Справка - Поиск - Участники - Войти - Регистрация
Полная версия: Кинофестивали и кинонаграды 2016
Частный клуб Алекса Экслера > Вокруг кино
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30
мысь
13 мая 2016, 08:28

Канн посмотрел первый из двух румынских конкурсных фильмов

Среди стартовых картин каннского конкурса - "Сьераневада" Кристи Пую. Именно так. С одним "р" и никакого отношения к Сьерра Неваде. Название взято "от фонаря" - хотелось найти универсальное слово, которое на всех языках звучало бы одинаково. Как произносится, так и пишется.
читайте также
На Каннском кинофестивале показали фильм Алена Гироди "Стой прямо"

Примерно так же одинаково на всех языках прозвучит и тема фильма - она универсальна. И та же простота в основе стилистики этой картины, продолжающей фирменный для румынской "волны" псевдодокументальный тон. Огромная семья - родственники ближние и дальние - собралась помянуть усопшего отца по случаю 40 дней после его смерти. Все начинается мирно: готовятся блюда к столу, зовут священника, люди перебрасываются репликами, предаются воспоминаниям… Но постепенно застолье превращается во все более яростную дискуссию "о времени и о себе". Здесь эхо недавней атаки на Шарли Эбдо и память о катастрофе 11 сентября с неизбежными "теориями конспирации", явно почерпнутыми из интернета. Здесь споры о преимуществах коммунизма перед капитализмом и разбушевавшаяся ностальгия по ушедшим временам (есть даже твердая в убеждениях "бабушка" с прозрачными глазами, словно пришедшая с московских коммунистических пикетов). Смерть патриарха семейства выбила из жизни какую-то важную опору: все сразу меняется, оставшиеся жить растерянны, они в смятении, это для них повод "остановиться, оглянуться". Прокричать свои убеждения, выкричать из себя накопившееся и наболевшее. Еще более мощный повод - смерть самой системы, в которой выросло и сформировалось большинство из них. Осознание одной потери умножается памятью о другой, и чем дальше, тем больше эта новая грозящая им реальность пугает неизвестностью. Так в случившемся в Бухаресте семейном событии отразилось состояние всего социума - румынского, российского, далее везде.

Действие не выходит за пределы тесной, забитой утварью квартиры, где не одно поколение скоротало невеселые жизни, оставив свои следы. И в этом смысле картина напоминает недорогой старый телефильм, где упор сделан на драматургию, развитие и схлестывание идей, раскрытие характеров. И вот это все в фильме не просто безупречно, но и обладает каким-то чисто румынским "ноу-хау", делающим запущенную тем же Пую "волну" уникальным явлением в мировом кино. Когда от вполне бытового и прозаичного невозможно оторваться. Когда люди не играют, а реально живут на экране, когда каждому характеру безусловно веришь.

Разумеется, корневая система этого кино уходит едва ли не к итальянскому неореализму и даже к советскому кино, из которого неореализм и вырос. И гуманистический посыл этого кино - оттуда же. Это "волна" близка и польской школе с ее аскетизмом киноязыка и полным отсутствием режиссерского кокетства, какого-либо "вызова". Идеальная простота и сосредоточенность на главном.

Кстати, впервые все заговорили о "румынской волне" после "Смерти господина Лазареску" Кристи Пую. Тема смерти и, соответственно, цены нашей бедовой жизни становится лейтмотивом творчества режиссера. Он совсем не философ, и фильм его хоть и непрост для просмотра, но в силу своей длины, а не сложности. Зато у Пую безошибочная интуиция, позволяющая из бытовых движений строить немудреную, но для большинства реальную философию жизни - именно здесь и сейчас. А что дальше - неизвестно.
http://rg.ru

мысь
13 мая 2016, 08:32
Антон Долин для Афиша Daily:

«Светская жизнь» Вуди Аллена и «Сьераневада» Кристи Пую: невеликая красота.

Даже Каннам не удалось в этом году обеспечить должный уровень гламура. Подвела погода. Над красной дорожкой и фестивальным дворцом шел дождь, разгонять облака на Лазурном Берегу никто не собирался. В таких обстоятельствах красоты и шика хочется как никогда. И не хочешь, а скажешь спасибо отборщикам, в который раз пригласившим на церемонию открытия Вуди Аллена с новым фильмом. Дело верное. В главных ролях у него всегда звезды, мягкий юмор обеспечен, ностальгический джаз привычно наигрывает за кадром что-то культурное… у рояля — то же самое. На улице, допустим, ненастье, зато на экране — респектабельный блеск старого Голливуда и гангстерского Нью-Йорка 1930-х. Над Центральным парком восходит солнце, у пруда допивают шампанское Кристен Стюарт с Джесси Айзенбергом. Вот-вот поцелуются.

Прокатчики сперва думали перевести «Café Society» немудрящим словосочетанием «Красивые люди», но в последний момент передумали и изменили его: теперь фильм Аллена называется по-русски «Светской жизнью». Хотя и с красивыми людьми бы, честно говоря, не промахнулись. Ни Стюарт, хоть полмира и втрескалось в нее после «Сумерек», ни Айзенберг, даже в демоническом амплуа Лекса Лютора, никогда не были так прекрасны, как в объективе камеры Витторио Стораро, оператора-ветерана, снимавшего лучшие фильмы Бертолуччи и Копполы. Хотя главная история любви здесь разворачивается не между парнишкой из Бруклина, приехавшим в Лос-Анджелес покорять мир, и секретаршей его могущественного дяди-киношника, а между самим Алленом, эгоцентриком со стажем, и двумя великими американскими городами. Неужели 80-летний классик окончательно закончил с европейскими гастролями и решил вернуться домой?

Это и не важно. В конечном счете «Светская жизнь», как большинство поздних лент Аллена, комедий или драм (на этот раз для разнообразия love story), — о том, как наслаждаться моментом и не слишком переживать по поводу собственных или чужих прегрешений. Достойная философия для постепенного завершения выдающейся карьеры. Как сказано в самом фильме, набитом под завязку разнообразными bon mot, «проживай каждый день как последний, и рано или поздно твой день действительно окажется последним». Попробуй поспорь.

«Светская жизнь», впрочем, не так уж благостна. Один из героев фильма, жизнелюбивый гангстер, без размышлений закатывающий в бетон конкурентов, заканчивает свои дни на электрическом стуле. В придачу ко всему он окончательно расстраивает свою и без того безутешную мать, переходя перед смертью из иудаизма в христианство: «По меньшей мере там есть загробная жизнь». Так себе утешение. Но для того Аллену и нужен поверхностный блеск ночных клубов и вечеринок у бассейна — чтобы на время забыть об ужасе повседневности.

«Светская жизнь» — лишь маленький подарок фестивальной дирекции гостям Канн. После этого начинается совсем другое кино, снятое не ради удовольствия публики и ненавязчивого обогащения авторов: радикальное, неудобное, новаторское. Из него, на самом деле, и состоит Каннский фестиваль.

Первая конкурсная картина составляет самый резкий контраст с лентой Аллена, какой только можно себе представить: трехчасовая «Сьераневада» Кристи Пую, основоположника и лидера «новой румынской волны». Здесь тема, затронутая Алленом по касательной, становится главной. Пую, мыслитель и экспериментатор, одержим взаимоотношениями кинематографа и смерти. В его когда-то открывшей феномен румынского кино «Смерти господина Лазареску» пенсионер долго и мучительно умирал во время ночного путешествия по больницам Бухареста. В его «Авроре» мужчина (сыгранный самим режиссером) после долгих сомнений совершал несколько внешне не мотивированных убийств. Действие «Сьераневады» происходит во время отмечания сорока дней с момента смерти отца главного героя, врача средних лет. Ритуал, для которого специально перешивают костюм покойника и вызывают попа на дом для его освящения, занимает практически все действие картины.

Если кино Аллена создано для того, чтобы порадовать и ублажить зрителя, Пую будто намеренно работает на то, чтобы его раздражать. Или по меньшей мере выбивать из колеи. Само по себе нахождение в зале на протяжении трех часов — испытание не более легкое, чем пребывание персонажей фильма в захламленной, точь-в-точь советской квартире, куда они собрались на семейный обед. За ее пределы действие практически не выходит. Особым издевательством на этом фоне выглядит экзотическое название. Режиссер честно признается, что придумал его только для того, чтобы поправляли: мол, Sierra Nevada правильно пишется в два слова и с двумя R, а он бы отвечал — какая разница?

Тем не менее, войдя в эту вселенную абсурда, отчасти позаимствованную Пую у румынского гения театра Ионеско, трудно не поддаться ее обаянию. Тетушки и дядюшки, кузены и кузины, матери и бабушки, шурины и свекры, даже закадровый дед с Альцгеймером и спящий в соседней комнате младенец: все члены огромного и путаного семейства — совершенно живые. Работа актеров неправдоподобно виртуозна и вместе с тем неброско естественна. Невольно забываешь о том, как тщательно построены мизансцены (многие сняты длинными планами по несколько минут) и диалоги: перед тобой будто бы непринужденная импровизация, а то и вовсе документальное кино. Если у «Сьераневады» нет единого сюжета, то нет его и у самой жизни. Это делает факт смерти еще более трагичным — и, парадоксальным образом, менее страшным. В вечную жизнь автор вряд ли верит, и все равно умерший отец незримо присутствует на экране: он — как бы невидимый оператор фильма, полностью снятого на уровне глаз, тихий и беспристрастный наблюдатель.

Наслаждаясь красотой старинного обряда и самим звучанием псалмов, позволяя священнику напоследок рассказать анекдот о не замеченном людьми втором пришествии Христа, режиссер в конечном счете отказывается от утешения религией. Его герои не способны благоговеть, это маленькие люди, для которых пища телесная всегда будет важнее духовной. Только вот незадача: как в еще одной абсурдистской пьесе, «В ожидании Годо» Беккета, дождаться собственно трапезы им никак не удается. Растет голод, вместе с ним накаляются страсти — чтобы разрешиться в финале освобождающим смехом. В конечном счете «Сьераневада» — комедия.

Само существование румынского кино — живой упрек современному российскому (которое в конкурсе Канн не представлено, тогда как румын тут сразу двое). Чего стоит один только диалог о сравнительных преимуществах царского правления и коммунистического режима — его честь защищает до боли знакомая боевая старушка в меховой шапке. Или досужее, но бурное обсуждение истинных причин и виновников трагедии 11 сентября на бухарестской кухне: оно больше говорит обо всем постсоветском опыте, чем сотни часов отечественных авторских фильмов, попросту не способных на такую точность и откровенность. Будто далеким приветом нашему «Горько» с его аллюзиями на «Русалочку», Пую начинает свою картину с диалога о промахнувшемся папаше: в командировке купил в диснеевском магазине для детсадовского утренника дочки платье не того цвета! — и заканчивает напоминанием о том, что даже принцесса Анастасия закончила как героиня мультфильма. Между этими эпизодами — традиционный для Пую фотографический реализм, доходящий до метафоричности и гротеска, а затем вновь возвращающийся к бытовым деталям. Путешествие более увлекательное, чем любая экскурсия в Сьерра-Неваду.

Только лучший гид на свете — Каннский фестиваль — может себе позволить так органично свести вместе легкомысленную голливудскую сказку и румынский натуралистический кинороман. И радостно открыться сразу двумя фильмами, так или иначе говорящими о смерти.
https://daily.afisha.ru

mari lu
13 мая 2016, 09:57

мысь написала: Фильм Алена Гироди "Стой прямо"

user posted image

user posted image


мысь написала: трехчасовая «Сьераневада» Кристи Пую

user posted image

user posted image
mari lu
13 мая 2016, 10:02
Красная дорожка "Денежного монстра".
Карли Стил.
user posted image

Одна из наших ежегодных любимиц. Не подводит.
user posted image

Хофит Голан.
user posted image

Боня.
user posted image

Сьюзан Сэрандон.
user posted image
mari lu
13 мая 2016, 10:05
Ева Лонгория.
user posted image

Наоми Уоттс.
user posted image

user posted image

Джулиана Мур.
user posted image
mari lu
13 мая 2016, 10:12
Это очень уважаемые члены жюри секции "Особый взгляд" во главе с Мартой Келлер.

user posted image
Джеймс Айвори и Ванесса Редгрейв.
user posted image

Честейн.
user posted image

Джордж и Амаль Клуни.
user posted image
user posted image

Эльза Зильберштейн.
user posted image


mari lu
13 мая 2016, 10:17
Нога.
user posted image
Джулия.
user posted image
user posted image
user posted image

С Джоди Фостер, режиссером картины.
user posted image

user posted image
mari lu
13 мая 2016, 11:53
Джулия и Доминик.
user posted image
user posted image

Платье.
user posted image
user posted image
Джоди и Доминик.
user posted image

Катриона и ухо.
user posted image

Джулия-хулиганка.
user posted image
hab
13 мая 2016, 12:30
Неужели ее пустили без каблуков, а как же правила? 3d.gif

Уэсту что-то не идет борода, да и рядом с центром веселья из Клуни и Робертс приуныл. smile.gif
hab
13 мая 2016, 12:35
Платье Честейн поближе
user posted image

Кристен Стюарт и Блейк Лайвли на ланче по случаю премьеры "Светской жизни"
user posted image
user posted image
user posted image
user posted image
user posted image

и вечеринка, Кардашьяны уже и тут далеко не на птичьих правах на чужих яхтах
Крис и Кендалл Дженнер
user posted image
user posted image
mari lu
13 мая 2016, 12:53
Кинопоиск о фильме Фостер.


«Финансовый монстр»: Террор в прямом эфире
40 лет назад 13-летняя Джоди Фостер впервые приехала на Лазурный берег с фильмом Мартина Скорсезе «Таксист». На 69-м фестивале она представила свою четвертую режиссерскую работу, морализаторский триллер «Финансовый монстр», про то, как беззаботная жизнь телевизионщиков оборачивается драмой с захватом заложников. В главных ролях — Джордж Клуни, Джулия Робертс и Джек О’Коннелл.
Седовласый красавец с манерами продавца автомобилей ведет программу «Финансовый монстр», где в легкой и развлекательной форме рассказывает населению, как поступить с деньгами. Его зовут Ли Гейтс (Джордж Клуни), и это далеко не самый приятный человек в мире. «Вы никогда не знаете, где ваши деньги!» — кричит Гейтс в камеру, танцуя с девушками на импровизированной сцене. Продюсер программы Патти Фенн (Джулия Робертс) всегда готова подсказать Ли нужное слово или включить тот или иной спецэффект.

Очередная программа «Финансового монстра» посвящена краху компании бизнесмена Уолта Гэмби (Доминик Уэст). Его Ibis Clear Capital потеряла 800 миллионов долларов из-за компьютерной ошибки. Проблема в том, что еще недавно Ли Гейтс убеждал зрителей в надежности акций Ibis Clear Capital. Молодой человек по имени Кайл (Джек О’Коннелл) поверил телеведущему и потерял свои вложения. Желая отомстить, он проникает на студию и берет Гейтса в заложники в прямом эфире. Кайл запрещает выключать камеры, и Патти вынуждена вести эфир с перепуганным Ли, к костюму которого добавляется элегантный жилет со взрывчаткой.

Главная проблема в том, что сам Уолт Гэмби, виновник финансового краха, находится вне доступа. Патти подключается к поискам бизнесмена — и вот здесь зрителя ждут кое-какие сюрпризы.

«Финансовый монстр» задается вопросами не только журналистской этики, но и рассуждает о моральном облике бизнесменов, которые думают только о зарабатывании денег. К финалу «Монстр» совсем скатывается в нотации, что напрочь перечеркивает все достоинства фильма. Фостер отлично нагнетает напряжение, подгоняя в кадр полицию, вертолеты, испуганных граждан — но все это в итоге выливается во второй финал, который призван показать зрителю, что по сути ничего не изменится. Одни всегда будут делать деньги, а другие делать из любой трагедии шоу.
Джоди Фостер говорит, что в сценарии ей понравилось сочетание умного триллера и возможности поразмышлять над устройством современного мира. Первоначальный текст Фостер разрабатывала два года. С Клуни до этого она никогда не сотрудничала: «Кажется, мы как-то встречались на джанкете. Оказалось, все эти истории о том, какой он простой парень, — правда. Он на работу каждый день с рюкзаком приходил. И не вылезал из футболки с надписью Casamigos Tequila».

На пресс-конференции бурю аплодисментов вызвало не сколько появление съемочной группы, сколько политическое заявление Джорджа Клуни: «В Америке никогда не будет президента Дональда Трампа. Не бывать этому. Страх не движет нашей страной. Мы не боимся мусульман, иммигрантов и женщин. Так что с Трампом проблем не будет».

Трампа актер упомянул не случайно — многие американские журналисты сравнивают персонажа Клуни с кандидатом в президенты от республиканцев. Как говорит сам актер, Трамп — порождение новостных программ и журналистов, которые боятся задавать дополнительные вопросы. «24-часовой новостной канал не дает вам больше новостей. Он просто скармливает вам одни и те же новости круглые сутки, — говорит Клуни. — Современное телевидение в плане информирования зрителя стало настоящей катастрофой».

В «Финансовом монстре» Ли Гейтс не несет никакой ответственности за свои слова. Сама Джоди Фостер такому может только позавидовать. Ее картина снята при помощи студии Sony, поэтому от «Финансового монстра» ждут успеха в прокате. «Я нервничаю, — признается Джоди. — Но у фильма хорошая рекламная кампания, и многие о нем уже знают. Вообще забавная штука, эта режиссура. Мне гораздо труднее читать рецензии на свои актерские работы, нежели на режиссерские. И с прокатными особенностями все то же самое — как режиссер я переживаю меньше. Потому что как режиссер я полностью верю в то, что снимаю. Я вижу все происходящее на площадке и могу вмешаться в любой момент».
На конференции Фостер сокрушалась, что ей так и не удалось запустить в производство картину «Флора Плам» о работниках цирка. Рассел Кроу, взятый на главную роль, получил травму, и съемки фильма были приостановлены. «Кажется, мне надо расстаться с „Флорой Плам“, как бы мне ни было тяжко», — говорит режиссер.

Интересно, что Фостер уже приезжала в Канны с фильмом про террор. Когда в 1976 году Мартин Скорсезе привез на фестиваль драму «Таксист», в которой актриса сыграла несовершеннолетнюю проститутку, картину освистали на показе. Возможно, у многих в памяти были свежи воспоминания о бомбе, найденной в фестивальном дворце годом ранее, и фильм, в котором главный герой убивал людей, чтобы очистить город от «грязи», попал в этот нерв.

Но при просмотре «Финансового монстра», несмотря на сюжет с захватом заложников, страха не испытываешь. Только напряжение. Может быть, мы просто не любим зарвавшихся телеведущих? Или сказывается фестиваль, на котором страхов реальных куда больше — настолько ужесточили в этом году все меры безопасности? Так или иначе, но «монстр» Фостер оказался довольно беззубым. Хоть и симпатичным.

кинопоиск
mari lu
13 мая 2016, 12:58
Вечеринки.

Vanity Fair And Chanel Dinner

Блейк Лавли.
user posted image
Кристен Стюарт.
user posted image
Гаспар Ульель.
user posted image
Паз Вега.
user posted image
Кирстен Данст.
user posted image
Джессика Честейн.
user posted image
SoKo.
user posted image
mari lu
13 мая 2016, 13:32
Фотоколл "Приятных снов" Марко Беллоккьо.
Режиссер.
user posted image

Беренис Бежо.
user posted image
Барбара Рончи.
user posted image
Мириам Леоне.
user posted image

user posted image
user posted image

hab
13 мая 2016, 14:29
Вечеринка Chopard
Кирстен Данст
user posted image

Джулианна Мур
user posted image

Жюльет Бинош
user posted image

Джон Бойега, Каролина Шойфеле и Бел Паули
user posted image

Шерил Коул
user posted image

Хофит Голан
user posted image

Валерия Бруни
user posted image
Шпилька
13 мая 2016, 14:37

hab написал:  Блейк Лайвли на ланче по случаю премьеры "Светской жизни"

Гормоны наносят ответный удар!

У ЭТОЙ, как бы мы к ней не относились, красивое платье. У Джулии офигительные изумруды! obm.gif
mari lu
13 мая 2016, 17:16
Фотоколл фильма режиссера Стефани Ди Гиусто "Танцовщица".

Драма начала 20-го века, основанная на жизни знаменитых американских танцовщиц Лои Фуллер и Айседоры Дункан.

Гаспар Ульель, Мелани Тьерри, Лили-Роуз Мелоди Депп , Соко и режиссер.
user posted image

user posted image

user posted image

user posted image

user posted image

user posted image
mari lu
13 мая 2016, 17:22
Фотоколл "Ученика" Кирилла Серебренникова.

Петр Скворцов, Виктория Исакова, Серебренников и Александр Горчилин.
user posted image

user posted image

user posted image

user posted image
molly
13 мая 2016, 18:39
Понравилось фото, Мэдс Миккельсен в Каннах. smile.gif
user posted image
mari lu
13 мая 2016, 19:01

molly написала: Понравилось фото, Мэдс Миккельсен в Каннах.

Хорош.
us_ok
13 мая 2016, 21:39

molly написала: Понравилось фото, Мэдс Миккельсен в Каннах.  smile.gif

Сразу видно, что обед выдался biggrin.gif
Нерпа
13 мая 2016, 22:33

molly написала: Понравилось фото, Мэдс Миккельсен в Каннах.  smile.gif

Хотите превратить Лазурный берег в Северное море? Звоните Мадсу. 3d.gif
hab
13 мая 2016, 23:08
Скандинав везде фьорд найдет redface.gif 3d.gif
mari lu
13 мая 2016, 23:44
А вот Блейк Лавли на фотоколле The Shallow, тоже у самого синего моря.
user posted image

И вечером на красной дорожке Slack Bay (Ma Loute).
user posted image

user posted image

kelly-g
13 мая 2016, 23:49
У Блейк сразу два фильма в Каннах? Во дает!
mari lu
13 мая 2016, 23:56
Шэрил Коул.
user posted image

Леди Виктория Харви.
user posted image

Айшвария Рай.
user posted image

mari lu
14 мая 2016, 00:06

kelly-g написала: У Блейк сразу два фильма в Каннах? Во дает!

Алленовский вне конкурса.
"Отмель", судя по всему, пристраивают.

Так, наша любимица Лена.
user posted image

Виктория Сильвстедт
user posted image

А это, пишут, модный блоггер из Австралии Николь Уорн.
user posted image
user posted image
mari lu
14 мая 2016, 00:17
Команда фильма
user posted image

Бинош с косой.
user posted image

user posted image

user posted image
Шпилька
14 мая 2016, 03:16

mari lu написала: Петр Скворцов, Виктория Исакова, Серебренников и Александр Горчилин.

Ну вот зачем эти гопнические распальцовки? facepalm.gif Итак весь мир нас бандитами считает.
mari lu
14 мая 2016, 13:12
Премьера фильма Кена Лоуча " Я, Дэниэл Блейк".
user posted image
Хэйли Сквайрс и Дэйв Джонс.
user posted image

Кен Лоуч - один из каннских любимцев. Он здесь уже в 16 раз, и опыт показывает, что режиссёр редко остаётся без наград. Вот и его новая работа вполне может претендовать на один из призов.

"Я, Дэниэл Блэйк" - критическое исследование состояния современной Великобритании. Дэниэл Блэйк - обычный человек, который всегда вёл честную жизнь, платил по счетам и не отклонялся от налогов. Он – открытый, добрый и не просит лишнего. Но после сердечного приступа ему потребовалась помощь государства, однако получить её он не может и вынужден каждый день проходить какие-то бесконечные бумажные процедуры в социальных центрах.

Кен Лоуч снял очень простой, но цельный фильм. В нем все идёт по нарастающей, и возмущение зрителя растёт вместе с увеличивающимся ощущением бессилия персонажей картины. Завершается все монологом, после которого половина зала не могла сдержать слез. При этом режиссёр совершенно не пытается давить на жалость, он просто проговаривает очевидные вещи как то: любой гражданин не номер страхового полиса, не безликое существо в длинной очереди, не обуза и помеха, а человек, достойный уважения и понимания.


радио культура
mari lu
14 мая 2016, 13:29
Красная дорожка "Танцовщицы" Стефани Ди Гиусто.
user posted image

user posted image

user posted image

Смотрите, какое у меня "платьюшко".
user posted image

user posted image

user posted image
мысь
14 мая 2016, 14:13

hab написал: Неужели ее пустили без каблуков, а как же правила? 3d.gif


По сообщениям журналистов, Робертс по прибытию на премьеру вполне соответствовала завяленному дресс-коду: актриса выбрала элегантное платье от Armani и высокие каблуки. Но спустя несколько минут актриса сняла туфли и поднялась по канской лестнице босиком.

- Мы такого никогда раньше не видели, - пишет USA Today.

Затем, один из представителей персонала принес туфли Роберт к верхним ступенькам, и артистка вновь надела обувь, как "кинематографическая Золушка", добавляет издание. На фоне прошлогоднего скандала, когда секьюрити не пустили на красную дорожку Канн нескольких дам в балетках, поступок Робертс общественность восприняла как протест против введенного дресс-кода - обуви на высоких каблуках.

Severina
14 мая 2016, 14:17

мысь написала: поступок Робертс общественность восприняла как протест против введенного дресс-кода - обуви на высоких каблуках.

facepalm.gif

Да просто стоять она в них может, а вот ходить, а тем более подниматься по лестнице уже с трудом.
мысь
14 мая 2016, 14:43

Шпилька написала: У ЭТОЙ, как бы мы к ней не относились, красивое платье.

Платье очень красивое. Но ходить она в нем совершенно не умеет.

Нежно-желтый оттенок наряда подчеркнул загар, приталенный крой привлек внимание к стройной фигуре, а высокий разрез то и дело показывал изящные ноги. Именно этот разрез и привлек внимание папарацци: пока девушка боролась с постоянно слетающим из-за порывов ветра шлейфом, разрез старался сползти куда-то в сторону и показать нечто большее, чем хотелось звезде.

Такая ситуация с платьем повторялась снова и снова: разрез сползал, шлейф слетал и в дополнении к этому Амаль Клуни то и дело путалась в излишне длинной и многослойной юбке наряда.

user posted image

user posted image

user posted image

55-летний Джордж в этот вечер проявил максимум терпения и галантности. Он выглядел щеголевато в черном смокинге и всеми силами стремился поддержать жену, старательно скрывая улыбку, когда она в очередной раз поправляла платье.

Клуни, как истинный джентльмен, помог Амаль подняться по крутой лестнице Дворца Фестивалей на показ фильма, когда она снова запуталась в платье и чуть не упала на ступеньки.

user posted image

Даже коллеги по цеху помогали Амаль взобраться по ступенькам и не упасть.

user posted image
мысь
14 мая 2016, 14:44
Да, Джордж. Самое время одуматься. mad.gif 3d.gif

user posted image
мысь
14 мая 2016, 14:47
Кичин для РГ:

Каннский фестиваль показал абсурдный фильм Брюно Дюмона
Второй французский фильм Каннского фестиваля - "Ма Лют" Брюно Дюмона - первая в практике режиссера комедия, причем абсурдная и сюрреалистическая. В нашем прокате картину предполагают назвать "В тихом омуте".

Ма Лют - имя одного из героев, долговязого парня в белой матросской шапочке с красным помпоном. У него непроницаемое лицо молодого Фернанделя и загадочные повадки закоренелого дауна. Он живет в суровой пустынной местности атлантического побережья, где вечно дуют ветры, и принадлежит к семейству рыбаков, которые иногда лакомятся человечиной. И есть полюбившая его девушка, которая ходит в костюме мальчика и принадлежит семейству состоятельных аристократов, живущих в вилле, как они утверждают, из чистого мрамора. Аристократическое семейство обладает неустойчивостью в походке и постоянно падает. Между двумя семействами пребывает в растерянности пара полицейских инспекторов - один очень толстый, другой очень тонкий. Толстый тоже неустойчив и тоже постоянно падает, но встать ему без посторонней помощи практически невозможно.

А действие, чтобы не было экивоков, перенесено в начало ХХ века, когда все возможно, даже людоедство.

Главная беда - вдруг на побережье стали пропадать люди. Один пропал, другой… полицейские инспекторы не успевают загибать пальцы. Хотя в принципе это немудрено, раз тут людоедство. Парень Ма Лют тоже любит полакомиться, и когда он любит девушку, вполне способен вдруг зарычать, что означает: в человеке проснулся аппетит.

Дальше пересказывать ничего не буду, только отмечу, что в финале люди обретают способность превращаться в живые воздушные шарики. И что режиссер Дюмон увлеченно осваивает новый для него жанр абсурдистской комедии, явно ориентируясь на дивный старофранцузский стиль времен Жака Тати. Придумывает смешные приколы. Азартно работает со звуком, отчего каждый шаг толстяка отзывается в зале таким мощным хрюканьем, что уже становится весело. Он верен своему принципу соединять в одном кадре профессиональных актеров с натурщиками - и добивается фантастического по контрастам ансамбля. Среди профессионалов выделяются Валерия Бруни-Тедески и Жюльетт Бинош в роли приехавшей на виллу экзальтированной тетушки. Все актеры и неактеры обдуманно педалируют и комикуют, каждый трюк и каждый гэг отрабатывая честно, на двести процентов. Но когда в зале пройдет первое изумление от раскрывшегося перед тобою мира, и когда ты окончательно примешь предложенные режиссером залихватские условия игры, действие начинает буксовать, абсурд перестает развиваться и становится монотонным, и хотя комедия еще идет, смех в зале утихает. Вырулить к финалу с честью становится проблематичным, но Дюмон с этим справляется - запускает в небо свои воздушные шарики и завершает картину победно и, в общем, лихо. Будь она на полчаса короче заявленных двух с хвостиком, цены бы ей не было.

Но сюр, скажу я вам, заразителен. Когда выйдешь из зала, фестивальная толпа покажется продолжением картины Дюмона: те же сумасбродные движения, та же неустойчивость, такие же нелепые платья с пелеринками и шляпки с дикими полями. И покажется, что общество с начала ХХ века так и не изменилось. И, возможно, точно так же поедает себе подобных.

Шпилька
14 мая 2016, 14:49

мысь написала: пока девушка боролась с постоянно слетающим из-за порывов ветра шлейфом, разрез старался сползти куда-то в сторону и показать нечто большее, чем хотелось звезде.

Звезде, cen.gif! Звезде!! facepalm.gif

У Джулии прекрасное выражение лица на совместной фотографии 3d.gif :

мысь
14 мая 2016, 14:49

В Каннах показали фильм Кирилла Серебренникова "(М)ученик"
Фильмов о ловушках религиозного сознания у нас не снимали, кажется, со времен "Туч над Борском" (1960) - хотя сегодня эта тема много актуальнее и требует серьезного осмысления. Такой фильм сделал Кирилл Серебренников, взяв за основу поставленную им в Гоголь-центре пьесу немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. В пятницу на Каннском фестивале в рамках программы "Особый взгляд" состоялась его премьера.

Сюжет - конфликт между старшеклассником Веней и учительницей биологии Красновой. С какой-то поры единственным чтением парня оказалась Библия, и стал он таким фанатичным последователем ее заветов, что даже "батюшка", откомандированный церковью  привить ученикам "основы православной культуры", озадачен прямолинейностью толкований и агрессивностью выводов. На все вопросы жизни у Вени есть готовый ответ - он сыплет цитатами из Библии, выбирая самые воинственные и нетерпимые, начиная с хрестоматийного "не мир пришел Я принести, но меч". Цитат много, на все случаи, и выходит из них, что люди живут не по правде, что поддались соблазнам и не ведают больше страха. Он пугает разведенную мать жестоким божьим судом. Отказывается плавать в бассейне, потому что видеть девочек в бикини - значит возжелать их, а это смертный грех. И разумеется, его оскорбляют уроки биологии, где пытаются объяснить законы безопасного секса, демонстрируя их на морковке. Так начинается его бунт, в котором, как мы увидим, он готов идти до конца.

В какой-то мере фильм может служить пособием для тех, кто считает себя верующим, но Библию так и не прочитал. А коль прочитал бы, да к тому же думать умеет - задался бы многими вопросами, которые в клерикальном обществе предпочитают оставлять без ответа. Веня неутомимо ее цитирует, для убедительности на экране вспыхивают ссылки на "Книгу книг", и спор, начавшийся с проблемы развратных бикини, перерастает в гораздо более серьезный и тревожный. Никто, например, у нас так и не объяснил, как примирить в одной голове уроки православной культуры, исходящие из семи дней творения,  с уроками биологии, где опираются на теорию  Дарвина. Как совместить с современными научными воззрениями людоедский христов завет предавать геев смерти. И почему каждый, кто выражает сомнение, - обязательно враг Христов, то есть еврей. Почувствовав в Вениамине родственную душу, школьный поп тут же, превышая полномочия, цитирует брошюрку о греховности театров, музыки и выставок - зрителям вспомнятся бандитские вылазки православных молодчиков в московском Манеже и в Художественном театре. Библия здесь уже выглядит как теоретическое обоснование и питательная среда для религиозного экстремизма. Согласитесь, что в таком, более чем актуальном ракурсе ее в нашем кино еще не рассматривали. При этом фильм ничего не утверждает и ни на чем не настаивает  - он предлагает моментальный снимок сегодняшнего общества, а обдумывать его доверяет нам.

В художественном отношении у фильма есть проблемы. Его материал претерпел двойную трансформацию: сначала действие немецкой пьесы переместили в российские реалии, а затем театральный спектакль стал базой для кинофильма. Двойная пересадка не прошла бесследно. Отвага учительницы, в одиночку бросившей вызов надвигающемуся клерикализму, совершенно нормальна для современной Германии, но в современной России выглядит уже невозможной. Как и изумление вдруг открывшейся ей пещерностью исповедуемых Веней взглядов - в России ее реакции и ее тактика наверняка были бы другими, более сложными и менее уверенными в легком торжестве аксиом. Она в фильме оказалась как бы вне контекста конкретной страны и конкретного времени - что идет в ущерб достоверности. Наконец, стремительно нарастающий накал спора и подчеркнутый артистизм главных героев, броскость их повадки, естественные для театра, в кино выдают театральную природу вещи. "(М)ученик" в этом отношении немного похож на "фильмы-спектакли" 50-х, где театральные постановки откровенно переносились на экран, и актеры играли в театральной манере. Но там зритель об этом знал и воспринимал как необходимую условность - в фильме 2016 года это кажется не совсем натуральным. Все актеры хороши - и Петр Скворцов в роли неистового Вениамина, и Виктория Исакова в роли учительницы, и Александр Горчилин в роли хромоногого Гриши, который испытывал к Вене род платонической любви и за это поплатился. Светлана Брагарник замечательно играет типичную школьную директорису, абсолютно растерянную перед разгулом противоречивых вызовов времени. Хороша Юлия Ауг - встревоженная и тоже растерянная мать Вени. Вообще, образ запутавшегося общества, которое еще вчера учили быть атеистическим, а сегодня совершили мгновенный поворот оверкиль, - самый сильный и убедительный итоговый образ картины.

Но все это прекрасно для театра. В кино же эскапады Вени выглядят чуть слишком эффектными, он явно любуется собой, и некоторые его закидоны с трудом представишь в реальности - театральная условность и концентрированность действа сопротивляются переносу на экран. Особенно это чувствуется в финале, где учительница Краснова, потерпев поражение на всех фронтах, неожиданно теряет самообладание и закатывает истерику, никак не вытекающую из заявленного в фильме характера.

Полагаю, что Кирилл Серебренников, мастер умный и талантливый, прекрасно понимает особенности выбранного материала и неизбежные издержки его двойного переноса в другую географическую и эстетическую среду. Но он пошел на эти компромиссы, справедливо считая фильм чрезвычайно своевременным и для судеб нашей страны - важным. Его премьера состоялась в Канне, но снят он, несомненно, для России - как предупреждение и повод серьезно задуматься. Этот яростный диспут должна видеть и обсуждать вся страна. Как сложится его судьба на наших экранах - покажет будущее.

мысь
14 мая 2016, 14:55

Шпилька написала:
Звезде, cen.gif! Звезде!!  facepalm.gif

У Джулии прекрасное выражение лица на совместной фотографии  3d.gif :

Но при этом "звезда" украла как минимум половину внимания прессы. Про неравную борьбу с платьем пишут ничуть не меньше, чем про эпатажный проход с голыми пятками самой Джулии. То есть цель достигнута - звезда жены опять затмила своего престарелого мужа. facepalm.gif
Шпилька
14 мая 2016, 14:58
Сразу видать - серьезный юрист и сильная независимая женщина facepalm.gif . Что она вообще на дорожке делает? Остальные пришли без плюсодинов. mad.gif
мысь
14 мая 2016, 15:03
Сэм Клебанов делится первыми впечатлениями от фестиваля в своем фб:

"Стоять Ровно" Алана Гироди - много гениталий в кадре, интригующее начало, потом фильм начинает бесцельно слоняться туда-сюда, как и его главный герой. Общее впечатление - WTF? Но утешительный приз режиссёру за смелость - совместить эвтаназию с геронтофильской гомоэротической сценой не каждый решится. Практически никто, кроме Гироди.

"Финансовый монстр" Джоди Фостер - очень хороший триллер несправедливо обруганный местной прессой. Глобальная коррупция, бессмысленный "инфотеймент" и взрыв отчаяния "маленького человека". Держит в напряжении и имеет, что сказать зрителю. Несколько сцен просто отличные и ловко обманывают ожидания зрителя, Клуни на высоте.

"Сьераневада" - вязкий 3-часовой семейный эпос. Броуновское движение родственников в квартире, где проходят поминки, разговоры обо всем и ни о чем, принципиальное отсутствие драматургической структуры. Просмотр - непростое, но вознаграждающее зрителя испытание. Временами даже бесит, но оторваться невозможно. На самом деле, очень крутое кино. Румыны, кстати, оказываются удивительно похожи на русских - даже эстетикой квартир. Но жаль, что в России ничего подобного про себя не снимают.

Ma Loute Брюно Дюмона - довольно смешная, но кажется все-таки бессмысленная макабрическая клоунада. Поначалу зал постоянно смеялся, но потом как-то подустал. После "Малыша Кенкена" ожидания от комедии Дюмона были намного выше. Хотя играют все прекрасно. Особенно почти неузнаваемый Фабрис Лукини и гротесковая Жюльет Бинош.

"Я, Даниэль Блейк" - прямолинейная, но очень эмоциональная и искренняя пролетарская драма от Кена Лоуча. В отличие от его предыдущих картин, тут объектом критики становится не капиталистическая система, как таковая, а "социальное государство", которое по идее должно помогать своим гражданам, но вместо этого бесчеловечно перемалывает их в мясорубке. Это такой бесчувственный бюрократический монстр, уничтожающий все живое. После сеанса поговорили с французской коллегой о том, что по сравнению со Скандинавией и Францией в Англии, конечно, супер-жесткач, хотя проблемы примерно одинаковые у всех. Хорошо, что есть Кен Лоуч!

Шпилька
14 мая 2016, 15:09

мысь написала: совместить эвтаназию с геронтофильской гомоэротической сценой не каждый решится.

Кто говорил, что Канн сдулся, кагбе сообщают нам отборщики фестиваля 3d.gif 3d.gif .
mari lu
14 мая 2016, 15:17

мысь написала: Ma Loute Брюно Дюмона - довольно смешная, но кажется все-таки бессмысленная макабрическая клоунада. Поначалу зал постоянно смеялся, но потом как-то подустал. После "Малыша Кенкена" ожидания от комедии Дюмона были намного выше.

Посмотрю непременно, "Малыш" мне понравился.


мысь написала: После сеанса поговорили с французской коллегой о том, что по сравнению со Скандинавией и Францией в Англии, конечно, супер-жесткач, хотя проблемы примерно одинаковые у всех. Хорошо, что есть Кен Лоуч!

Ах, если бы все так просто решалось, снял фильм -исправил ситуацию.
мысь
14 мая 2016, 15:35
"Искусство кино", Вадим Рутковский:

Канн - 2016. Новички и драконы
Драконы – это каннские долгожители, режиссеры-"номенклатурщики" или, если включить позитивное мышление, маскоты фестиваля, участие которых в официальной программе так же обязательно, как открывающий каждый сеанс ролик с каннской лестницей, ведущей из морских глубин к звездам и Пальмовой ветви. Какой Канн без Вуди Аллена, Кена Лоуча, Педро Альмодовара, Брюно Дюмона? Проверенные кадры; разве что Дюмон сумел удивить два года назад самой потрясающей метаморфозой в истории авторского кино: в "Малыше Кенкене" он в неизменности сохранил и фактуру, и героев, и мотивы своих предыдущих, трагических фильмов, только жанр без видимого напряжения превратился в комедию. В том же направлении движется и его новый ретро-гротеск "В тихом омуте". Но о драконах, даже таких лукавых, как Дюмон, не так интересно, как о новичках.

Абсолютных в Канне немного. Открывшие конкурс Ален Гироди и Кристи Пуйю в предыдущие годы участвовали в "Особом взгляде"; вот, доросли до основного соревнования. Но ведь действительно оба выросли: и "Сьераневада" Пуйю, и "Вертикаль" Гироди – самые совершенные в их фильмографии.

Не факт, что до основного конкурса когда-нибудь доберется египтянин Мохамед Диаб, чьим "Столкновением" стартовал "Особый взгляд" этого года. Хотя желание Тьерри Фремо расширить и географические, и стилевые горизонты похвально. Диаб – режиссер социально озабоченный, его дебют "678" (название – по номеру автобусного маршрута) сплетал, например, несколько историй о сексуальном харрасменте, которому подвергаются современные египтянки. Одна из героинь, доведенная до отчаяния тем, что египетские мужички трутся о женщин в переполненных автобусах (используя целую систему – сначала трутся лежащим в кармане лимоном, если сходит с рук – уже не лимоном), вооружилась шпилькой и стала калечить обидчикам гениталии. От "Столкновения", посвященного политическим волнениям в Каире 2013 года, хотелось чего-то не менее интересного, но нет, Диаб обошелся в основном штампами. Хотя формальный прием интригующий – камера не покидает полицейского автозака. Первыми в него попадают журналисты: египтянин с американским паспортом и его местный ассистент, следом – противники "Мусульманского Братства", закидавшие фургон камнями (ибо все репортеры – предатели и шпионы), следом – члены "Мусульманского Братства", а ближе к финалу в компании заключенных окажутся и военные, укрывшиеся среди арестованных в суматохе уличных боев. Есть эмоционально цепкие моменты: прогрессивный мальчишка-школьник, угодивший за решетку вместе с отцом и добровольно отправившейся за семьей мамой, царапает на двери фургона крестики-нолики – в игру вступает его ровесница-мусульманка. А когда девочке невтерпеж хочется в туалет, все, забыв об идеологической вражде, сбиваются в один угол и вежливо отворачиваются.

Но из "Столкновения", вроде бы насыщенного противоречивыми характерами и отношениями, о социополитической ситуации в Египте узнать можно немного: все исчерпывается общими местами ("сегодня я узнал, что мой сын на стороне "Братства""), а финальную точку ставит подсвеченный зелеными лазерами кровавый сумбур, что больше походит на драматургическую слабость, а не на глобальную метафору. С реализмом у Диаба не очень – о египетской мелодраме вспоминаешь чаще, чем о фильме Эльдара Рязанова "Гараж", тоже запиравшем непримиримых антагонистов на ограниченной территории.

Как держать напряжение на протяжении трех часов, не выходя за пределы обычной городской квартиры, и добиваться гиперреализма, физически затягивающего в экранное действо, демонстрирует Кристи Пуйю. Его "Сьераневада" (Sieranevada) разыгрывается почти в реальном времени, на сороковинах – поминках по усопшему отцу, собирающих многочисленных родных и близких. Толкотня людей на 50 (или около того) квадратных метрах – как вулканическая магма, диалоги (будь то треп о конспирологических аспектах 11 сентября и о только что случившейся атаке на "Шарли Эбдо", воспоминания о прошлом, обсуждение гастрономических рецептов, признания в страхах и надеждах), сцены ревности и молитва, скандал вокруг парковочного места – все, из чего складывается повседневность, великое, смешное, пустячное, больное – обретает романную форму. Кто знает, как отнесется к такому медленному кино возглавляющий жюри Джордж Миллер, автор высокооктановых скоростных лент – вдруг не уснет, а очаруется? Конкурс подготовил ему немало испытаний: больше половины участников длятся гораздо дольше двух часов. (Да, подозреваю что ни он, ни председатель жюри "Особого взгляда" Марте Келлер не отличают каннских старожилов от новичков и смотрят незамутненным младенческим взглядом).

Фильм Алена Гироди не из них, всего 100 минут, но эпическое (хоть и легкое) дыхание придает ему сходство минимум с "Одиссеей". Как переводить название Rester verticale – вопрос. Вот выше я написал просто "Вертикаль" – но это, скорее, шутка, дать название горного фильма советского мачо Говорухина утопической фантазии режиссера-гомосексуалиста, нежно влюбленного в стариковские тела. Мне нравится вариант "Стой прямо" – во всяком случае, к нему располагает последняя фраза фильма, брошенная героем, глядящим в глаза голодным волкам. Все фильмы Гироди – этакие гей-утопии, часто разыгранные в вымышленном степном царстве-государстве. Герой новой картины, режиссер Лео, живет, вроде, в современной Франции, но лесные колдуньи здесь обычное дело; фантазия Гироди на месте. Это странное и непредсказуемое кино чертовски трудно описать; по мне, так Гироди снял развернутый поэтический римейк одного единственного кадра, из фильма Пола Моррисси "Плоть" – голый Джо Далессандро с младенцем. Причудливое странствие Лео от творчества к отцовству, от одиночества к попытке построить семью и обратно, в асоциальную свободу, о, наконец, черной дыре до рождения и после смерти. И все это в формате шаловливой секс-сказки, с черным юмором и цитатами из Густава Курбе.

Стопроцентный новичок конкурса – немка Марен Аде. Ее дебют 2003 года "Лес для деревьев" строился на нагнетании неловких ситуаций, связанных с комплексами фрустрированной героини, учительницы начальных классов. Дебют длился 83 минуты. Сделавшая за 12 лет всего один фильм – известный в России под неадекватным названием "Страсть не знает преград" – к третьему полному метру Аде размахнулась: "Тони Эрдманн" идет 162 минуты. А смысл? Нет, это теплый, славный фильм об отношениях отца и взрослой дочери, в нем есть вещи тонкие, есть – неожиданные, но повторов больше, и принцип ровно тот же, что и в дебюте – серия неловких моментов, правда, без нервозности и лишнего драматизма. Дочь – бизнес-леди, консультант по переводу нефтеперерабатывающего предприятия на аутсорсинг, что чревато крупными сокращениями, женщина с подконтрольными эмоциями и железной хваткой. Отец (кстати, учитель в средней школе) – неугомонный шутник, добряк и анархист по природе; смешная вставная челюсть всегда под рукой. Тони Эрдманн – вымышленное имя, для перевоплощения, тоже своего рода комический аксессуар. Все происходит в Бухаресте, что придает ряду сцен симпатичное сходство с румынской волной. И вообще все чертовски симпатично – как в хорошем сериале (если бы не пара алкогольно-наркотических эксцессов и небольшая, но важная толика обнаженки, фильм бы пришелся впору даже каналу "Россия").

В дополнение к разговору о хронометраже. Вот чертовски талантливый израильтянин Надав Лапид – член жюри параллельной программы "Неделя критики" – показал "коротышку" "Из дневника свадебного фотографа": уложился в 40 минут, сказал много важного на тему брачных и внебрачных отношений. Прекрасен уже пролог: герой вспоминает свой первый, неудачный опыт съемок свадеб, когда он думал, что горящая красная надпись rec означает неработающую камеру и в итоге снял только случайные кадры – потолки да ноги гостей – после чего заключает, что это и есть настоящая супружеская жизнь.

мысь
14 мая 2016, 15:37
Часть 2.

Возвращаюсь к "Особому взгляду", где максимум новичков, подобранных по принципу контрастного душа: следом за Диабом идут "Персональные дела" палестинской дебютантки Махи Хадж (милая и необязательная семейная комедия о жизни арабской династии на оккупированных территориях), потом – "Ученик" впервые приезжающего в Канн Кирилла Серебренникова, потом – еще один дебют, франко-бельгийская "Танцовщица" Стефани Ди Джусто. Кстати, национальное разнообразие программы несколько ложное: и у Диаба, и у Хадж, и у большинства как бы экзотических участников есть французские копродюсеры. А у Серебренникова нет, но это не помешало Тьерри Фремо заметить картину. Кирилл – режиссер стереоскопический, его вольная экранизация пьесы Мариуса фон Майенбурга "Мученик" – о школьнике, выбравшем Библию в качестве оружия для борьбы с миром, – не укладывается в жанровое и тематическое прокрустово ложе. Это провокационный аналог поэтической строчки Василия Шумова "Религия – это бомба замедленного действия", социальная сатира, комедия нравов, нежное и трагическое высказывание о юности, исследование механизма диктатуры – бездонный фильм.

После него совсем неловко смотреть "Танцовщицу", основанную на реальной истории Фуллер, танцовщицы конца XIX века, самоучки и изобретательницы танца бабочки, открывшей талант Айседоры Дункан. На уровне синопсиса – интересно, имена братьев Дарденн в качестве продюсеров интригуют, на выходе – открыточно красивая дребедень. Дело в том, что Стефани ди Джусто не рефлексирует по поводу слащавости модерна или законов мелодрамы. Ей и впрямь нравятся кружения под музыку Вивальди в развевающихся белых балахонах, она всерьез считает, что романтический воздыхатель – граф-кокаинист – должен быть лакированным красавцем с щегольскими усиками, а нераскрытую сложность его внутреннего мира должны передавать абстинентная испарина и бледность. Главной героине вне сцены дозволяется лишь страдать и изредка выдавать улыбку мученицы, ну а Айседора-Изадора – просто стерва с точеной фигуркой, разбила сердце Фуллер и была такова.

Если одни режиссеры оказываются рабами жанра, идут у него на поводу, то другие – подчиняют себе. Как Пабло Ларраин, автор показанного в "Двухнедельнике режиссеров" "Неруды" (Ларраин – вполне себе дракон "Двухнедельника", участвует в параллельной секции в третий раз). Назвать его байопиком – все равно что назвать биографическим фильмом "Хэммет" Вендерса. Травматический опыт чилийской истории Ларраин уже переплавлял – в патологический триллер о серийном киллере ("Тони Манеро") и патологоанатомическую драму ("Post mortem"), стилизованную под телевидение 1980-х хронику ("Нет") и гиньоль ("Клуб"). (Вне конкурса показали "Изгнание" Рити Пана, как и Ларраин, привязанного к кровавой истории – своей родной страны, Камбоджи. Пан тоже развивает одну тему в разных направлениях; "Изгнание" оказалось гипнотическим видеоартом).

Ларраин на этот раз сделал нуар – со всеми классическими составляющими, включая рир-проекцию. 1949-й год, заглавный, но не единственный главный герой Неруда – сенатор и поэт в бегах, по следам которого идет наймит подлого президента Гонсалеса (постоянный актер Ларраина Альфредо Кастро сыграл крошечную, но эффектную роль), безродный полицейский шпик Оскар, мнящий себя внебрачным сыном основателя чилийской полиции Пеллюшона (Гаэль Гарсиа Берналь).

Сыщик сопровождает происходящее закадровыми комментариями: Ларраин, в свою очередь, далек от апологетики революционного поэта, ирония разъедает фильм, снятый будто бы скептическим взглядом Оскара Пеллюшона. Герой Берналя щедр на саркастические и неглупые замечания, вроде "коммунисты ненавидят работать; они предпочитают взрывать церкви – там они чувствуют, что живут". Устами другого персонажа Ларраин уточняет: обещанное Нерудой и Ко равенство приблизит всех к его богемному существованию или низведет революционера до уровея прола? "Приди большевики к власти, он стал бы первым в списке на расстрел", – замечает Оскар. Затрагиваются и неудобные темы: бедность и тяготы – прекрасный источник вдохновения; всякая власть нуждается в "официальном" диссиденте, и чем он талантливей, тем более это лестно для власти. Чем дольше длится игра Неруды и Пеллюшона в "кошки-мышки", тем дальше фильм от жизнеподобия. Морок сгущается, разрешаясь диковинным финалом; катарсис – не катарсис, но близко к нему.

Сквонк
14 мая 2016, 15:42
Ну, Лоуч и румыны у меня уже в маст-си. Хорошее начало Канн.

"Мученик" любопытен, конечно, посмотреть бы надо. Тем более, с просмотра единственного фильма Серебренникова, что я видел - "Изображаю жертву" (отличный) - прошло уже 10 лет.

Вуди тоже глянем. Кстати, какая-то тетка из "Гардиан", находясь в Каннах, из прЫнцЫпиальных соображений отказалась смотреть его новое кино, и возмущалась тем, что "феминистка Кристин Стюарт" снимается у этого "педофила", призвав объявить бойкот Аллену и не смотреть его киношку всему остальному прогрессивному обществу. Там же в "Голливуд Репортер" опять эль скандаль поднят колоночкой сына Вуди/Синатра - аккурат в день начала Каннского фестиваля. Жизнь не скучнее кино!
mari lu
14 мая 2016, 21:19
Игорь Игрицкий о конкурсной программе

Первый французский фильм в конкурсной программе — несомненная удача, во всяком случае для зрителей. Брюно Дюмон опять снимает свою любимую Жюльетт Бинош (в позапрошлом его фильме «Камилла Клодель» она играла главную роль), в компании замечательных Фабриса Лючини и Валерии Бруни-Тедески. Фильм называется Ma Loute — это прозвище одного из огров (в русском переводе «В тихом омуте» передан смысл, но название не сохранено). Перед нами сюрреалистический, целиком выдуманный режиссером мир нормандских помещиков в 1910 году, которые живут на берегу моря рядом с семьей рыбаков-людоедов. На расследование дела о пропадающих во время лодочных прогулок отдыхающих приезжает полицейский инспектор, совершенно карикатурный, как и все персонажи этого полукомикса, полупритчи.
Несомненный шарм картине придает сочетание тонких, детально выверенных художественных решений — мир буржуа начала прошлого века предстает во всем своем антикварном великолепии — с довольно брутальным сюжетом, балансирующим между комедией и жутким кровавым гиньолем. К финалу, ко всеобщему облегчению, все же выясняется, что это была чистая комедия, но некоторые сюжетные повороты, даже несмотря на нарочитую придурковатость почти всех персонажей, заставляли публику недоумевать и даже вздрагивать. Дюмон весьма умный и очень образованный автор, поэтому он раскидал по канве кучу зацепок и аллюзий, так что этот фильм хочется пересмотреть еще раз сразу после того, как в зале зажегся свет. И даже несмотря на то, что все актеры носят клоунские маски, их игра кажется глотком свежего воздуха в затхлой атмосфере ретроэкранизаций. Фильм вряд ли получит «пальму», но если его купят в российский прокат — смотреть обязательно.

В немецкой картине Марен Аде есть один недостаток, хоть и не самый большой. Фильм идет почти три часа, и примерно треть можно смело выкинуть безо всякого ущерба для сюжета, сократив «Тони Эрдманна» до стандартного размера. В остальном перед нами тонко сыгранная, трогательная и местами уморительно смешная история отношений отца-пенсионера с дочерью — топ-менеджером консалтинговой компании. Пока папа на досуге ведет какие-то детские утренники, дочка превратилась в акулу бизнеса, бесконечно говорящую по телефону и празднующую день рождения в кругу родных заранее — слишком занята. Увязавшись за ребенком в Бухарест, как бы на каникулы, папаша становится ее своеобразным ангелом-хранителем, постоянно и нарочито создавая разного рода комичные ситуации.

Главную роль (по-видимому, альтер-эго женщины-режиссера Марен Аде) играет Сандра Хюллер, и это, безусловно, находка. По сюжету она не очень красива (пока не разденется) и совсем не обаятельна — пока не заплачет (или не запоет). Редко когда по ходу демонстрации фильма раздавались аплодисменты, но они прервали импровизированный музыкальный номер в исполнении героини дважды. И хотя поначалу основное внимание сосредоточено на 79-летнем Петере Симонишеке, кино в целом держится на Хюллер, и ударная сцена — голой вечеринки, повалившая зал буквально под кресла от смеха, отдана ей. В финале фильм об одиночестве и старении превращается во вполне предсказуемое объяснение в любви к родителям, где роль отца — функция, а все внимание приковано к женщинам, с которыми общается импозантный старикан. Когда бездушная машинка для заработка — дочка — оказывается живым человеком, становится ясно, что именно за такие роли дают главные призы на мировых фестивалях.

И оттуда же
Денис Рузаев о русском безумии и каннской классике

Можно ли считать кино по умолчанию хорошим, если его наполняют правильные, уместные идеи? Этот вопрос не покидал меня во время просмотра единственного российского фильма в официальной программе — «Ученик» Кирилла Серебренникова. Успешно ставивший ту же пьесу-первоисточник Мариуса фон Майенбурга в театре Серебренников эффектными, бравурными стилистическими штрихами рисует сгущение небольшого апокалипсиса в одной калининградской школе — для чего, как выяснилось, хватает появления псевдопророка, каким себя здесь представляет старшеклассник Веня (Петр Скворцов). Писание, природная борзота и драйв переходного возраста питают Веню достаточной энергией, чтобы последовательно обнажить лицемерие окружающей его действительности — школы с портретом вождя на стене и темой «Сталин — эффективный менеджер» в домашнем задании, дома — с нервной матерью (Юлия Ауг), даже и самой церкви (ее олицетворяет солидный батюшка с не менее солидными котлами на запястье). Вот только эта игра в праведника быстро находит и вторые ворота — в самом Веничке лицемерия оказывается не меньше, чем во всех, кого он изобличает, и второго фанатика — учительницу биологии (Виктория Исакова), которая пытается достучаться до подростка силой здравомыслия.

Серебренников как кинорежиссер (о его театральных работах судить не возьмусь) — умелый и смелый стилист: его кино не боится лобовых стилистических приемов (от подчеркнуто виртуозных длинных планов до мелькающих на экране ссылок на стих Писания, цитируемого кем-то из героев) и прямого высказывания. Высказывание это сводится к стремительному нарастанию безумия русской жизни, в которой бойкого, чувствующего конъюнктуру провокатора послушают куда с большей вероятностью, чем голос разума и рефлексии. Мысль справедливая, но является ли она для кого-то новостью?
Серебренников же своим бодрым кино не углубляет и не расширяет этот постулат с помощью полутонов и серых зон (где чаще всего и кроется подлинная правда), а наоборот — чем дальше, тем яростнее вколачивает его зрителю в голову, не сильно по методам отличаясь от Вени, прибивающего крест к школьной стене. Кино у него получается не менее агрессивным, чем тот мир, который оно же и критикует, и поэтому при всем согласии с авторскими идеями методы вызывают скорее раздражение. В крикливой действительности шепот бывает ценнее любых криков — а «Ученик» именно что кричит, пользуется образным языком лозунга, плаката, потертых клише (сочинения про менеджера-Сталина? голимый шансон на попойке завучей?) и скатывается в тот же догматизм, который, по идее, высмеивает. Поэтому довериться ему у меня так и не получилось.

После «Ученика» отчаянно захотелось немного отдохнуть от кино злободневного — что в Каннах сделать нетрудно: нужно всего лишь пойти на программу «Каннская классика». Надо же было такому случиться, чтобы фильм, на который я попал, оказался еще более бесстыже прямолинейным, чем современная басня Серебренникова. В первом полном метре и первом шедевре японской анимации «Момотаро: Священные моряки» по невежеству я не признал кино, заказанное в 1944-м военно-морским флотом и вышедшее в апреле 1945-го, — и увидел нечто сколь удивительное, столь и пугающее. Мишки и киски, мартышки и зайки, нарисованные в упоительном, обаятельном монохроме (ранние диснеевские фильмы не стоят и рядом), в этой откровенной агитке сначала заразительно поют о труде на благо родной армии, сооружая островные авиабазы, а затем пакуют парашюты с автоматами и высаживаются на вражеской территории. В финале от рук бравых зверят, конечно, наступает предсказуемый, но оттого не менее смешной кирдык Америке — что наполняет «Момотаро» сюрреальным, подлинным ужасом. Падающие от бессилия из рук морячка Папая (да, японские мультипликаторы не постеснялись высмеять чужого героя) консервы со шпинатом слишком уж явно напоминают о той страшной жестяной банке, которая всего через четыре месяца обрушится на саму Японию.
Подлинное освобождение от условностей кино, подчиненного идее (будь то антирелигиозной, как у Серебренникова, или милитаристской, как у японца Мицуйо Сео), наступило только на следующем ретроспективном показе — документальном «Госпитале» Фредерика Уайзмена, снятом в 1970 году в нью-йоркской больнице «Метрополитен». Щупленький 86-летний живой классик лично представил фильм, продемонстрировав свободное владение французским и юношеский заразительный огонек в глазах. Это же жизнелюбие сквозит и в каждой сцене самого «Госпиталя» — лишенного любой авторской позиции, кроме искреннего интереса к людям и их проявлениям в обществе себе подобных. Модели таких обществ Уайзмен уже 50 лет (он продолжает снимать) находит в самых разнообразных институциях, от школ, психушек и собесов до картинных галерей и университетов — их повседневную жизнь он снимает беспристрастно, всеобъемлюще, без фальши сюжетов и сквозных мотивов. В итоге его кино позволяет испытать почти стопроцентную гамму переживаний — от эмпатии до оглушительного смеха. Так, как смеялся зал на сцене с непутевым молодым художником, съевшим какую-то адскую дрянь вместо мескалина, на этом фестивале хохотали при мне только на том же «Тони Эрдманне» Марен Аде парой часов позже. В обоих случаях — абсолютно заслуженно.

mari lu
14 мая 2016, 21:33
Сегодня показывали "Большого и доброго великана" Спилберга. The Telegraph поставили 5 звезд.

Красная дорожка.

user posted image

user posted image

user posted image

mari lu
14 мая 2016, 21:36
Блейк Лавли.
user posted image

user posted image

user posted image
Длинных шлейфов не боится.

Ребекка Холл.
user posted image
user posted image
user posted image

Мелани Тьерри.
user posted image

Паз Вега.
user posted image

user posted image
mari lu
14 мая 2016, 21:46
Арайя Харгейт.
user posted image
user posted image

Стивен Спилберг, Руби Барнхилл и Марк Райленс.
user posted image
И Кейт Кэпшоу.
user posted image

Беренис Бежо и Мишель Хазанавичус.
user posted image
user posted image


mari lu
14 мая 2016, 21:53
Ли Юйчунь.
user posted image
user posted image
user posted image

Это некая miss Fame( просто для красоты biggrin.gif )
user posted image

Айшвария Рай.
user posted image
Дальше >>
Эта версия форума - с пониженной функциональностью. Для просмотра полной версии со всеми функциями, форматированием, картинками и т. п. нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2016 Invision Power Services, Inc.
модификация - Яро & Серёга
Хостинг от «Зенон»Сервера компании «ETegro»