиротливо притулилась детская пластмассовая ванночка - в таких купают маленьких детей. Однако вместо радостно орущего карапуза в ней плавали десятка два ивовых прутьев. "Эге, знакомые дела" - подумал я тогда, сунув палец в воду и лизнув его - соль обожгла язык. Уж кому-кому, а мне,перепробовавшем стараниями матери и сестры на своем заду все кустарники вокруг дома, все это было до боли (в буквальном смысле слова) знакомо. Незнакомыми были лишь три металлических кольца - одно в потолке, два в противоположных стенах. Видимо, подсознательно я тогда уже начинал понимать, в чем тут дело, внезапные вспышки гнева Королевы, ее приступы жестокости по отношению ко мне (тогда это казалось мне жестокостью) постепенно складывались в более-менее ясную картину. Чего стоил, допустим, случай в бане...
Мать моей Королевы жила в небольшом городке в получасе езды от Калининграда. Собственный домик, роскошный сад, в котором не росли, пожалуй, только бананы, и баня - настоящая русская баня. Однажды Королева изменила своему правилу - отдыхать от меня по выходным, и мы с ней поехали туда. Встретили меня поначалу не очень приветливо - я слышал, как она что-то сердито шептала дочери, искоса поглядывая в мою сторону. Но после разговора успокоилась, накрыла на стол, а после обеда отправила нас с Королевой в жарко натопленную баню. Ох, какое это было блаженство! А потом, в предбаннике...! Казалось, что стал легким, как пушинка, подует ветерок - и унесет. Нас с Королевой снабдили полотенцами, и каждому дали по огромных размеров бесформенному фланелевому балахону - чтобы не простыли после парилки. Подозреваю, что это была чья-то застиранная до потери цвета ночная рубашка, но в каких краях водятся женщины ТАКИХ размеров - не знаю до сих пор. Ну вот, придя в себя в предбаннике, я встал, чтобы натянуть этот нелепый балахон, и тут - резкий свист, и дикая боль в ягодицах. Подпрыгнув от неожиданности, я инстинктивно перекрутился, чтобы посмотреть, что за зверь ужалил меня в казенную часть, а увидел Королеву - она смотрела на меня также, как тогда, на кухне, а в руке держала свитую из трех проводов плеть - ее след как раз сейчас набухал на мне, и несколько капель крови скользили вниз по ногам...
- Ты что? - ошарашенно спросил я, машинально прижав руки к заду.
- Ох,мальчик мой, твоей бы задницей орехи колоть, - она засмеялась, глаза подернулись дымкой, подошла ко мне и... Да, на полу в предбаннике! Помню, как зажимал ей рот - не дай Бог мать услышит, стыда перед ней не оберешься, а она, смеясь, отбрасывала мою руку...
(Училище хоть и летное, но строевыми наземными командирами у нас были десантники - здоровенные бугаи, патологически любившие разнообразные физические нагрузки. Сложилась даже ироничная поговорка - "курсант должен стрелять как ковбой и бегать как его лошадь". Поэтому каждое утро на протяжении всех четырех лет начиналось с трехкилометрового кросса, а в увольнение ходили через пятикилометровую полосу препятствий, в конце которой стоял этот латентный садюга и, ехидно ухмыляясь, размахивал увольнительными. Поэтому за четыре года мышцы ног, и те, что "пониже спины", стали...очень выпуклыми.)

В ту пятницу ничего не предвещало беды. Отработав свои восемь часов, я дожидался звонка Королевы, радостно предвкушая встречу. И тут... Влетела бледная, растрепанная шефиня :"Бегом к генеральному.Труп." Случилось то, чего я больше всего боялся. Дело даже не в том, кто прав, кто виноват. Пока разберутся, пока определят, что в действительности произошло - пройдет время, а это - расследование, нервы, постоянное ощущение вины - у всех. Залетев вслед за ней в кабинет, увидел - лица были, покойников в гроб краше кладут. Бледные, натянутые, озлобленные. Накурено - хоть топор вешай, и ругань - кто виноват. Слава Богу, это был не мой участок, но из всех ремонтников "среднего звена" на работе оставался к тому времени только я один - пришлось ехать...

Угар - штука очень коварная. Человек не чувствует отравления - просто засыпает, и от него не защищают даже обычные противогазы - нужны специальные, изолирующие. Так и эта девчонка - заснула в ванне и проснулась только перед смертью. Выдернула пробку, а сил выбраться из ванны и доползти до двери уже не хватило. Так и лежала - запрокинув голову, красивая, беззащитная, а в глазах - предсмертный ужас. Отводя глаза, я взял ее на руки и вынес из ванной. Тело было еще теплым, "скорая" минут двадцать пыталась ее реанимировать - бесполезно. Санитары - здоровые мужики, повидавшие на своем веку немало смертей - и те плакали, до того было жалко девушку...

В тот вечер напился почти до бесчувствия - отчаянно жалел эту девчонку, ей бы жить да детишек рожать, а тут...Думал, смогу забыть, но с каждым глотком все отчетливее виделись ее глаза. А потом в памяти всплыла другая девочка - та, которую за семь лет до того своими руками похоронил на Кавказе. Маленькая, худенькая - ей было не больше пяти лет, лежала в одних грязных трусиках - одежду сорвало взрывом, прижимая к груди дешевенькую китайскую куклу с оторванной ногой. И сама была как эта "барби" - изломанная войной кукла, закрывшая своим телом игрушку...Когда я ее увидел, мне показалось, что обрушилось небо - чувствуя,как под шлемофоном шевелятся волосы, глотая слезы, проклиная все и вся на свете, раздирая в кровь руки, я выкопал небольшую могилу. Обрывком телефонного провода связал крестом две ветки, воткнул в изголовье, а на холмик положил ее куклу. Пусть меня простят, если сделал что-то неправильно, я тогда не думал об обычаях - только о том, что у этого маленького человечка обязательно должен быть последний дом...

Мужики отвезли меня к Снежной Королеве.Увидев меня, пьяного, бормочущего какой-то бессвязный бред, она хотела прогнать, но в тот момент никого ближе и роднее, чем она, не было - не стесняясь глазевших ребят, по-детски уткнулся ей в колени, и тут прорвало - захлебываясь рыданиями, выложил ей все, чувствуя, как Королева машинально гладит меня по голове.
- Ладно, пойдем, - она взяла меня под руку и отвела в подвал, в тот самый чуланчик с розгами. Я сел на пол, она вышла, и, вернувшись через полминуты, бросила на пол матрас.
- Сегодня будешь спать здесь, и постарайся успокоиться...
Последнее, что услышал ,засыпая - как Снежная Королева заперла дверь каморки на замок. Впрочем, мне уже было все равно...

Проснулся довольно поздно - около полудня, с непривычным ощущением скованности во всем теле. Когда окончательно пришел в себя, удивился - ложился спать, не раздеваясь - только снял куртку, а теперь на мне была только футболка, и ничего больше. Одежды нигде не было. И - не знаю, как их правильно назвать, колодки, что-ли - полуметровые стальные стержни, довольно толстые, на каждом конце - по металлическому браслету с замком, которые теперь красовались у меня на запястьях и лодыжках, не очень прилично раздвигая ноги. Подергавшись в надежде освободиться, и поняв, что бесполезно, решил для себя, что это очередная шутка моей Богини, и стал ждать...
Скрипнул замок, распахнулась дверь и вошла Королева, неся что-то в руке.
- Вижу, что проснулся.Встань, - сказала она ровным, мягким, но сильным, не терпящим возражений тоном. Коряво встал, сконфуженно улыбаясь от довольно унизительной ситуации. В середине металлического стержня тех колодок, что на руках, было приделано кольцо . Снежная Королева привязала к этому кольцу веревку, другой конец которой пропустила через кольцо в потолке, и неожиданно дернула - руки поднялись вверх. Привязав веревку к кольцу в стене, она задрала мне футболку до подмышек, стянув ее узлом на спине, и встала сзади. Шорох. Я посмотрел через плечо - Господи Боже, у нее в руках была та самая плеть из телефонного провода. Она будет меня сечь!!! От страха я взмолился: "Любимая, не надо, не надо, прости, ну пожалуйста, прости, я так не буду больше", думая, что Королева хочет меня таким образом наказать за вчерашнюю пьянку. Каким же наивным и задавленным я был - так моя любимая спасала меня от другой,душевной боли. Но тогда я этого не понимал...
Свистнула плеть - зад как кипятком обжгло, я инстинктивно сжал ягодицы, со страхом ожидая следующего удара. Недолго ждал. Услышав свист, крутнулся, пытаясь избежать удара - зря. Кончик плети попал в складку между ягодицей и ногой. Такой боли я не испытывал никогда - от нее перехватило дыхание. Еще удар. Господи, как больно... Удар. Королева секла как машина - равномерно, не обращая внимания на мои попытки увернуться и стоны. Свист. Удар. Не успела еще схлынуть боль от предыдущего, как его уже догонял следующий. Свист. Удар. Еще удар. Перед глазами все плыло, в голове - багровый туман. Удар. Какая, к черту, мужская гордость - после пятого или шестого удара я заорал не своим голосом, чтобы перестала...Удар. Я подпрыгнул, не переставая кричать, не переставая умолять, чтобы Королева остановилась - хоть на минуточку, хоть на секундочку...Удар.Господи, какая мука...Удар. Ноги подкашивались - я повис на этом кольце...Удар. Уже не чувствую ягодиц - они стали чем-то чужим... Удар. Удар. Удар...
Когда ягодицы перестали воспринимать боль, плеть Королевы перешла на спину - и снова дикая, режущая боль, тщетные попытки увернуться, и опять боль. Она как будто стала частью меня, заставляя забыть все, кроме нее самой - восхитительного огненного цветка, проросшего в моем теле. Я уже почти терял сознание, уже не кричал - надсадно хрипел, не пытаясь уворачиваться... И тут вдруг увидел себя со стороны - исполосованное кровавыми рубцами тело, бессильно повисшее в путах, хрипло стонущее каким-то чужим, не моим голосом...
Последний удар был самым страшным. Казалось, Снежная Королева вложила в него всю силу - мне показалось, что умираю...И тогда я закричал. Закричал не как человек - как зверь, раздирая в этом зверином крике рот, чувствуя, как с этим криком из меня уходит та боль, с которой я жил все эти годы...
Пришел в себя уже лежа на матрасе. Колодки еще были на руках и ногах, а Королева... Она стояла около меня на коленях и смотрела - в глаза.
- Для моих девочек самое страшное наказание - вот так, стоя.Единственная разница - я секу их только розгами. А с тобой... Я не психолог, но клин вышибают клином...
Королева ушла. Я тихонько лежал, не в силах пошевелиться. Все тело саднило, кружилась голова, в ушах звенело. Не знаю, сколько времени я так прошло - похоже, даже несколько раз впадал в забытье. Очнулся от того, что почувствовал, как легкие детские ручонки снимают с меня колодки.Господи, я же совсем голый! Как же так?! Сжался в комок, и посмотрел на девчонок, ожидая услышать их насмешки при виде раздетого высеченного мужчины - но я ошибся. Ни тени издевки не было в их глазах - только теплота и недетское понимание. И слезы.
- Мама велела тебе подняться в спальню.
Держась одной рукой за стену, другой прикрывая низ живота, я на ватных ногах доковылял до спальни Богини. Шторы задернуты, в спальне - полумрак, она полулежит на подушках и внимательно смотрит на меня.
- Мальчик мой, подойди ко мне и встань на колени, - я повиновался.
- Я очень долго думала, что же мне с тобой делать. Был даже момент, когда хотела прекратить наши отношения. Но когда убедилась, что ты искренне любишь меня, то решила принять в семью. Для окружающих мы будем влюбленной парой, для моих девочек ты будешь старшим братом (понятно, почему они не смеялись - они знали, что так будет, что таковы правила Королевы), а для меня и, может быть, еще для пары человек - пока не знаю - ты будешь рабом. А теперь иди ко мне, - она протянула руки и зовуще приоткрыла рот для поцелуя...
Почему я тогда не возмутился и не возразил? На самом деле я уже был рабом этой красавицы - в душе. Она всего лишь произнесла вслух то, что уже давно произошло, и что оба поняли и приняли для себя...
А что касается суббот и воскресений - все объясняется очень просто. По этим дням она наказывала девчонок. Причем в субботу она разбирала с ними провинности, а в воскресенье "раздавала слонов". Однажды спросил, почему не сразу - она ответила, что пусть денек помучаются, ожидая порки, и хорошенько задумаются над тем, за что их высекут, и как сделать так, чтобы следующий раз этого не было.

Любила ли она меня - не знаю до сих пор. Может быть, я был для нее просто удобен - это не важно. Я любил ее! Я купался в этой любви, расплачиваясь за право быть рядом с Королевой своей кажущейся,ненужной,бесполезной свободой, и впервые был свободен по-настоящему!

Я стал рабом Снежной Королевы...
Олаф Рейрикссон
16 марта 2007, 12:09
СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
Часть 3. Раб королевы. Продолжение



Я стал рабом Снежной Королевы. Для всех окружающих, кроме двух женщин - о них расскажу потом, мы были просто влюбленными - два одиночества, наконец-то нашедшие друг друга. Однако для тех, кто узнавал нашу пару получше, она казалось странной - лоскутное одеяло, небрежно сшитое из осколков прошлого и надежд на будущее...

Обучение началось с того, что Снежная Королева...отлучила меня от себя. Нет, мы по-прежнему встречались (теперь уже каждый день), она по-прежнему заезжала за мной, но внезапно стала очень холодна. Понимая, что я теперь всего лишь раб, не пытался лезть с объятиями и поцелуями, но даже попытки заговорить с ней заканчивались тем, что она с силой отталкивала меня.Вспоминала она обо мне только утром - отдавала мне одежду, чтобы шел на работу, и вечером - когда забирала ее и вела в душ, где под ее внимательным взглядом я мылся. Даже там она не произносила ни слова, только показывала пальчиком, где нужно получше тереть мочалкой. Потом выдавала мне длинную футболку и отправляла спать под замок - в ту самую каморку на тот самый матрас.

Почему я не сбежал тогда, хотя иногда такое желание возникало? Ведь понимал, что теперь все по-другому, прошлого не вернуть, и причина ее холодности - во мне, в том, что я что-то неправильно делаю, не так, как хотела бы моя Богиня. Понимал и то, что молчаливо согласившись с тем, что Королева назвала меня своим рабом, обрек себя на тяжелую жизнь... Не мог я уйти. Не мог. Любовь к Королеве удерживала меня возле ее ног крепче любых цепей, и для меня было немыслимым все сломать, тем более, что в глубине души жила надежда, что счастье вернется - пусть оно будет выглядеть по-другому.

По ночам, ворочаясь в каморке на матрасе, долго не засыпал, думая о том, чего ждет Снежная Королева. Так прошло недели две, пока в одно по-настоящему прекрасное утро я не проснулся с ощущением, что нашел ответ. Я был рабом Королевы - и внутри себя и в жизни, но поступал, думал и разговаривал по-прежнему. Вот оно! Забудь все, что было раньше, отбрось старые привычки, не думай о том, кем ты был - это все не имеет никакого значения! Даже ты сам теперь не значишь ничего...
Даже наши с Королевой прежние отношения выглядели теперь совершенно иначе. Вспоминая все, я понимал, как часто был жесток и эгоистичен по отношению к ней в мелочах, и насколько она оказалась благородна, мудра и терпелива, позволив мне остаться у ее ног в качестве раба. Господи, какой же я был осел...

В тот вечер,вернувшись домой вместе с Королевой - по дороге прокручивал в голове все, что читал или смотрел по видео о Теме (редкость в середине-конце 90-х), не стал пытаться разговаривать с ней - просто опустился на колени, не обращая внимания на стоявших рядом девчонок. Королева села рядом на банкетку.
- Чего стоишь бестолку. Сапоги сними,- я украдкой взглянул на нее - голос был суров, но глаза...Ах, эти сапфировые глаза - они сияли, столько в них было радости. А у меня внутри все пело - она заговорила со мной!!! Надо ли описывать, как я поспешил выполнить этот ее по-сути первый приказ - пусть немного неуклюже, но радостно.
- Госпожа!- я стоял на коленях, глядя на нее снизу-вверх. Королева посмотрела на меня и улыбнулась.
- Госпожа, разреши приготовить...разрешите приготовить Вам ужин,- попросил я, втайне надеясь, что Королева не обратит внимания на мою оговорку, и отчаянно боясь упустить ту ниточку, которая только что протянулась между нами.
- Мальчик мой, я очень довольна! - Королева погладила меня по голове и слегка стукнула по затылку.
- Бегом на кухню!.
Пожалуй, в тот вечер я бы выиграл чемпионат мира среди официантов. Душа пела, я носился по кухне, как угорелый, умудрившись минут за десять накрыть приличный стол. Королева села ужинать, а я стоял рядом, тихо млея от счастья. Нашел, нашел, вот оно, то самое!!! Не упустил!!!
Закончив ужинать, Королева сказала мне: "Малыш, ешь, потом ко мне в спальню". И ушла. Есть мне не хотелось - эмоциональный всплеск прошел, да и надышался разными вкусностями, пока трясущимися от возбуждения руками нарезал ветчину и готовил салат. Для виду поковырявшись в тарелке минут десять, я сложил посуду в мойку и подошел к заветной двери.Постучал.
- Да, малыш, заходи,- я не зашел - влетел туда...
- Что такое? - ее брови недоуменно поднялись. Поняв свою ошибку и покраснев, я поспешно встал на колени и пробормотал что-то вроде: "Простите, Госпожа".
- Вот так-то лучше. Не забывайся, - она шутливо дернула меня за ухо.
Мы очень долго разговаривали в тот вечер. Стоя на коленях, рассказал ей подробно о своих догадках - ее лицо сохраняло невозмутимость, она не меняла позы - полулежала как отдыхающая львица, обложившись подушками, внимательно смотрела на меня. Но глаза выдавали ...
- Ну что ж,малыш - ты все правильно понял, - она старалась говорить важно, даже торжественно, но голос подрагивал от сдерживаемых эмоций, и это снова была ОНА - моя любимая.
- Конечно, еще многое нужно исправлять, но сегодня ты молодец. Я рада, рада за тебя, рада за себя. Очень рада! А вот за то, что ты такой тугодум, целых две недели соображал, чего я хочу, в воскресенье будешь хорошенько высечен. И запомни на будущее - старайся быстрее соображать и догадываться, чего я жду, без напоминаний! А теперь марш мыться и спать в подвал! - закончила она разговор.
Последнее можно было и не уточнять - и так все ясно...

До воскресенья оставалось еще четыре дня, за которые я умудрился провиниться еще несколько раз, выполняя разнообразные приказы. В итоге, был не просто "хорошенько", а очень и очень сильно высечен. Накануне она около часа обсуждала мои провинности, расхаживая из угла в угол спальни, а я стоял на коленях и поражался тому, насколько Королева наблюдательна - не упустила ничего.
- Ну, что ты можешь сказать в свое оправдание? - спросила она, закончив перечисление моих грехов. Возразить было нечего, разве что многие вещи, о которых она говорила, казались мне тогда сущими пустяками - о чем и поспешил радостно ляпнуть.
- Нет! Нет мелочей! - ее голос поднялся почти до крика - Для тебя теперь нет мелочей! Во всех, как ты говоришь,мелочах - ты сам! А за глупую свою дерзость получишь еще двадцать!.
Так я получил первый урок послушания - не оправдывайся, хуже будет. Госпожа права всегда!

Вот и воскресенье. Врать не буду - порки я боялся, вспоминая плеть Королевы. Но любопытство пересиливало, и я разглядывал девчонок - те в одних ночнушках и тапочках, еле-еле сдерживая слезы, тоскливо слонялись по кухне. Хлопнула дверь ванной, раздались легкие шаги, и в кухню вошла Снежная Королева в своем коротеньком голубом халатике, игриво покачивая бедрами. Завидев ее, девчонки опустили головы и задрожали всем телом. Я встал и тоже опустил глаза, но продолжал исподтишка рассматривать любимую. Боже, как она была хороша - румянец на щеках, глаза искрятся, капельки воды в волосах после душа искрились бриллиантами. Она внимательно посмотрела на каждого, постояла минутку в задумчивости, потом, повернувшись к сестре, сказала голосом, которого я от нее еще никогда не слышал - низким, тягучим, медовым :" Пойдем, милая". Девчонка затряслась, как сломанный вентилятор, слезы непроизвольно покатились из глаз (хотя Королева категорически запрещала плакать "авансом", до наказания) и на негнущихся ногах походкой деревянной куклы засеменила за ней. Дверь в кухню закрылась. Тишина.
Толстые стены, сработанные немецкими мастерами еще в позапрошлом веке, не пропускали звуков, поэтому, сидя на кухне, мы почти ничего не слышали - лишь изредка доносились отдельные вскрики. Я посмотрел на вторую девчонку - бледная, как мел, она в бессилии заламывала руки, и уже не могла сдержать слез - они катились ручьем из ее покрасневших глаз...
Вошла Королева, подталкивая в спину сестру - девочка рыдала, со стоном произнося раз за разом одно и то же: "Пожалуйста, прости! Ну пожалуйста, прости, я так никогда больше не буду! Ну пожалуйста!". Снежная Королева обняла ее, прижав к себе, поцеловала, и тихо ответила: " Я знаю, зайчик". Потом усадила ее на табуретку, ласково погладила по спине и добавила: "Отдохни и успокойся".
Наступила очередь дочери. И снова та же картина, только на этот раз Королева не произнесла не слова - загипнотизированная ее взглядом, девчонка покорно пошла вслед за ней, как кролик за удавом...
в этот раз дверь на кухню не была плотно прикрыта, и звуки из подвала слышались отчетливее - вскрики, когда розга обжигала нежное девичье тело, и голос Королевы - порку она сопровождала словесным внушением. Странно, но мне тогда показалось, что в доме царит мертвая тишина - я явственно слышал тикание старинных часов в спальне Королевы. А может. это пульсировала кровь в висках. Или все было игрой моего воображения - не знаю...
Заслышав шаги на лестнице, ведущей из подвала, я встал с табуретки. Ну вот и моя очередь. Обняв и приласкав дочь, Королева подошла ко мне.
- Повернись, и руки назад- голос был все тот же, медовый, тающий. Я повернулся, скрестив руки за спиной, и почувствовал, как веревка врезается в запястья. Девчонки удивленно смотрели на нас - такого в их жизни еще не было. Положив мне руку на шею, Снежная Королева подтолкнула в направлении двери, ведущей в подвал...
Спускаясь по лестнице, я почувствовал себя очень странно. Все тело как будто наполнилось горячим газом и стало чужим и непослушным - но не от страха. Это было что-то другое, еще неведомое мне. Слегка кружилась голова, а перед глазами стоял багровый туман. В затуманенной голове хаотично кружились обрывки мыслей. Не было ни желания, ни сил шевелиться, а уж сопротивляться - тем более. Окружающее не воспринималось, как реальность, реальна была только рука Снежной Королевы, ласково лежавшая на моей шее. Издалека донесся скрип закрываемой двери. Рука любимой подтолкнула меня, и в себя я пришел уже стоящим на коленях перед массивным табуретом, который обычно стоял рядом с каморкой, в кладовке. Рука Королевы пригнула мою голову вниз, я неожиданно для себя я ощутил прохладу ее бедер на своих щеках. Боже, как это было восхитительно! С одной стороны - изысканнейшая ласка, с другой - резкая, жгучая боль. Секла Королева умело, удар следовал за ударом, каждый следующий догонял предыдущий, заставляя все тело дрожать и извиваться. Я не видел взмахов ее руки - смотрел вниз, на ее изумительные ноги, но по игре мышц догадывался, что сейчас будет удар. Боль от первых была ужасна, я кричал, извиваясь всем телом, пытаясь прикрыть связанными руками горящий зад, но Королева, взяв свободной рукой за конец веревки, стягивавшей запястья, прекратила эти попытки, и продолжала с равномерностью машины украшать его рубцами. Постепенно боль перестала восприниматься так остро, притупилась, и сквозь слезный туман я любовался ее ногами - совершеннейшим творением природы, ощущая, как ее бедра то сильнее сдавливают мне голову, то слегка отпускают ее. Запах женской плоти остро щекотал ноздри, пробуждая воспоминания о временах, когда мы были просто любовниками...А ее голос, с оттенком печали выговаривавший мне за провинности, просто царил в этой каморке. От него было невозможно укрыться - он был везде. Он проникал в меня, становясь частью сознания, вбивая в него несложные, но такие трудные правила...Он то ласкал бархатным шепотом, то обжигал ударом кнута, когда Королева кричала от негодования...
Сколько времени продолжалась эта восхитительная пытка - я не знаю. Время перестало существовать для меня. Перед глазами стояло поле красной травы, по которому стремглав мчались темно-багровые кони, с каждым ударом розги ускорявшие свой галоп...
Рука Королевы, слегка сжавшая шею, вернула меня в привычный мир. Обняв меня, она помогла подняться.
- Иди за мной! - голос ее был ласковым и теплым. Хотя правильнее было бы сказать, что весь короткий путь до спальни Королевы она то подталкивала меня, то тащила за собой, настолько я был опустошен.
Вот и спальня, чьи стены столько раз отражали наши сладостные крики. Слегка подтолкнув, Королева уложила меня на постель, заботливо накрыла одеялом, но рук не развязала.
- Отдохни, малыш. - и ушла, осторожно прикрыв за собой дверь.
Я лежал, впервые за долгие недели наслаждаясь чувством уюта и комфорта, вдыхая запах волос Королевы. Вскоре она вернулась, неся что-то в руках. Приподняв меня за плечи, Королева подложила под спину еще несколько подушек, так что теперь я не лежал - полусидел со связанными сзади руками. Она обошла кровать, и, встав у меня за спиной, неожиданно резко и сильно за волосы нагнула мою голову к груди, а потом откинула назад. Я услышал, как что-то щелкнуло и ощутил холод на шее.
- Что это? - неволно вырвалось у меня. Королева рассмеялась.
- Это, мой мальчик, самое главное и самое ценное твое приобретение в жизни - ошейник раба!
Была ли она жестока со мной, моя Королева? Нет! Она всего лишь давала мне то, чего давно желал я, и дарила сама себе то, чего давно желала она...

Снежная Королева надела на меня свой ошейник. Господи, да что же это такое!!! Что она делает?!!...Легкий металлический щелчок навсегда отгородил меня от привычного мира, проведя незримую черту между прошлым и будущим. Мне бы радоваться тому, что сбылась моя мечта, что лежу в постели Королевы и что она собирается вовсю попользоваться моим телом ради своего (да и моего, чего греха таить) удовольствия, но я плакал. Плакал от страшной тяжести на сердце, от острой боли умиравшего сейчас во мне маленького белокурого мальчика, от вырванного с кровью куска моей души - прошлого. В глазах рябило, в висках стучала кровь, и я откуда-то издалека услышал свою мольбу...
- Сними.Ну пожалуйста,любимая,сними!...

Тишина. Мягкие руки Королевы нежно проводят по моему лицу полотенцем,вытирая капельки пота - потеряв счет времени, я бешено крутился на постели, силясь развязать руки и сорвать с шеи эту полоску металла. Потом, обессилев, уткнулся лицом в подушку и заплакал. Все это время Королева стояла, прислонившись к стене, смотрела на меня с загадочной полуулыбкой, но не шевелилась, как бы я ни умолял ее снять эту унизительную награду. И только когда перестал извиваться, подошла ко мне. Сильные ласковые руки повернули мою голову, сапфировые глаза с огромными зрачками впились в мои, и я услышал тихий шепот.
- А ты думал, рабом быть легко?...
Снежная Королева обожгла своими губами мои - сильно, до боли, и я, несмотря на пережитый шок, внезапно почувствовал невероятной силы возбуждение - такого, какого не ощущал никогда. Королева, оседлав мою плоть сверху, взявшись обеими руками за кольцо ошейника, принялась ритмично двигаться, подминая меня под себя, сопровождая каждое движение животными стонами. Она по-прежнему пристально смотрела мне в глаза, а я не в силах был отвести свои - ее огромные зрачки гипнотизировали, подчиняли, растворяли в себе, заставляя тело двигаться в том же древнем, извечном ритме торжествующей плоти. Я уже был не я - всего лишь крохотная частичка завоевавшей меня Богини. Окружающий мир перестал существовать, мне было абсолютно наплевать, что наши звериные крики могут услышать, мне было наплевать, что края ошейника больно врезаются в шею при каждом рывке - они звучали в моей души голосом Королевы: "Сильнее, раб! Еще сильнее! Еще! Еще!! Еще!!!" Я не чувствовал, как Королева кусала мои губы, как капельки крови стекали по подбородку, как в экстазе она впилась губами мне в шею, будто собираясь прокусить ее и выпить меня до дна - я порадовался бы этому, став частью любимой. Во всем мире были только ее глаза. Мы слились, мы впервые стали одним телом и одной душой. Она пожирала меня, она сжигала меня на медленном огне этой восхитительно сладострастной пытки, она была моей вселенной и смыслом жизни было - служить ей, моей прекрасной Госпоже...

...Обнаженная Королева лежала на боку, мечтательно подперев щеку одной рукой, а другой рассеянно поигрывала кольцом ошейника. Каждый раз, когда ее рука касалась моей груди, я вздрагивал от этих едва ощутимых случайных прикосновений. Сил пошевелиться не было, связанных рук я уже не чувствовал, и только рука Королевы обжигала тело, заставляя его дрожать...
- Знаешь, малыш, я сегодня третий раз одевала на мужчину ошейник, но первый раз увидела, чтобы он так изменил человека, - задумчиво произнесла она, и резко поднялась с постели, потянув меня за собой.
- Встать, раб! - я с трудом повиновался. Королева, покачивая бедрами, встала у меня за спиной и развязала руки - со стоном ощутил, как в них огненными искрами вернулась жизнь.
- Руки вперед! - я протянул руки Королеве, и она защелкнула на них браслеты наручников.
- Теперь каждую ночь твое место - здесь, - сказала Королева, указывая пальчиком на постель - Ложись, малыш.
Неуклюже - из-за скованных рук, я забился в угол постели. Королева подошла к кровати и неожиданно вытянула из щели между спинкой и стеной тонкую цепь с открытым замочком на конце, который ловко защелкнула на кольце ошейника.
- Вот так! В ошейнике и наручниках! Мне не хочется тащить тебя из подвала каждый раз, когда ты мне понадобишься...
Олаф Рейрикссон
16 марта 2007, 12:15
СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА
Часть 4. Недолгое счастье


Снежная Королева никогда не была излишне жестока со мной. Другое дело,что каждое ее слово было приказом, а каждый приказ - законом.Она не требовала постоянного ношения ошейника - только дома. Да и ошейник был больше похож на украшение - тонкий блестящий ободок из нержавеющей стали. Девчонки, когда увидели его на мне, восхитились: " Ой, какая фенечка!". Знали бы они, что эта "фенечка" значит... Она не требовала, чтобы я каждую секунду был готов оказаться у ее ног. С ее разрешения я мог заниматься своими делами, рассказав о том, чем буду заниматься, и предупредив о времени возвращения. Если Королева считала, что дело достойное - пожалуйста, никто ни в чем не ограничивал. Но существовали правила, установленные Королевой, исполнения которых она требовала и очень строго наказывала за нарушения. Мне было запрещено носить нижнее белье - даже на работе, если говорил, что буду в восемь вечера - значит, ровно в восемь должен стоять на пороге дома, и не дай Бог опоздать хоть на минуту - порка гарантирована. Находясь дома, одевать мог только то, что разрешала носить Снежная Королева, делать только то, что разрешала или приказывала делать она, говорить только с ее разрешения и должен был быть готов в любой момент выполнить самый неожиданный ее приказ. Инициатива поощрялась только в усердном служении Королеве. Что касается наказаний, то они были самыми разнообразными, начиная от серии пощечин и заканчивая розгами, не стану вдаваться в детали...

Я старался. Очень старался. Но не только из-за боязни наказаний. Порки я боялся, тем более что сечь Королева любила, умела, и в гневе порола по-настоящему, жестоко и зло, не обращая внимания на крики, слезы и мольбы о пощаде. Но гораздо сильнее боялся того, что она снова перестанет меня замечать. Такое наказание было куда страшнее любой физической боли. Поэтому, провинившись, с облегчением (пусть это покажется странным) выслушивал ее слова: "Мальчик мой, ты будешь высечен". Для меня это в первую очередь означало, что я по-прежнему у ног Королевы, и только лишь во-вторую - что меня ждет сильная, очень сильная боль. Впрочем, даже пережитая боль компенсировалась лаской. Для Королевы полученное ее рабом наказание автоматически означало прощение. Поэтому после всего она становилась очень ласкова и даже в чем-то игрива, как сытая, довольная кошечка. Хотя иногда Снежная Королева секла только ради собственного развлечения - в спальне. Не объявляя "приговора", без каких-либо провинностей с моей стороны просто вела за ухо в спальню, одевала наручники и секла - но по-другому. Сначала сильно шлепала рукой, как провинившегося малыша, потом брала в руки гибкую стеклопластиковую линейку, которая, в свою очередь, заменялась узеньким ремешком, после которого шли розги. Но это было не страшно. Удары были размеренными, не такими сильными и частыми, как при наказании, и постепенно я уплывал в мир красной травы и бешенно несущихся коней. Или это было небо - бескрайнее, пропитанное яркими лучами солнца. А после Королева, сняв наручники и связав руки за спиной матерчатым поясом, наслаждалась мной, пока я не начинал ощущать себя выжатым досуха лимоном. Иногда ставила на колени - лицом в угол, на горох, приказывала не шевелиться, и наблюдала с кровати, обложившись подушками. А я, страдая от мучительной боли, голой кожей ощущал ее обжигающие взгляды, возбуждавшие и кружившие голову. Иногда мы ужинали очень поздно - девочки уже спали, и Королева, приказав мне раздеться догола, сковывала руки за спиной, завязывала глаза, ставила на колени рядом с собой и ужинала, время от времени скармливая мне лакомые кусочки - с руки, как прирученному зверьку, оставляя на губах отзвук легкого прикосновения и нежный запах духов...

Вполне резонно может возникнуть вопрос - а как же девочки? А никак! Мы существовали в параллельных мирах - я в своем, они в своем, и эти миры пересекались только воскресными утрами на кухне. И только Королева жила одновременно и тут, и там, успевая в одном быть строгой, но очень заботливой матерью, в другом - не терпящей возражений повелительницей. Не думаю, чтобы девочки подглядывали за нами - слишком хорошо они знали, что их за это ждет. Да и я старался как можно меньше попадаться им на глаза - не та была одежда, вернее, почти полное ее отсутствие. Хотя иногда мы всей семьей парились в сауне - это чудо тоже было в подвале, и я ловил внимательные взгляды девчонок, оценивающие рубцы на моем теле. Впрочем, на них были почти такие же узоры...

Хотя однажды эти два мира все же пересеклись. Прошел почти год,как мы с Королевой были вместе, и тут у повзрослевших девчонок - почти девушек, случился приступ свободолюбия. Что ж, с одной стороны их тоже можно понять - девочки удались на славу, в мать и сестру - высокие, стройные, очень изящные, красивые, от кавалеров отбоя не было, с другой - можно было понять и Королеву. Она держала своих девочек в таких ежовых рукавицах только потому, что боялась за них, очень боялась, и не хотела, чтобы они повторили ее судьбу. Она, исключительной красоты женщина, вышедшая замуж в семнадцать лет, через год изнасилованная братом мужа, забеременевшая после этого и выставленная на порог более удачливой соперницей, потеряла в дороге свое первое дитя, когда не имея ни гроша за душой, голодная, две недели добиралась через всю страну домой, к матери. А когда добралась - та ее пустила домой только через полгода, когда куда-то испарился очередной любовник. Поэтому в тот вечер мы с ней до полуночи носились по всей округе, разыскивая девчонок, заглядывая под кусты, в колодцы и канавы - не дай Бог они там...Королева, не замечая катящихся по щекам слез, с упорством маньяка заглядывала в самые укромные уголки, пока не прибежала соседка - девчонки уже сидели на крыльце дома. При нашем приближении они побледнели и поднялись на ноги, но продолжали вести себя вызывающе, даже дерзко, ругаясь с Королевой заплетающимися от дешевого вина языками. Схватив их за волосы, Королева, не обращая внимания на вопли, переполошившие соседей, вбросила их в прихожую, и тут же, не обращая на меня никакого внимания, глотая слезы, лихорадочно сорвала с дочки колготки и трусики, развела ей ноги и принялась внимательно смотреть, выискивая следы насилия. Потом принялась за сестру - несмотря на то, что девчонка вжалась в нишу между стеной и прихожей, силясь спрятаться, ей это не помогло.
- Завтра я с вас всю шкуру сдеру, дряни малолетние, - Королева со стоном кричала, как раненный зверь - Убью тварей! - град пощечин разметал девчонок по прихожей.
- Чтоб духу вашего здесь не было! Шагом марш к себе, и не дай Бог...- Королева не докончила фразу, а девчонки уже были на полдороге к их комнате...
В ту ночь я опять спал в подвале.
На следующее утро Королева пинком разбудила меня.
- Быстро принеси с кухни три табуретки, - чужой голос заставил меня бросить взгляд на Королеву. Бледная, измученная, с красными глазами - плакала всю ночь, она в одночасье постарела на несколько лет. Когда вернулся, в подвале были уже обе девчонки со связанными за спиной руками. Они отчаянно извивались, силясь вырваться, а Королева держала их за волосы, с силой нагибая головы вниз. Потом она резким движением отшвырнула дочь в противоположный входу угол, а сестру за волосы поволокла к табуреткам, которые я поставил в ряд - получилась скамейка. Королева с неженской силой швырнула визжащую и орущую девчонку на эти табуретки - так, что разбила ей лицо, придавила ее коленом и повернулась ко мне.
- Подай мне веревку, быстро!. Веревкой она прикрутила девчонку за талию к табуретке, и резко задрала ей ночную рубашку почти на голову, оголив округлую попку.
- Держи эту дрянь за ноги! - это опять мне.
Королева взяла в руки плеть - ту самую, ужасную плеть из трех проводов. Взмахнула рукой и...Стены отразили режущий уши отчаянный вопль. Девчонка дернулась с такой силой, что я чуть было не отпустил ее лодыжки. Ягодицы сжались от мучительной боли, а начавшее оформляться тело выгнулось дугой - насколько позволяли путы. И так - раз за разом...

Я смотрел на дергающееся, извивающееся под жгучими ударами тело, видел, как впивается плеть в мягкую округлую попку, слышал, как отчаянно визжит - а потом только хрипит, девчонка. Господи, как мне было ее жаль! С каждым ударом она билась все слабее и слабее, а потом и вовсе перестала - только ягодицы сжимались, когда их обжигала плеть. Капли крови из рассеченной кожи стекали вниз, и я, глядя на них, испугался: "Только бы насмерть не забила!"...В этот момент Королева прекратила сечь девчонку и, повернув ко мне красное, злое лицо, крикнула: "Отвязывай!". А сама, ухватив за волосы дочь, потащила ее к импровизированной лавке.Девчонка не могла идти, только ползла на коленях, от ужаса у нее подгибались ноги. Она не визжала, не кричала, только тихонько скулила...

Я отвязал девочку, взял ее на руки, отнес к стене и уложил на матрас, на котором спал. Она дрожала, как в лихорадке, в уголке разбитых рывком Королевы губ застыла капелька крови, в широко раскрытых глазах стояли слезы. Завернув край матраса, я острожно положил ее голову на эту импровизированную подушку.Потом встал, повернулся к Королеве...Мне хотелось кричать, хотелось выкрикнуть ей в лицо один-единственный вопрос: "Зачем же так?!!". Но, увидев Королеву, я осекся. С белым, белее мела, лицом, она жадно хватала воздух широко раскрытым ртом, а руки судорожно пытались разорвать плеть. Это продолжалось одно мгновение, потом ее ноги подогнулись, она спиной сползла по стене на пол и там, скорчившись, зарыдала. Нет, не зарыдала - завыла! Завыла так, как умеют только русские бабы - одним долгим, протяжным, тоскливым воем, оплакивая все и вся на свете. Почувствовав себя лишним, я тихонько, бочком, проскользнул в дверь и в коридоре прислонился к стене. Отчаянно болела голова, по вискам стекал холодный пот, я с трудом разбирал доносившиеся из-за приоткрытой двери рыдания Королевы: "Девочки мои, любимые мои, Господи, да что же это такое! Да чтоб я еще хоть раз...!"

Через пару часов, когда в доме все успокоилось, и девчонки лежали в постелях с температурой, я сидел в спальне Королевы у ее ног - она машинально поглаживала мои волосы, думая о чем-то своем. У меня все нутро разрывалось от жалости, и я решился...
- Госпожа!
- Ну чего тебе? - голос Королевы был измученным, каким-то плоским и бесцветным.
- Госпожа, но ведь девочки сами вино...- сильный удар ладонью разбил мне губы, и рука Королевы впилась мне в ухо.
- Придурок, что ты можешь понять?! Какое тебе дело?! Когда ты начнешь думать?! Я смотрю, ты своим паршивым задом виляешь под розгами быстрее, чем соображаешь!- ее голос был зол, в нем проскальзывали истеричные нотки.
- Госпожа, но Ваш раб только лишь хотел немного успокоить Вас...
- Знаю! Поэтому и не оттолкнула, а только лишь ударила! А сейчас заткнись и не зли меня! - пришлось заткнуться.

Эта история оставила в моей душе очень неприятный осадок - из тех, что не сразу проходят. Но со временем прошел и он - начались события, заставившие меня забыть о многом...

Снежная Королева любила по субботам, взяв меня под руку, гулять по паркам и скверам города. И обожала осень. Тихий, пропитанный сыростью воздух, оранжевый запах прелых листьев, шуршащий их ковер под ногами приводили ее в неописуемый восторг. А я, стараясь удержаться рядом с ней, с гордостью ловил на себе завистливые взгляды прохожих мужчин. Иногда меня посещала озорная мысль - устроить опрос, а кто из них готов завтра плакать под розгами моей Королевы? До сих пор уверен, что согласились бы многие, но тогда повезло только мне одному...После каждой порки, которую устраивала мне моя Королева, моя Богиня, неважно, было ли это наказание, или так, развлечение Королевы, в моей душе наступало тихое умиротворение. Мир казался ярче и красочнее, люди - лучше и добрее, а во мне, только-только поднявшемся с колен, внутри все светилось и пело - тихой счастливой песней. И еще одно ощущение, однажды посетившее, и потом не оставлявшее меня вплоть до...Но не будем опережать события. Однажды во время прогулки я, пораженный, остановился. Королева дернула меня за локоть.
- Чего встал, идем, - но, увидев мои глаза, замолчала и улыбнулась. Мир, окружающий меня с младенчества, тот, который все привыкли считать единственно реальным, вдруг в одночасье перестал существовать! Вернее, он был, я видел его, видел людей, детей, собак, птиц, но все - АБСОЛЮТНО ВСЕ - было отгорожено от меня тончайшей прозрачной стеной из самого крепкого в мире материала. Это был нереальный, несуществующий мир, чужой для меня. А я продолжал жить в ставшем теперь единственно возможном для меня мире - там, где были только моя Королева и я...

Я уже писал, что Королева была хозяйкой небольшой фирмы - агентства недвижимости. Дела она вела втроем с двумя приятельницами. Королева рассказывала мне о них, но познакомила только когда я уже стал ее рабом...

Познакомила она нас одним тихим солнечным сентябрьским воскресеньем, предварительно отправив девочек на выходные к своей матери. Радостные - не будет воскресной порки, девчонки моментально собрались и уже через полчаса тряслись в пригородном автобусе. А Королева, предварительно отправив меня в магазин со списком покупок, принялась готовить к встрече. Первым делом приказала хорошенько вымыться, и потом, крепко связав руки и ноги, самым тщательным образом удалила все волосы на теле - эпилятором. М-да-да, я не ожидал,что это настолько болезненная и неприятная процедура. Вечером, после трехчасовой готовки всевозможных вкусностей, опять загнала под душ, где я под ее внимательным взглядом еще раз вымылся и натерся всевозможными кремами и лосьонами. Чистенький,пахнущий парфюмерным магазином - ну не мальчик, а подарок девочкам, я был отконвоирован в спальню, прикован к кровати, где и уснул, измотанный кухонными заботами.

На следующее утро Королева высекла меня. Высекла очень сильно - я получил около шестидесяти розог, почти каждый рубец был не багровым - черным и кровоточил в двух-трех местах. После чего, сковав руки наручниками за спиной, надев на ноги кандалы, приковала меня к батарее на кухне и велела тихонько сидеть и ждать, а сама куда-то уехала и вернулась часа через два.
- Ну что, готов? - спросила Королева, взяв меня за подбородок - Мальчик мой, эти люди очень важны для меня, и я надеюсь, что ты не опозоришь меня перед ними!
С этими словами она отстегнула цепь ошейника от батареи и отвела меня в прихожую, где поставила на колени...

Звонок. Как я ни пытался себя уговаривать, что я всего лишь раб, что я никто, что это моя судьба - стоять обнаженным на коленях, что, в конце концов, таков приказ Госпожи, но все равно сердце отчаянно застучало, когда открылась дверь, и вошли подруги Королевы. От волнения - не от страха или стыда, а именно от волнения, я прижался к ноге Королевы, будто ища защиты от насмешливых, лукавых взглядов этих, с первого взгляда не понравившихся мне женщин. На первый взгляд, в них не было ничего примечательного- обыкновенной, даже в чем-то простоватой внешности, полноватые, с коротко стриженными рыжими волосами, но...Как только я их увидел, у меня заныло сердце от предчувствия беды. Преодолев первую растерянность, я поцеловал их туфельки и удостоился поглаживаний по голове.

- Так, стало быть, это и есть твой маленький раб, - то ли спросила, то ли подтвердила одна из них - А ничего, худенький, симпатичный. Да и размер приличный. Дашь поиграться?
- Ну, если очень сильно попросишь, - ответила со смешком Королева, слегка дернув за цепь ошейника.
- А что это у него на попке? - с невинным видом, но со смехом в голосе поинтересовалась другая - Ты его так сильно наказываешь? Бедненький!- она опять погладила меня по голове.
- Ничего страшного, - ответила Королева - Хорошая порка полезна и оберегает от неприятностей в будущем!
- Это точно! - засмеялись ее подруги - Особенно для мужчин, они ведь дикие, их нужно держать в ежовых рукавицах! - при этих словах Снежная Королева внимательно посмотрела на меня.
- Ну ладно, девочки, давайте знакомиться. Это - Госпожа Елена, а это - Госпожа Наталья (имена вымышленные). А это - раб ...
- Очень приятно! - засмеялись подруги Королевы и сделали шутливый реверанс...

Вечер прошел на славу. Госпожи обсуждали какие-то деловые вопросы, смеялись и шутили. Королева заменила мне наручники с короткой цепью на другие - с длинной,и я, семеня из-за кандалов, метался между кухней и гостиной, подавая на коленях приготовленные накануне разносолы, и относя обратно испачканную посуду. При этом, если оказывался в пределах досягаемости, обязательно получал шлепок по иссеченной заднице, сопровождаемый заливистым, игривым смехом.
- Пошевеливайся, раб! - попеременно кричали мне то одна, то другая Госпожа - Быстрее, не то попросим твою Хозяйку, чтобы она тебя еще раз выпорола! - я ускорял шаг...При этом Королева каждый раз как-то смущенно улыбалась, а потом сказала: "Ладно, девочки, он и так старается. А если провинится, то вы сможете высечь его сами!" - при этих словах подруги Королевы аж захлопали в ладоши от радости...

У меня осталось странное впечатление от этого вечера. Подруги Королевы, отвешивая мне шлепки, как-будто соревновались между собой, пытаясь доказать самим себе, что они тоже Домины, что они тоже могут подчинить себе мужчину и управлять им так, как им заблагорассудится. Позднее я понял, что это было именно так, без всяких "будто". Простоватые, но по-крестьянски хитрые, они были просто озлоблены, не сумев удержать мужей, и вымещали на мне эту злобу, при этом отчаянно завидуя Королеве. Позднее, уступив их настойчивым просьбам, Королева пару раз отправляла меня то к одной, то к другой - на выходные. Не смея ослушаться ее приказа, я покорно отправлялся к ее подругам, каждый раз возвращаясь с чувством, что меня изнасиловали. Не физически, нет - морально. Не умея доминировать, не обладая никакими данными для этого, они заменяли внутреннюю душевную силу надменными позами, злобным шипением и патологической подлостью . А свое неумение управлять компенсировали крайней жестокостью. Не сговариваясь, они стали использовать для наказаний толстый электрический кабель, не только просекавший кожу, но и разрывавший мышцы. После одной такой порки Королева даже имела со своей подругой очень резкий разговор, пока я с трудом мог пошевелиться, лежа на животе. Или их привязанность к страпону без смазки. Опять же не сговариваясь, они сопровождали всю эту процедуру почти одинаковыми словами : "Теперь ты на себе узнаешь, как вы, мужики, издеваетесь над женщинами!".А я, становясь на четвереньки, плакал. Они думали - от страха и боли, а я вспоминал Королеву, вспоминал, насколько светло и радостно нам было вдвоем, чувствуя, как с каждым толчком их страпона в меня вливаются какие-то нечистоты. Хватило меня ненадолго. Ведь ходил я к ним только по приказу Королевы, ради своей любимой. После четвертого или пятого такого похода я бросился в ноги Королеве и взмолился :"Госпожа! Пожалуйста, умоляю Вас, не отправляйте меня больше к своим подругам! Пожалуйста, не надо!" - и разрыдался. Королева, расспросив меня, в чем дело, ответила : "Ладно. Но запомни - если ты провинишься по-крупному, я отдам тебя им. Надолго. И никакие уговоры не помогут!". Что ж, после такого внушения я из кожи вон лез, стараясь угодить Королеве - лишь бы не оказаться снова у ног этих...

Середина октября подарила нам последние солнечные деньки. И также солнечно было у меня на сердце - я снова принадлежал только Королеве. Господи, каким наслаждением и какой радостью для меня было исполнять ее - и только ее, приказы! Но это было затишье перед бурей...

Однажды Королева, отправив опять девчонок на выходные, сказала мне: "А мы, мальчик мой, едем в лес!" И поехали - Королева, эти...ее подруги, и я. Выбравшись из старенького "Опеля", с трудом дочихавшего до опушки леса, я с наслаждением потянулся, вдыхая пахнущий прелыми листьями воздух, и получил от Королевы подзатыльник.
- Ну-ка, быстро сними одежду, - приказала она.
- Холодно, Госпожа, - жалобно пробормотал я и удостоился еще одного подзатыльника. Пришлось раздеться.
- Оставь куртку и кроссовки. Остальное - в багажник.
Трясясь от ощутимого осеннего холодка, я оделся так, как велела Королева. Она стояла возле открытого багажника и кивком головы велела подойти поближе.
- Одевай рюкзак.
После того, как я одел большой тяжелый рюкзак, Королева сковала мне руки за спиной, а спереди повесила вязанку купленных на заправке дров. Потом я почувствовал, как она подняла мне сзади подол куртки и закрепила его на поясе. Передав поводок ошейника одной из подруг, она сломала прут, и, тщательно очистив его от коры, взмахнула им в воздухе. Я испуганно обернулся на его басовитое жужжание, а Королева улыбнулась и сказала: "Смотри, не вздумай отставать!" И в подтверждение слов еще пару раз взмахнула розгой. Подруга Королевы дернула меня за ошейник : "Пошли."...

Через полчаса, весь красный и запыхавшийся от усилий - с каждым шагом ноша весила все больше и больше, и на моем заду уже красовались десятка полтора ярко-красных рубцов, я вышел вслед за Госпожами на чудесную полянку. Обрамленная соснами, пропитанная солнечным светом, усыпанная хвоей, она располагалась на небольшом пригорке и была сухой, несмотря на шедший накануне дождь. Рядом, в низинке, было крохотное озерцо - кристальной прозрачности вода и дно, усыпанное опавшими листьями.
- Здесь и остановимся,- сказала Королева - Чудесное место.Подойди сюда, малыш.
Я подошел и Королева, поставив меня на колени, сняла с меня дрова и стала доставать из рюкзака походные приспособления - три складных стульчика и маленький разборный мангал - аккуратный ящичек из нержавеющей стали. За ними последовали пара бутылок вина и высокая плоская пластиковая фляга, доверху наполненная кусками маринованного мяса. "Ой, как здорово!" - подумал я тогда,мысленно облизываясь в предвкушении шашлыков. Последними из рюкзака на свет появились кандалы, которыми Королева сковала мне ноги. "Это чтоб ты не убежал, раб" - пояснила она, посмеиваясь. Взяв у подруги поводок ошейника, она повесила его на торчащий из сосны сучок.
- Можешь опустить попу, малыш, - я уселся горящими ягодицами на пятки. Руки по-прежнему были скованы за спиной. Королева, достав из кармана шелковый платок, завязала мне глаза, и о том, что происходило на полянке дальше, я мог судить только по хлопкам открываемых бутылок, журчанию разливаемого вина, веселому женскому смеху и потрескиванию дров. Спустя некоторое время до меня донесся умопомрачительный запах поджариваемого на углях мяса. У меня потекли слюнки - очень хотелось есть после прогулки с грузом по свежему воздуху. Наконец ласковые руки Королевы сняли повязку с глаз.
- Ты, наверное, хочешь есть, - с притворным интересом спросила она. Я опустил голову, не зная, что ответить. Королева положила несколько дымящихся сочных кусков мяса в пластиковую тарелку и поставила передо мной.
- Ешь аккуратнее,- Королева заметила мой недоуменный взгляд - Ах, да, руки...Ешь как собачка. И, смотри, аккуратнее. Если уронишь, будешь поднимать с земли - больше не дам.
Сопровождаемый женским смехом, я нагнулся как можно ниже и вцепился зубами в шашлык. Повезло - пока ел, уронил только один кусочек, да и то небольшой, за что Королева раза три стеганула меня розгой - голова была опущена к тарелке, а зад поднят...

Домой вернулись очень поздно, уставшие, надышавшиеся лесной свежестью и очень довольные. У Королевы даже заболела голова - так подействовал на нее лесной воздух. Поэтому после душа она отправила меня спать в подвал - впрочем, я не особо огорчился, самому очень хотелось выспаться. Проснулся посреди ночи от того, что услышал разговор на кухне - Королева разговаривала с несколькими мужчинами с грубыми, жесткими голосами. Слов я не мог разобрать, но понял, что идет очень серьезный и опасный разговор на повышенных тонах. Очень хотелось подняться и послушать - в чем дело, но, зная, что Королева будет недовольна, я поворочался немного и снова уснул. На следующий день опять светило солнце, мы с Королевой гуляли по парку, вечером приехали девчонки, и ничего вроде бы не напоминало о ночном разговоре, но...В понедельник Королева пропала. Так и не дождавшись ее после работы и не дозвонившись, я поехал к себе, недоумевая, а поздно вечером меня разбудил звонок - я уже спал. Звонила дочь.
- Мама не у тебя, - плача, спросила девочка.
- Нет, я сам сегодня не дождался и не смог дозвониться, - ответил я, теряясь в догадках.
- Понимаешь, она сегодня позвонила, и сказала, чтобы мы срочно уезжали к бабушке.
- Что случилось? - холодея, я вспомнил ночной разговор.
- Мама не сказала, сказала только, чтобы мы уехали.
- Не волнуйся, я сейчас приеду, - ответил я, собираясь.
Время было позднее, пригородные автобусы не ходили, я привез девчонок к себе домой и принялся названивать ее подругам - может, они знали, где Королева. Недовольными, сонными голосами они в унисон утверждали, что не знают ничего и не видели ее с самого утра. Эх, знал бы я тогда...Все они прекрасно знали. Спутавшись с "черными маклерами" и украв очень приличную сумму денег у серьезного клиента, эти... просто напросто подставили мою Королеву. Нашли ее только через три дня - зверски избитая, изнасилованная, она со сломанными руками, постоянно теряя сознание, три дня выбиралась из леса. А я... А я бегал по всем милицейским инстанциям, по всем - высоким и не очень кабинетам, и везде нарывался на равнодушный ответ...Обманутый клиент потом разобрался во всем,и дальнейшая судьба этих "подруг" неинтересна. А к Королеве в больницу я попал только через неделю, когда ее перевели из реанимации в обычную палату. Когда я увидел ее - мою Богиню, искалеченную, беспомощно лежавшую в бинтах, меня зашатало так, что устоял на ногах только благодаря медсестре. Не стесняясь и не обращая ни на кого внимания, я подошел к Королеве, встал на колени перед ее постелью и как можно бережнее поцеловал ее искалеченную руку. Королева открыла глаза.
- Это ты. Я знала, что ты придешь. Посмотри на меня, малыш, - я заплакал.
С трудом шевеля разбитыми губами, Королева продолжила...
- Посмотри на меня в последний раз и уходи. Навсегда уходи. И больше никогда не появляйся в моей жизни...
Я ушел. До сих пор теряюсь в догадках, почему она прогнала меня.Я не знал тогда, что и как говорить - да и лишними они были, все слова, когда в душе звучало только одно - "конец", когда сердце болело от того, что навсегда оборвалась та тоненькая ниточка, что связывала Королеву и меня. Я ушел...Мне мучительно хотелось обернуться и бросить на Королеву еще один - ну хотя бы еще один, мимолетный, прощальный взгляд...Еще хоть разочек увидеть ее... Но я ушел...Сам удивляясь своему спокойствию, я разыскал ее врача, и отдал ему все деньги, что у меня были с собой, сказав лишь : "У нее должно быть все самое лучшее. Если нужно будет еще - вот мой телефон." И выскочил из больницы, стараясь не оглядываться...

Я боюсь вечеров. Со временем притупилась боль, от которой у меня выпадали волосы и я во сне в клочья разрывал зубами подушки, от которой я выл так, что соседи опасались за мой рассудок. Но я боюсь вечеров. Я, ныне свободный, каждый незанятый вечер становлюсь рабом четырех стен моей комнаты и чувствую, что вся моя жизнь теперь лишь медленная прогулка к тому порогу, из-за которого еще никто не возвращался. Я, ныне свободный, еще больший раб, чем в то время, когда я принадлежал Королеве. Только тогда, только у ее ног, только на конце ее цепи я был по-настоящему счастлив. У каждого в жизни должно быть счастье, и оно у меня было! Было! Было!.. Иногда мне случается проходить мимо старинного немецкого домика на тихой улице, и каждый раз я ускоряю шаг, будто боюсь, что не смогу пройти мимо. Но и свернуть и постучать в заветную дверь не могу. Не могу, потому что прошли изменившие все годы, потому что боюсь сломать хрупкую хрустальную сказку моего недолгого счастья - сказку о Снежной Королеве...
СиЭтла
16 марта 2007, 13:03
может и неплохо...не могу оценить....

..эээ...много букв, ниАсилила 3d.gif
Кэрри
16 марта 2007, 13:05
МОДЕРАТОРИАЛ:
Я соединила треды, Олаф, не следует создавать для каждой части произведения отдельный тред.

За неправильное открытие тредов и не соответствующую правилам пунктуацию - предупреждение с занесением.
Dimkin Julik
16 марта 2007, 13:39
У меня техническое предложение. Я не люблю читать такие большие тексты с экрана. smile.gif
А не лучше ли будет давать ссылку для скачивания всего текста целиком, чем выкладывать такие длинные посты?
Angly
16 марта 2007, 19:28
Потрясающий рассказ...
Таника
16 марта 2007, 19:58

Angly написала: Потрясающий рассказ...

Тоже не любительница читать с экрана, но после коммента прочитала последние абзацы. Мурашки по коже, проняло ...
Tihiro
16 марта 2007, 20:15
Очень хороший, очень человечный рассказ. В конце него в голове появляются слова: "Зачем она прогнала его? Ведь могли остаться друг с другом, они ведь стали близки..."
Прочитала, когда рассказ висел в нескольких частях.
Nina
16 марта 2007, 21:01
У меня вопрос: отношения, описанные здесь, надо воспринимать как вполне возможные в реальности именно так, как описано, или все-таки как фантазию? Интересно мнение и автора, и читателей.
Мне кажется, что потому и конец такой, что такие отношения нежизнеспособны, поэтому и надо было как-то оправдать их окончание.
А если воспринимать как фантазию, то мне тоже очень понравилось smile.gif
System
16 марта 2007, 21:31
Автор утверждает, что:

Олаф Рейрикссон написал: Написанное здесь - правда. Что-то приукрасил, о чем-то умолчал, кое-что просто забыл, но в основном этот рассказ - подлинная история, приключившаяся со мной несколько лет назад...

Ivа
16 марта 2007, 22:16
А мне дочек жалко...
И как-то, когда читаю подобные произведения, недобровольность (некоторая) происходящего оставляет тягостное впечатление. Хотя сам рассказ сильный, и написан хорошо
Ruth
17 марта 2007, 08:15
Написано, действительно, проникновенно, хотя некоторые чисто технические моменты стоит доработать. Однако образ Королевы оставляет впечатление довольно неприятное: не зря говорится, что околотематические кинематограф и литература - о том, как не надоwink.gif
Jivaia
17 марта 2007, 16:22
Может и есть в этом произведении элемент недобровольности, но на мой взгляд, не настолько она в глаза бросается на фоне пронзительности описания.. Красивый изумительный рассказ. БРАВО!
System
17 марта 2007, 18:32

Ruth написала: Написано, действительно, проникновенно, хотя некоторые чисто технические моменты стоит доработать. Однако образ Королевы оставляет впечатление довольно неприятное

ППКС!

Эти аффективные приступы жестокости, эти передачи нижнего черт знает кому... покоробило...
Положительная Эмоция
18 марта 2007, 03:22
А Антоха-то по ходу двенадцатый п? )))))

Рассказ супер )))
Добрый Дядя
24 марта 2007, 00:50
Неплохо написано.И "королевы" такие реально существуют.
Dara777
27 марта 2007, 17:24
Рассказ написан оченьхорошо. Прочитала не отрываясь... Только вот правда - слишком уж героиня "перегнула" с девчонками. Не страхом надо воспитывать - ОСОЗНАНИЕМ... А насчет раба - все вполне нормально. Он же - добровольно... И счастлив был от этого...
tremi
28 марта 2007, 15:25
Отвратительно...Королеву-на кол.При прочтении почему то постоянно возникал образ Элизабет Баттори.Она, часом, этим девочкам кожу не отдирала, чтобы обмазаться девственной кровью?
Тасёна
9 апреля 2007, 21:52
Про детей вот ненадо (автор - выпей яду)... Вообще больная тема, надо ввести ограничения - дети табу. А так ничё...подробно))).
Тасёна
9 апреля 2007, 21:55

Jivaia написала: Может и есть в этом произведении элемент недобровольности, но на мой взгляд, не настолько она в глаза бросается на фоне пронзительности описания.. Красивый изумительный рассказ. БРАВО!

Мдя...А Королеву-то автор в конце тоже наказал! Короче, всем досталось - и автору и королеве и детишкам... uhaha.gif
Seafarer
10 апреля 2007, 07:53

System написала: Автор утверждает, что:

Мало ли что автор написал smile.gif
Что же так всерьез-то. Это всего лишь литература; если вызывает у читателя чувства, образы и отклик - значит, автор цели добился, а как - это уже кухня;
а если наивный читатель верит совсем буквально - ну... можно автора поздравить.
Laddie
10 апреля 2007, 17:26
Мне кажется, для самого экстремального мазохиста и саба это все слишком уж экстремально. Для короткого "приятного" времяпрепровождения, так сказать "оторваться по полной" после долгого тематического воздержания - можно, а вот жить в таких отношениях сколь-нибудь значительное время совершенно невозможно. Либо экстрим пройдет и отношения станут теплее, человечнее, либо "отношения" (если эту тюремщину можно вообще так назвать) разваливаются.
Ruth
10 апреля 2007, 18:04

Laddie написал: Мне кажется, для самого экстремального мазохиста и саба это все слишком уж экстремально. Для короткого "приятного" времяпрепровождения, так сказать "оторваться по полной" после долгого тематического воздержания - можно, а вот жить в таких отношениях сколь-нибудь значительное время совершенно невозможно. Либо экстрим пройдет и отношения станут теплее, человечнее, либо "отношения" (если эту тюремщину можно вообще так назвать) разваливаются.

Но эротическое рабство - это же миф еще с легкой (или тяжелой? wink.gif )руки Old Guardовцев biggrin.gif Заметьте, что кроме приготовления ужинов и прогулок с детьми лирический герой ничего особенного не делает для Хозяйки. Большую часть времени с Госпожой он либо в цепях, либо под плетью - согласитесь, довольно заманчивая картинка для фантазеров.
Laddie
10 апреля 2007, 18:28
Ну не писать же про заедающий быт - забивание во благо Хозяйки гвоздей в стены, починку мебели, ремонт электроприборов и т.п. wink.gif
Ruth
10 апреля 2007, 18:56

Laddie написал: Ну не писать же про заедающий быт - забивание во благо Хозяйки гвоздей в стены, починку мебели, ремонт электроприборов и т.п. wink.gif

Вывод: подобное чтиво изначально направлено на фетиш-мазохистов, фантазийных эротоманов, думающих только о собственном удовольствии и к реальным отношениям не просто не готовым, но и не желающим их. Домина тут, не смотря на все ее разнообразные качества, совершенно безликая кукла, а не Королева - с ней играли, пусть и по ее правилам, потом бросили, пусть и по ее приказу. Хотя и правила тоже явно надуманы "снизу": тут и принуждение, и капризы, и демонизация образа Госпожи.
Laddie
10 апреля 2007, 19:00
Ну почему неготовым к отношениям? Просто, всепоглощающая фантазия, желание неудовлетворенное.
А так - сначала дорвутся по полной программе, насидятся на цепи, пендалей наполучают, потом наиграются, начнут гвозди забивать, утюги чинить, обеды готовить, с колясочкой гулять и т.п.
Ruth
10 апреля 2007, 19:34

Laddie написал: Ну почему неготовым к отношениям? Просто, всепоглощающая фантазия, желание неудовлетворенное.
А так - сначала дорвутся по полной программе, насидятся на цепи, пендалей наполучают, потом наиграются, начнут гвозди забивать, утюги чинить, обеды готовить, с колясочкой гулять и т.п.

Вряд ли, вряд ли. Ибо изначально нижний здесь - БД-боттом, а уж никак не сабмиссив. БД же - практика, а не отношения. Вы потому и говорили выше, что не представляете, как это возможно в жизни. Это желание сеансовых игрищ. Не стоит обольщаться, что пресыщение создаст из послушного любовника - примерного мужа. Когда/если наиграется, пойдет искать новизны с другой партнершей.

Вы обратите внимание на видение Королевы этим солдатиком: тело, тело, тело. Что мы знаем о ней? Классический нордический типаж - крепка, сочна, синеглаза, светловолоса. Вся женственность заключается в сексапильности. Характер? Капризна, властна, педантична, коварна, достаточно легкомысленна. Что она любит? О чем думает? Чего хочет? Чем интересуется? Кто ей дорог? Каково ее прошлое, кроме обиды? Настоящее - кроме мести за эту обиду в прошлом? Будущее - кроме возврата в усугубленное прошлое? Образ схематичен, безлик. В литературе это называется двумерным героем, плоским. "Золото на голубом" - красивый чайный сервиз, праздничный, гостевой. Т.е. мальчика интересует исключительно то, что она с ним делает, а не то, кем она является как личность, как женщина, как любимый человек. Впрочем, о какой любви речь...

Зато сам мальчик: легкомысленно-влюбчивый, довольно ленивый, податливый где ему это выгодно, зато романтичный какой (описание пейзажей), ранимый (воспоминания о смертях). То есть, собственно, весь рассказ-то - о себе, любимом, о своих переживаниях, фантазиях, смакование печали и наигранного сожаления. Ни слова о личности героини - она и введена-то в ткань в качестве волнующей декорации, которая при повреждении теряет свою функциональность, обесценивается.

Королева - проекция самого мальчика, инфантильного истерика. Ее не существует, в его мире есть только он со своими чуйствованьями. Потому и утверждаю о его неготовности и нежелании отношений.
Tihiro
10 апреля 2007, 19:43

Ruth написала: Вывод: подобное чтиво изначально направлено на фетиш-мазохистов, фантазийных эротоманов, думающих только о собственном удовольствии и к реальным отношениям не просто не готовым, но и не желающим их.

Мне показалось, что образ Королевы собирательный. И всё произведение составлено из различных впечатлений о разных людях, о разных парах и семьях. Как-будто главный герой оказывается один на один с реальностью, перешедшей в воспоминание. Добавляет грубые, яркие краски и пишет рассказ.
Ruth
10 апреля 2007, 19:58

Tihiro написала:
Мне показалось, что образ Королевы собирательный. И всё произведение составлено из различных впечатлений о разных людях, о разных парах и семьях. Как-будто главный герой оказывается один на один с реальностью, перешедшей в воспоминание. Добавляет грубые, яркие краски и пишет рассказ.

Образ собирательный из нескольких прототипов - это одно. А беспозвоночная фантазия - другое. Тут весь вопрос-то не в реалистичности/биографичности повествования, а в восприятии реальности и репрезентации ее как таковой. В данном рассказе мы имеем симулякр, гламурный фетиш, эскапистскую уловку - пластиковая барби и порченный великовозрастный ребенок (target reader), искалеченный войной для пущей правдоподобности самооправдания (лирический герой).
Tihiro
10 апреля 2007, 20:25

Ruth написала: пластиковая барби и порченный великовозрастный ребенок (target reader), искалеченный войной для пущей правдоподобности самооправдания (лирический герой).

В данном случае он стал полноправным воспитанником Королевы, впитывая все воздействия с благодарностью любящего человека, оправдывая и облагораживая её.
Laddie
11 апреля 2007, 10:35

Ruth написала:Т.е. мальчика интересует исключительно то, что она с ним делает, а не то, кем она является как личность, как женщина, как любимый человек. Впрочем, о какой любви речь...
Королева - проекция самого мальчика, инфантильного истерика. Ее не существует, в его мире есть только он со своими чуйствованьями. Потому и утверждаю о его неготовности и нежелании отношений.

Можно подумать, все госпожи поголовно также готовы к отношениям. Большинство также ищет просто очередное тело мужского пола в свой гарем, для приятного времяпрепровождения, и ни о каких "отношениях" речи нет.

И - почему в эротическом рассказе должна золотой нитью проходить тема о готовности автора к серьезным отношениям (например, браку с садисткой) - мне вообще непонятно. Если хочешь отношений - знакомься в реале, встречайся. Эротическая писанина тут вообще ни причем.
Ruth
11 апреля 2007, 18:18
Laddie, речь как раз о том, чтобы вопринимать это именно как эротическое чтиво, а не жизненную "песню жалостную".
piggy
11 апреля 2007, 18:37

Ruth написала:
Вывод: подобное чтиво изначально направлено на фетиш-мазохистов, фантазийных эротоманов, думающих только о собственном удовольствии и к реальным отношениям не просто не готовым, но и не желающим их. Домина тут, не смотря на все ее разнообразные качества, совершенно безликая кукла, а не Королева - с ней играли, пусть и по ее правилам, потом бросили, пусть и по ее приказу. Хотя и правила тоже явно надуманы "снизу": тут и принуждение, и капризы, и демонизация образа Госпожи.

appl.gif ППКС.
Собственно, автор и сам этого не скрывает:

Но и свернуть и постучать в заветную дверь не могу. Не могу, потому что прошли изменившие все годы, потому что боюсь сломать хрупкую хрустальную сказку моего недолгого счастья - сказку о Снежной Королеве...

Кстати, об Андерсене. Есть у него, кроме "Снежной королевы", ещё и сказка "Свинопас". Про одну принцессу, которой не понравились настоящие роза и соловей, зато целоваться со свинопасом в обмен на искусственные цацки она была готова. В конце концов принц "ушёл к себе в королевство, громко захлопнув за собой дверь. А ей оставалось стоять да петь: Ах, мой милый Августин, всё прошло!"
Весьма поучительная, на мой взгляд, история.
Ruth
11 апреля 2007, 19:16

piggy написала:
Кстати, об Андерсене.

Намедни как раз думала, не разобрать ли его "Снежную Королеву" подробно с позиции наблюдений за ванильной девочкой, пытающейся выскрести отфемдоминированного Кая из Тематического мира (там и старушка, и принц с принцессой, и Маленькая разбойница...) wink.gif

Ну, а про андерсоновскую Русалочку как образ идеальной сабочки мы не раз уже слышали. Впрочем, и Дюймовочка, и Принцесса на горошине, и Эльза из "Диких лебедей" - туда же biggrin.gif
inga
12 апреля 2007, 13:40

Ruth написала:
Намедни как раз думала, не разобрать ли его "Снежную Королеву" подробно с позиции наблюдений за ванильной девочкой, пытающейся выскрести отфемдоминированного Кая из Тематического мира (там и старушка, и принц с принцессой, и Маленькая разбойница...) wink.gif

Ну, а про андерсоновскую Русалочку как образ идеальной сабочки мы не раз уже слышали. Впрочем, и Дюймовочка, и Принцесса на горошине, и Эльза из "Диких лебедей" - туда же  biggrin.gif

Вот и читай детям сказки на ночь... вырастут незнамо кем! wink.gif
Ruth
12 апреля 2007, 18:04

inga написала:
Вот и читай детям сказки на ночь... вырастут незнамо кем!  wink.gif

Да уж тут в точности наоборот - знамо кем biggrin.gif
АНКА
13 апреля 2007, 00:13
Блин, так вот откуда истоки моей сабской душоки!!! silly.gif А я - то думала... Мдя, странно, что остальные как-то мимо прошли.. Хотя точно знаю, сказки эти читали, и не по одному разу... kolbas.gif Видать, психика устойчивее оказалась... haha.gif Мдя... А ведь ещё Фамусов предупреждал, нехорошо книжки читать... dont.gif 3d.gif
Эта версия форума - с пониженной функциональностью. Для просмотра полной версии со всеми функциями, форматированием, картинками и т. п. нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.
модификация - Яро & Серёга
Хостинг от «Зенон»Сервера компании «ETegro»