Справка - Поиск - Участники - Войти - Регистрация
Полная версия: Партия социалистов-революционеров (ПСР)
Частный клуб Алекса Экслера > Историко-архивный
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13
полковник Марч
22 февраля 2015, 16:23
Из статьи А. А. Циндика "К вопросу о работе правоохранительных органов в Западной Сибири. 1905–1914 гг."

Один из лидеров партии социалистов-революционеров в Омске, Евтихий Клюев, был задержан полицией 9 января 1906 г.; в кармане у него был найден подписной лист местной группы эсеров на нужды организации и прокламация «Ко всем», с призывом к вооруженному восстанию. Во время обыска его квартиры полиция обнаружила большое количество прокламаций, программ партии социалистов-революционеров и РСДРП, Манифест Совета рабочих депутатов и 13 революционных песен, причем многие из рукописей, как было установлено в результате экспертизы, были написаны рукой Клюева.
В данном случае виновность Е. Клюева была налицо, хотя он и отрицал ее (что, впрочем, делали почти все революционеры). 25 августа 1906 г. суд вынес решение признать Клюева виновным. Однако здесь очень хорошо «поработал» защитник подсудимого — помощник присяжного поверенного Л. А. Янкелович (сочувствовавший революционерам), и суд определил Клюеву минимальную меру наказания — четыре месяца заключения в крепости. Но пока длилось судебное разбирательство, Клюев находился под стражей — как раз четыре месяца. Суд это учел, и Е. Клюев был освобожден. Таким образом, человек,
призывавший к вооруженному восстанию (то есть к экстремистским действиям), оказался на свободе. Позднее, в 1907 г., Е. Клюев был снова арестован и осужден на 6 лет каторги за революционную пропаганду в воинских частях.
полковник Марч
25 февраля 2015, 20:18
КАЛАШНИКОВ Николай Сергеевич
(1888, Минусинск - 17 августа 1961, Нью-Йорк)
Журналист, писатель, политический деятель.
Коренной сибиряк. Еще будучи гимназистом, в возрасте 16 лет включился в революционное движение. Член партии социалистов-революционеров с 1905 г. За участие в революции 1905 арестован и сослан на 5 лет на крайний север Сибири. В начале Первой мировой войны поступил добровольцем в армию, сражался на фронте до 1917 и дослужился до чина капитана. При Временном правительстве занимал пост помощника начальника войск Иркутского военного округа. После большевистского переворота сражался в Народной армии Комуча.
В 1919 бежал в Китай, откуда в 1924 эмигрировал в США. Гражданин США (1930). В 1939 опубликовал на английском языке первую книгу «Взявшие меч», получившую высокую оценку у американских критиков. Затем последовали книги: «Скакун», «Тойон», «Мой друг Якуб», «Защитник». Все эти книги были переведены на несколько языков. Твердо верил, что Сибирь есть основа русской государственности, основная территория, нужная и важная для всего русского народа. Состоял старейшим членом партии социалистов-революционеров и членом правления Литературного фонда в Нью-Йорке. В 1949 был одним из организаторов Лиги борьбы за народную свободу. Соредактор сборника «Памяти В.И. Лебедева» (1958).
полковник Марч
27 февраля 2015, 22:01
Стихотворение Максимилиана Волошина, которое он посвятил Марии Спиридоновой:

Чайке

…На чистомтеле след нагайки,
И кровь на мраморном челе…
И крылья вольной белой чайки
Едва влачатся по земле…

Она парила гордо, смело,
И крыльям нужен был простор…
Но –вот, в грязи трепещет тело,
И вольной птицы меркнет взор…

Крыло безжалостно измято –
Полета гордого краса…
Но сердце чисто… сердце –свято…
И рвется… рвется в небеса…

Крыло измято… Но белеет
Как гор высоких чистота…
И лишь одно пятно алеет –
Пятно от дерзкого кнута…

Она кружилась в вихре бури…
Погибшей, ей не увидать,
Когда над морем, луч лазури
Сверкнет как божья благодать…

Душа погибла в непогоду…
Погибла в мрачной темноте –
За меньших братьев, за свободу
Распятой жертвой на кресте.
полковник Марч
28 февраля 2015, 17:36
Рапорт борисоглебского уездного исправника А.Д. Бурьянова прокурору Тамбовского окружного суда об убийстве городового эсером-террористом.

9 апреля 1907 г.

7 апреля, около 7 часов вечера, в городе Борисоглебске на углу Дворянской улицы и Старо-Базарной площади около дома Типицына двумя выстрелами из револьвера браунинга убит старший городовой Борисоглебской городской команды Семен Мясоедов.
Убийство произошло при следующих обстоятельствах: Мясоедов шел из квартиры в полицию вместе с бывшим городовым Служеникиным. Дойдя до дома Типицына они встретились с крестьянином села Никитского, Махровской волости, Борисоглебского уезда, Семеном Исаевым Мануиловым. Последний, пропустив их мимо себя, произвел вслед Мясоедову выстрел после которого Мясоедов упал, Служеникин, не имея при себе никакого оружия, с испуга бросился бежать, а Мануилов, остановившись около Мясоедова, произвел второй выстрел в шею после чего также бросился бежать мимо женской гимназии по направлению к отделению государственного банка.
Стоявший на посту, на углу Дворянской и Верхне-площадной улиц, в 300 шагах от места происшествия городовой Гаврил Ковалев, услыхав выстрелы и увидев бегущего по направлению к государственному банку убийцу, сел на извозчика Ефима Семенова Дрободова и стал преследовать его, давая тревожные свистки. Мануилов с револьвером в руке бежал по тротуару, около домов, и не давался в руки, угрожая револьвером; в виду того, что в это время по тротуару проходило много народу, Ковалев, опасаясь случайных жертв, не решался стрелять в бегущего убийцу. Мануилов же, остановившись в одном месте, навел на Ковалева револьвер, извозчик и городовой Ковалев соскочили с пролетки и спрятались за лошадь, а Мануилов, воспользовавшись замешательством, вновь пустился бежать, Ковалев не растерявшись опять бросился преследовать его, давая все время тревожные свистки; на Конторской улице к нему на помощь подоспели постовые Яков Полупанов и Константин Туровский. На углу Конторской и Почтовой улиц Мануилов забежал во двор Мягкова, где пытался скрыться в саду, но городовые, вбежав вслед за ним, лишили его возможности бежать дальше и потребовали бросить револьвер, после некоторого колебания он бросил револьвер на землю и тут же был задержан и доставлен в полицию.
По вскрытии трупа судебным следователем и городовым врачом оказалось: что смерть Мясоедова последовала от повреждения существ мозга пулею, проникшею в полость черепа через раздробление затылочной кости. Два других огнестрельных отверстия на шее и правой щеке сделаны одной пулею; входное отверстие на шее выходит на щеке.
Мануилов 20 лет по профессии прикащик последнее время служил в городе Борисоглебске в магазине обуви Любовича, принадлежит к партии социалистов-революционеров в прошлом году два раза содержался в Борисоглебской тюрьме, 1-ый раз 24 января по распоряжению моего предместника Протасова за найденные в квартире его прокламации и 2-й раз 18 декабря по распоряжению Начальника Тамбовского Губернского Жандармского Управления полковника Устинова за принадлежность к партии социалистов-революционеров. Мануилов при опросе заявил, что убил Мясоедова по приговору боевой организации как «ключ шпика».
О вышеизложенном доношу Вашему Высокородию.

Исправник Бурьянов.
полковник Марч
28 февраля 2015, 17:42
Предложение тамбовского полицеймейстера К.Ю. Старынкевича приставам г. Тамбова о розыске лидера Боевой организации партии эсеров Б.B. Савинкова.

13 апреля 1910 г.

Совершенно секретно.

Вследствие отношения Начальника Тамбовского Губернского Жандармского Управления за №11382 предлагаю Вам произвести розыск главаря боевого дела партии социалистов-революционеров Бориса Викторова Савинкова (находящегося в настоящее время в России) и иметь в виду, что организованные им боевые группы намерены проявить свою деятельность в самом ближайшем будущем. При этом присовокупляю, что как названный Савинков, так и члены организованной им группы в случае появления в Тамбове, подлежат обыску и аресту о чем немедленно надлежит донести мне.
Приметы Савинкова: роста 2 арш[ина] 8 3/8 верш[ков], телосложения слабого, волосы на голове и усах каштановые, на голове коротко острижены, лыс, бороду бреет, глаза карие, близорук, нос с большой горбиной, лицо овальное, худощавое в щеках, на наружной стороне левого предплечья черного цвета родимое пятно с черными длинными волосами величиною с двугривенный.

Полицеймейстер Старынкевич.
полковник Марч
1 марта 2015, 18:11
Максимилиан Алексеевич Кравков (10 сентября 1887 г. - 5 сентября 1942 г.)
Деятель революционного движения, писатель-краевед, ученый-геолог и исследователь Сибири.
Родился 10 сентября 1887 года в Рязани, в семье врача Алексея Павловича Кравкова (ум. 1892). Рано оставшись без родителей, воспитывался в семьях братьев его отца В. П. Кравкова и Н. П. Кравкова.
В 1904 году, после окончания 1-й Рязанской мужской гимназии, М. А. Кравков поступил в Санкт-Петербургский университет на геолого-минералогическое отделение. Будучи студентом, примерно в 1906 году он вступил в партию эсеров-максималистов.
В июле 1908 года, во время каникул в Рязани М. А. Кравков был арестован на квартире дяди - военного врача В. П. Кравкова - как организатор подпольной лаборатории по подготовке взрывчатых веществ, с помощью которых было совершено неудачное покушение на рязанского генерал-губернатора. В 1909 году Московский военно-окружной суд признал М. А. Кравкова "виновным в хранении взрывчатых веществ" и осудил на 5 лет одиночного тюремного заключения, 2 из которых он провел в кандалах в Московской губернской уголовной (Таганской) тюрьме.
В 1913 году М. А. Кравков был выслан на поселение в село Тайшет Канского округа Красноярского уезда Енисейской губернии и с тех пор до конца жизни не покидал Сибири.
М. А. Кравков приветствовал Февральскую революцию 1917 года, после Октябрьской революции первоначально примкнул к антибольшевистскому лагерю. В 1918 году он принимал активное участие в свержении советской власти в Сибири. В 1918-1919 годах, когда регион контролировали войска адмирала А. В. Колчака, М. А. Кравков был гласным Нижнеудинского уездного земства, членом губернской комиссии по земским делам, управляющим Нижнеудинским уездом Иркутской губернии.
После восстановления Советской власти М. А. Кравков заведовал краеведческим музеем в Иркутске. В 1920 году он был арестован органами ВЧК по обвинению в принадлежности к эсерам-максималистам. После подачи им заявления о выходе из этой партии дело было прекращено.
После переезда в Омск в 1921 году М. А. Кравков занял должность заведующего подотделом музеев Сибирского отдела народного образования.
В 1922 году М. А. Кравков отправился в Новониколаевск (с 1926 года - Новосибирск) в связи с переездом туда советских учреждений из Омска. Он стал заведующим Новониколаевским городским музеем. М. А. Кравков активно занимался организацией музея, вел в нем отдел геологии. При этом он успевал еще вести краеведческие и геологические кружки в музеях и школах Новосибирска.
В 1924 году М. А. Кравков, бывший также заведующим Сибкино, активно участвовал в работе над художественным фильмом "Красный газ" (1924), который был посвящен 5-й годовщине освобождения Новониколаевска от войск А. В. Колчака.
В 1925 году М. А. Кравков совершил поездку по Салаиру, откуда привез для музея много ценных экспонатов. В составе геологоразведочных и географических экспедиций он бывал также в Саянах, в Горной Шории, в низовьях Енисея.
В 1922 году М. А. Кравков стал одним из организаторов литературного журнала "Сибирские огни". В том же году на страницах издания состоялся его литературный дебют как очеркиста-краеведа. Впоследствии он регулярно печатался в журналах "Красная нива", "Наши достижения", "Колхозник", альманахе "Товарищ", других краевых изданиях. Помимо очерков, М. А. Кравков писал также повести и рассказы, в т.ч. детские. В 1929 году в Москве был издан сборник его рассказов "Большая вода". Самые известные его произведения - детективные повести "Зашифрованный план" и "Ассирийская рукопись".
М.А. Кравков был известен также как популяризатор научных знаний о Сибири. Этой теме были посвящены его работы "Естественное богатство Сибири" (1928) и "Инструкция по геологическим исследованиям" (1929).
В марте 1931 года М. А. Кравков был арестован по обвинению в принадлежности к контрреволюционной организации бывшего белого генерала В. Г. Болдырева. Однако сравнительно быстро дело в его отношении было прекращено "за недоказанностью обвинения", а сам он был освобожден.
В 1931-1933 годах М. А. Кравков работал геологом в Горной Шории. Впечатления этого периода помогли ему впоследствии создать ряд произведений, посвященных горнякам и разведчикам земных недр, в том числе цикл "Рассказы о золоте".
В мае 1937 года М. А. Кравков был арестован по обвинению в участии в "японо-эсеровской террористической диверсионно-шпионской организации" и приговорен к длительному сроку заключения. Он скончался в заключении 5 сентября 1942 года.
полковник Марч
2 марта 2015, 22:59
Из воспоминаний Анастасии Петровны Ульяновой о Екатерине Константиновне Брешко-Брешковской:

"... Но самой интересной гостьей, для молодежи особенно, была старая народница Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская. Живая, энергичная, она со всею страстью призывала в этот период молодежь и стариков в ряды борцов против разнузданного царизма. Только за день перед этим она приехала из Перми, где виделась «со своим народом».
– Ну, теперь уже я отдохну у тебя, как следует, – говорила она, снимая свое
незатейливое одеяние. Она всегда была без багажа, и безнадежно было бы снабжать ее чем-либо дорожным: она все равно приспособит и подушку и лишний платок то больному ребенку, то старику немощному, а сама она еще так сильна, что «нежиться и стыдно».
– Устаете вы, вероятно, от постоянного путешествия? – спрашиваешь ее, бывало.
– Что ты, девонька, да велики ли мои года? – удивляется она, и в голосе звучат такие молодые нотки, что невольно чувствуешь, как много еще сил у этого человека, пережившего столько волнений.

Прибывшие студенты не знали, кто эта почтенного возраста женщина, и сначала с любопытством, а затем с напряженным вниманием слушали «бабушку», которая со свойственной ей живостью говорила о том, что как в больших центрах, так и в глухих провинциях, недовольство существующим охватило всех трудящихся, и что сейчас энергичная работа в смысле пропаганды социалистических идей будет продуктивнее, чем когда-либо.
С живым юмором, между прочим, преподала краткие советы в смысле конспирации.
«Вот на днях, – говорила она, – привязалась тень поганая. Что ему, думаю, от старушонки надобно. Пройдя два-три квартала, присела у ворот на скамеечке. А он, негодяй, на другой стороне улицы остановился, закуривает. Ну теперь – кто кого, думаю, и поплелась садом мимо собора, а поравнявшись с вратами его, начала усердно молиться опираясь на палку. И что бы вы думали? как черт от ладана, отстал. Вот ведь, деточки, как иногда приходится увертываться», – закончила «бабушка»."

полковник Марч
2 марта 2015, 23:11
Из воспоминаний Анастасии Петровны Ульяновой о Гершуни:

"...Видала моя квартира и Григория Андреевича Гершуни. Это было весной 1903 года. Мы только что закончили обед. Две медички, занимавшие у меня комнаты, ушли к себе. Я убирала со стола.
В это время входит молодой человек и спрашивает, можно ли увидеть Ульянову? «К вашим услугам», – говорю.
– Я Гершуни. Вы, вероятно слышали обо мне от «бабушки»? Она сказала, что вас можно застать только после четырех часов. Вы не отдыхаете после службы? – быстро проговорил Григорий Андреевич.
– Нет, пожалуйста. И я от «бабушки» о нем слышала, как о человеке выдающемся, ценном организаторе партии социал-революционеров. Слышала и от Елены Ивановны Аверкиевой. «Вот они Гуси какого вида», – невольно вспомнилось его конспиративное имя в устах девочек Аверкиевых. И в ожидании, что скажет, смотрю в его бездонные голубые глаза, которые казалось целиком поглощали и видели тебя насквозь. И с нахлынувшим доверием потянулась к нему рука. Правда я немного растерялась, как всегда пред «большим» человеком берет оторопь, но его симпатичное лицо, простые откровенные речи о делах совсем не простого характера, сразу вызвали и меня на откровенность. Я сообщала, что в Самаре в сущности нет сплоченной организации. Так, спорадически привозится литература. Можно сказать,
стихийно, без всякого усилия, завязывались знакомства и в городе и в деревне, особенно с учителями. Усадила его за стол, предложила пообедать. Он не отказался, а после щей и творожников, выпить чай. За чаем говорили о том, кто и из какой среды есть свои люди. Вот в Земской управе, говорю, среди статистов социал-демократов целая уйма. Подождите немного, у нас будет еще больше. Очень он смеялся рассказа, как я с социал-демократами размножала и распространяла Льва Толстого памятку среди солдат, как наводнили письмами казармы. Точно с луны на праздник десятки солдат получили приветствия с призывом (помог вольноопределяющийся Чарушин). И это хорошо, надо пользоваться всем, чтобы власти не думали, что мы сгинули. Слушая Григория Андреевича, я невольно любуюсь его ясными, детски чистыми глазами. Слушая тебя, о чем либо, он точно со светильником проникал вам в душу, и его умное, приветливое лицо сразу завоевывало полное к себе доверие и расположение собеседника.
После этого посещения, Григорий Андреевич в короткое время заходил несколько раз. Однажды, желая, очевидно, принять вид человека беспечного, ничем в настоящий момент, кроме весны, не интересующегося, пришел с букетом весенних цветов и сам в светло-сером костюме, была в это время и другая публика. Я знала, что наезжающей публикой затевается серьезное в связи с расстрелом рабочих в Златоусте и очень не желала, помня инцидент с «бабушкой», чтобы вечером в мою квартиру «опасная» публика приходила. На всякий случай осмотрели с сыном-реалистом ход через окно уборной на крышу, с которой можно было спуститься в чужой двор. Но этот выход мог быть использован только в отчаянную минуту.
Спустя некоторое время, прихожу со службы, а прислуга, открывая дверь, с улыбкой шепчет: «уже гость ждет, давно сидит». Оказывается Григорий Андреевич Гершуни сидит в кресле. Уставшее, бледное, но очень оживленное лицо.
– Слышали? – спрашивает он.
– Сейчас узнала, если вы говорите о Богдановиче (Богданович – уфимский губернатор пристрелен членом боевой организации партии социал-революционеров 06.05.1903 в городском саду средь бела дня), и бесконечно радуюсь, что все участники скрылись, – говорю.
– И это хорошо. Но главное, что удачно наказан негодяй, с волнением говорит Гершуни, другие задумаются , прежде чем так расправляться с рабочими, как он поступил с ними в Златоусте.
– Ну, таких негодяев, как Богданович, так много, что на место одного найдутся сотни других. Я-то больше всего радуюсь, что ушли, «наказали», как вы говорите, и концы в воду.
– Ну-ну, я ведь знаю, как вы отказывались от страшных прокламаций, – улыбаясь говорит Гершуни.
Значит, Мельников посплетничал, с обидой подумала я.
В это время с новостями приходит Аверкиева Ел. Ив.
– А, Гуси! Ну, вот хорошо ! А то пропадут и беспокойся за них, – воскликнула она.
В разговорах на разные темы провели часа два-три. Мы с Еленой Ивановной очень убеждали Григория Андреевича остаться, отдохнуть в нашем краю: за Волгой в селе Рождествене в громадном имении управляющим был свой человек, о чем сказано выше. Притом он раньше говорил, что в случае нужды серьезной – «гостя спрячу». И там, действительно, можно было отдохнуть и затеряться. Но Гершуни категорически отказался: не до отдыха, работы выше головы, и товарищи ждут, говорил он.
Спустя несколько лет узнали мы, что Гершуни из Саратова направился в Киев, но, не доезжая станции, был арестован по указанию Азефа (?).
Речь Григория Андреевича Гершуни на суде ярко обрисовало, каким путем русская действительность доводила энергичных, искренних людей до убеждения, что в борьбе с самодержавным деспотизмом необходим был и террор.
В марте 1908 года он умер в Швейцарии, похоронен в Париже на кладбище Монпарнас при громадном стечении интернациональной массы народа."
полковник Марч
2 марта 2015, 23:24
Рамеев Сагит Лутфуллович (1880-1926).
Родился 12 февраля 1880 года в деревне Акман Оренбургского уезда Оренбургской губернии, ныне деревня Ибраево Кугарчинского района Республики Башкортостан. Его семья принадлежала к знатному татарскому роду, известному еще со времен Волжской Булгарии, и приходилась дальними родственниками поэту и золотопромышленнику Мухамедзакиру Рамееву. Однако семья Сагита не была богатой. Отец будущего литератора, Лутфулла Рамеев, занимался мелкой торговлей и сплавом леса, всегда был в разъездах.
В 1890 году, видя блестящие способности мальчика, родители отдали его в медресе «Хусаиния» — реформированное мусульманское училище в Оренбурге, которое считалось тогда одним из самых известных учебных заведений для татар и башкир. Здесь Сагит провел почти пятнадцать лет — сначала в качестве шакирда, а затем учителя-мугаллима.
Он стал лидером в молодежной среде Оренбурга. В годы первой русской революции был активным участником движения, протестовавшего против застоя в образовании татар и башкир и требовавшего кардинальной реформы национальных школ. В Оренбурге Сагит Рамеев сблизился с эсерами и начал проявлять интерес к политической деятельности. Это обстоятельство послужило причиной полицейских гонений на революционно настроенного преподавателя медресе. Опасаясь ареста, он вынужден был в начале 1906 года спешно покинуть Оренбург и отправиться в Казань к своим друзьям и единомышленникам — писателю Гаязу Исхаки, публицисту Фуаду Туктарову, журналисту Исхаку Бикчурину и другим молодым прогрессивным интеллигентам.
В Казани его ожидала напряженная работа и жизнь, полная тревог и опасностей. Совместно с Гаязом Исхаки он начал издавать газету «Утренняя звезда», организовал выпуск ряда татарских изданий — газеты «Голос» и журнала «Рассвет». Став с июня 1906 года официальным редактором «Утренней звезды» — печатного органа татарских эсеров, Сагит Рамеев сразу же придал ей острую политическую направленность. Он писал и публиковал поэтические произведения, высмеивающие духовенство и призывающие народ к прогрессу и просвещению. Ему принадлежит текст «Татарской Марсельезы», переводы на татарский язык революционных песен «Смело товарищи в ногу», «Вы жертвою пали в борьбе роковой…», которые появились в отдельных номерах газеты.
30 октября 1906 года на квартире у Сагита Рамеева был проведен обыск, поэт, вместе с Гаязом Исхаки, был арестован. Несмотря на то, что суд оправдал его, решением казанского губернатора газета «Утренняя звезда» была закрыта. Все попытки Рамеева восстановить выпуск татарских левых изданий оказались безуспешными.
К этому времени Сагит Рамеев был известен в России как общественный деятель, талантливый поэт и журналист. Достаточно сказать, что Габдулла Тукай среди причин, побудивших его приехать в Казань в 1907 году, называл желание во что бы то ни стало встретиться и познакомиться с Сагитом Рамеевым. Их знакомство вскоре переросло в творческую дружбу, вылившуюся в организацию по-настоящему «революционных» культурных мероприятий среди татарской части населения Казани.
Литературно-музыкальные вечера, проводившиеся ими в 1908-1910 годах, навсегда остались в истории как первые национальные представления и концерты, объединившие вокруг идеи духовного возрождения различные слои татарского общества. Сагит Рамеев, обладавший красивым голосом и хорошим музыкальным слухом, славился проникновенным исполнением старинных народных песен. Однако настоящий фурор на одном из вечеров в январе 1908 года произвело исполнение им собственного стихотворения, написанного в стиле «рифмованной» прозы «Время зари», призывавшего народ проснуться от вековой спячки, отвергнуть невежество, бороться за просвещение и прогресс.
Татарская молодежь с восторгом встретила этот своеобразный поэтический манифест молодого татарского национализма. Однако у значительной части татар вызывали протест богоборческие настроения в поэзии Сагита Рамеева, его откровенно враждебное отношение к священнослужителям, религиозной школе.
В течение долгого времени поэт являлся главным героем культурной жизни татарской Казани, возмутителем спокойствия, бесстрашным певцом личной свободы человека. Считался одним из первых татарских социалистов, антиклерикалом и убежденным сторонником светского развития нации.
Сагит Рамеев продолжал писать стихи, пробовал себя в драматургии и прославился как замечательный мастер любовной лирики. Его перо стало более умиротворенным и мудрым, спокойным и гармоничным. Поэт много сил отдавал переводческой работе, стремясь познакомить татарского читателя с лучшими образцами русской и общемировой литературы.
В 1910 году Сагит Рамеев покинул Казань — город, сделавший его выдающимся поэтом. Затем он работал в татарских газетах Астрахани. С восторгом встретил революцию и в 1920 году вступил в РКП (б). С 1922 года жил в Уфе. Работал он на ответственных должностях, связанных с образованием и печатью. За весь уфимский период жизни он написал всего лишь одно стихотворение — «Мое слово и я сам», не замеченное читателями.
Скончался Сагит Рамеев 16 марта 1926 года в Уфе. На доме, №29 по улице Октябрьской революции, где поэт жил последние годы, установлена мемориальная доска.




полковник Марч
2 марта 2015, 23:52
ЛБОВ Александр Петрович (18.11.1886, д. Чиршкасы Чебоксар. у. (ныне Чебоксар. р-на) – 10.2.1975, Чебоксары) – государственный деятель. Окончил Чебоксар. город. училище (1906), Высшие юридич. курсы при Народ. комиссариате юстиции в Москве (1926). В 1908 арестован как эсер-максималист за революцион. деятельность и осуждён к 10 годам каторж. работ. После 5 лет каторж. заключения сослан в Сибирь. Освобождён в 1917. С 1917 – правый эсер, с сентября 1918 – большевик. В 1917–20 сотрудник газеты «Хыпар», редактор левоэсеров. газеты «Трудовая жизнь» в г. Ядрин, председатель Чуваш. секции при Казан. губкоме РКП(б), редактор газеты «Канаш», член времен. Чуваш. обкома партии, редактор газеты «Известия Ревкома Автономной Чувашской области РСФСР». В 1921–28 председатель област. революцион. воен. трибунала, зав. отделом юстиции, народ. комиссар юстиции и прокурор республики. Отстранён от работы за отказ организовать процесс по делу «поджигателей Дома крестьянина в Чебоксарах». В 1929–37 – сотрудник Госплана Чуваш. АССР, председатель Татаркасин. район. исполкома, уполномоченный «Тракторцентра» при Народ. комиссариате земледелия СССР, директор Канаш. МТС. В мае 1937 утверждён в должности начальника уголовно-розыск. отдела прокуратуры, затем назначен зав. Централ. сберкассой. В октябре 1937 арестован за участие в «эсеров. буржуазно-националистич. организации», якобы существовавшей в Чувашии, и осуждён к 10 годам заключения. Срок наказания отбыл в октябре 1947, повторно арестован 25 января 1949. В ссылке-поселении находился в Краснояр. крае. В 1956 реабилитирован.
Thellonius
3 марта 2015, 11:18
Ну, ты трудишься как отбойный молоток. 12 страниц уже. Откуда берешь информацию?
полковник Марч
3 марта 2015, 18:26
Просторы интернета практически безграничны, в них родных и отыскиваю понемногу. Ну и конечно же в собственной библиотеке.
полковник Марч
3 марта 2015, 20:23
Зисман Арон Ильич (1882, Оренбург — октябрь 1937, Актюбинск).
По происхождению из мещан. Национальность в некоторых документах указана как "русский". Получил начальное образование. По профессии часовщик. С 1903 года находился под полицейским надзором. С 1904 член партии эсеров. Сослан в Якутию, из ссылки дважды бежал. В 1910 году успешно бежал из ссылки в Енисейской губернии, жил в эмиграции. С мая 1917 член исполкома Боткинского Совета, в июле переехал в Нижний Тагил. Работал на Нижне-Тагильском заводе. Делегат II Всероссийского съезда крестьянских депутатов. В конце 1917 года был избран во Всероссийское учредительное собрание в Пермском избирательном округе по списку № 2 (эсеры и Совет Крестьянских депутатов). Участвовал в заседания Учредительного собрания 5 января 1918 года. 18 сентября 1918 года присутствовал на заседании государственного совета в городе Уфе, вступил в Комуч, но на заседании не выступал, и в списке Комуча о нём нет никаких данных.
Осенью 1930 года арестован по делу о "Ташкентской платформе Партии социалистов-революционеров", но в ночь с 5 на 6 сентября, как и другие члены партии эсеров, показаний по этому делу не дал. В Актюбинске работал механиком. 6 февраля 1937 года арестован УНКВД по Актюбинской области. 22 сентября 1937 года внесён в "расстрельный список" по "первой категории" (расстрел), одобренный и подписанный Сталиным, Молотовым, Ждановым. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению по статьям 58-8, 58-11 УК РСФСР (терроризм, участие в антисоветской организации), расстрелян.
полковник Марч
3 марта 2015, 20:29
Гавриил Матвеевич Одинец (1871., с. Быковня Киевской губернии — 1945, с. Быковня Киевской области).
Родился в крестьянской семье на Остерщине. Грамоту изучил почти самостоятельно. По специальности столяр. Участвовал в революции 1905. В 1905 вступил в партию социалистов революционеров, с 1906 был связан с украинскими эсерами. Прошёл через несколько арестов, высылок, побегов. С 1917 активно участвует в украинском в национально-освободительном движении. В 1917 член Украинской Центральной Рады от Черниговской губернии (территориальное представительство), член Комитета Украинской Центральной Рады и Малой Рады. Входил в состав делегации для переговоров с Временным правительством в мае 1917 году. Принадлежал к Украинской партии социалистов-революционеров. Избран во Всероссийское учредительное собрание в Черниговском избирательном округе по списку № 10 (украинские эсеры и Селянская спилка).
Делегат Первого Всеукраинского крестьянского съезда, который проходил 10—15 июня (28 мая — 2 июня) 1917 в Киеве. На съезде вместе с Николаем Ковалевским выступал с докладом «О поездке делегации Украинской Центральной Рады к Временному правительству в Петроград».
После поражения войск Петлюры вернулся в Киев, в 1920 вступил в КП(б)У, возглавлял Всеукраинский комитет незаможних селян (Комбед).
С 1938 по 1945 год был репрессирован. Находился в Актюбинской области. В 1945 вернулся в родное село Быковня, где в том же году скончался.
Автор воспоминаний о работе в Центральной Раде.
полковник Марч
4 марта 2015, 00:20
Лихач Михаил Александрович
(20.10.1887–1931) — политический деятель. Родился в Витебске в семье исправника. Учился в Петербургском и Московском университетах (не окончил), в Московском коммерческом институте. Член ПСР с 1903 г. В 1904 г. арестован, провел год в тюрьме. Организатор боевой дружины в Невском районе Петербурга. В 1907 г. выслан в Вологодскую губернию с правом выезда за границу. Окончил Мюнхенский университет. В 1909 г. выслан в Архангельскую губернию, в 1912 г. вернулся в Петроград. В 1916 г. мобилизован, прапорщик 4-го артиллерийского полка. В 1917 г. председатель комитета 12-й армии. Делегат IV съезда ПСР, избран в ЦК. Член бюро фракции эсеров Учредительного собрания, участник заседания 5 января. Член ВЦИК 3-го и 4-го созывов. В 1918 г. член Северного правительства. Арестовывался колчаковцами в Омске. Арестован 26 января 1921 г. 7 августа 1922 г. приговорен к смертной казни, в январе 1924 г. замененной 5 годами лишения свободы со строгой изоляцией. Отбывал наказание в Бутырской тюрьме. 25 января 1926 г. приговорен к ссылке в Воронеж на 3 года, затем срок ссылки дважды продлевался на 1 год. Работал экономистом металлтреста. Арестован 1 сентября 1930 г. по «делу Трудовой крестьянской партии». 28 февраля 1931 г. осужден к 3 годам лишения свободы. Умер в тюрьме в Челябинске.
полковник Марч
4 марта 2015, 17:47
Из циркуляра разыскиваемых лиц:

"ГРИНЕВСКИЙ Александр Степанович, потомственный дворянин, проживал в конце 1905 года в С.-Петербурге по подложному паспорту на имя мещанина местечка Нового Двора Волковышского уезда Гродненской губернии Николая Иванова Мальцева. В 1902 году дезертировал из 213 пехотного резервного батальона. В 1903 году привлекался в Севастополе к судебной ответственности по обвинению в противоправительственной пропаганде среди нижних чинов севастопольской крепостной артиллерии, а в 1904 году в том же деянии среди нижних чинов флота и в 1905 году приговорен севастопольским военно-морским ' судом за преступления, предусмотренные 129, 130 и 131 ст. ст. Угол, улож., к ссылке на поселение, но затем в силу высочайшего указа 21 октября24 1905 года освобожден от определенного ему по судебному приговору наказания. На основании утвержденного 29 марта 1906 года постановления Особого совещания, образованного: согласно ст. 34 Положения о государственной охране, Гриневский за принадлежность к социал-революционной партии был выслан под гласный надзор полиции в отдаленный уезд Тобольской губернии на четыре года и водворен в г. Туринск, откуда по сообщению тобольского губернатора 11 июня 1906 ГОДЕ) бежал.
Сведений о приметах не имеется.
По задержании препроводить в распоряжение тобольского губернатора, уведомив о сем департамент полиции."
полковник Марч
5 марта 2015, 17:28
Друзья, помогите пожалуйста!!!
Жители города Тамбова, очень нужна информация о вашем земляке Гроздове Валентине Алексеевиче, одном из лидеров местных эсеров.
А так же прошу помочь жителей Нижнего Новгорода информацией о Александре Карловиче Гейнце-аптекаре, убитом в 1905 году и о земском докторе В. Б. Либине, одном из лидеров нижегородских эсеров.
Буду рад любой помощи!
полковник Марч
8 марта 2015, 19:55
Игнатьев Владимир Иванович (1887-1937). Родился в Петербурге в семье
учителя. Окончил юридический факультет Варшавского университета (1915). В годы первой русской революции - эсер, примыкавший к левому крылу партии, боевик-экспроприатор. В 1905-1916 входил в Союз социалистов-
революционеров-максималистов
, за принадлежность к которому отбывал
ссылку в Тобольской губернии (1908-1911). В 1917-1920 являлся членом ЦК партии народных социалистов, председатель ее петроградского комитета. Член
Комитета спасения родины и революции, входил в состав военного штаба Союза возрождения России и возглавлял его петроградское отделение. Один из руководителей антибольшевистского заговора в Вологде. С конца сентября 1918 правительственный комиссар (начальник) Архангельской губернии, с января по начало августа 1919 - член ВПСО, управляющий Отделом внутренних дел. В августе выехал в Сибирь, где возглавлял «Всесибирский крестьянский союз». В декабре 1920 был арестован в Сибири за принадлежность к деятельности т.н. Сибирского крестьянского союза. На процессе над ПСР входил в число обвиняемых второй группы и приговорен к высшей мере наказания, но был амнистирован Президиумом ВЦИК. После освобождения работал юрисконсультом в НКВД, затем в аппаратах ВЦИК и ЦИК СССР (1923-1934). Автор книги «Некоторые факты и итоги четырех лет гражданской войны» (Москва, 1922). В 1935 проходил по т.н. Кремлевскому делу и ОСО при НКВД СССР был сослан в Нарымскую ссылку на 3 года, которую отбывал в с. Колпашево. Постановлением тройки УНКВД Западносибирского края за принадлежность к «контрреволюционной эсеровско-монархической повстанческо-террористической организации»
был расстрелян.
полковник Марч
8 марта 2015, 20:00
Цейтлин Михаил Соломонович (1887 (по др. данным 1890) - 1937). Из
мещан. Окончил Московский университет (1911). Частный учитель. Член ПСР с
1904.
Доизбран в ЦК ПСР на 9 Совете партии (июнь 1919). Арестован 23.06.1920 как руководящий работник партии эсеров, содержался в Бутырской и
Ярославской тюрьмах. 24 февраля 1922 Президиумом ГПУ был включен в список эсеров, которым в связи с организацией процесса по делу ПСР было
предъявлено обвинение в антисоветской деятельности. В марте-апреле 1922
содержался во Внутренней тюрьме. 2 октября 1922 подвергся изибению, на
следующий день объявил голодовку. В ноябре 1922 переведен в Бутырскую тюрьму. В 1923 в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН), был старостой на Анзере. В 1925-1928 - в ссылке в Усть-Цильме. С 1928 - в Вятке. В 1932 был в
ссылке в Томске. В июне 1932 получил еще 5 лет ссылки в Биробиджан. Весной
1933 переведен в Минусинск. Затем переехал в Томск, где был арестован в
январе 1937. Этапирован в Новосибирск. Полгода не давал показаний. Расстрелян в Новосибирске в августе 1937.

полковник Марч
8 марта 2015, 20:50
ДОБРОСМЫСЛОВ Алексей Дмитриевич (1878, с. Чернышово Керенск. у. Пенз. губ. – 17.5.1908, Якутск), деятель рев. движения в Поволжье. Подпольная кличка Митрич. Учился в Пензенской духовной семинарии. В 1899 – нач. 1901 – студент Московского ун-та. Обратил на себя внимание проф. В. О. Ключевского, с которым впоследствии переписывался. В Пензе в 1901–02 организовал группу «Друзья человечества». 2 мая 1902 исключен из ун-та и после 16-месячного тюремного заключения выслан в Сибирь, где участвовал в вооруженном протесте ссыльных в Якутске (т. наз. «Романовка») 18 февр. – 4 марта 1904, за что его осудили еще на 12 лет. Наказание отбывал в Александровском централе под Иркутском. Женился на сосланной из Тамбова фельдшерице Пелагее Алексеевне Фокиной (уроженке с. Богоявленского Моршанского у. Тамбовской губ., ныне Долгово Земетч. р-на). После освобождения по амнистии в нояб. 1905 вернулся в Пензу, где участвовал в ведении Крестьянского съезда. Один из организаторов объединения губернских комитетов в единый областной комитет ПСР. По заданию ЦК партии эсеров организовывал боевые дружины в Поволжье, перейдя на нелегальное положение. 19 нояб. 1906 арестован в Самаре и выслан в Якутск, где покончил с собой.
полковник Марч
11 марта 2015, 15:47
Стихотворение Феликса Волховского, написанное им в эмиграции:

Изгнанники

Оторванные от родной земли,
Живем и умираем мы вдали.

Уж не для нас простор ее полей,
Обоза скрип и шелест камышей,
Улыбка рек средь низких берегов,
И тихий шум задумчивых лесов,
И песни звук, щемящей, мягкой, нежной,
Затерянной в степи седой, безбрежной...
Но муки все страны своей родной,
Ее тоску мы унесли с собой.

Мы слышим всё: и заглушённый стон,
И пение печальных похорон
Над теми, кто погиб в борьбе святой,
Героев смех и клич их боевой!
Ее надежды, радость, горе - с нами:
Мы связаны с ней нашими сердцами!
На нас глядит ее печальный лик,
И каждый стон ее, и каждый крик
В душе сыновней мукой отдается;
А сердце, словно сокол, бьется, бьется...

О, родина! Конец еще не близок:
Мучитель туп, силен, жесток и низок!..
Но всё ж твоя победа впереди.
Борись! Борись без устали и - жди!
Ограбленная подлыми ворами,
Нет, ты не нищая, - богата ты сердцами;
Они трепещут, полные любви:
"На подвиг нас скорей благослови!"
И все дрожат, дрожат и ноют страстно...
Сердца такие бьются не напрасно!

1907
полковник Марч
14 марта 2015, 13:55
user posted image

Елена Станиславовна Горбачевская (1890-1918)

Нужна помощь!!!

Может кто располагает какими-либо сведениями о Е. С. Горбачевской, члене ПСР, убитой 5 января 1918 г., пишите в тему. Может получится собрать воедино биографию еще одного замечательного человека.
полковник Марч
19 марта 2015, 14:00
Овечкина - Орловская Юлия Александровна - русская, дочь офицера, жила на средства мужа- подпоручика; род. в 1868 г. в Кутаиси, училась в институте. В 1903 г. вступила в Московскую организацию партии эсеров, хранила и распространяла литературу, исполняла разные технические поручения. В 1905 г. арестована с литературой, сидела 5 мес. в Таганской тюрьме и освобождена по амнистии 1905 г. Вскоре стала работать в подпольной типографии и в ней арестована 22 июня 1907 г. 19 марта 1908 г. осуждена по 1ч . 102 ст. УУ за принадлежность к партии эсеров на 6 лет каторги. Наказание отбывала в 1908-1910 гг. в Новинской тюрьме, 1911-1914 гг. - в Акатуе. На поселение водворена в Мысовске. Забайкальской области, где и жила до 1917 г. Умерла в 1933 г.
полковник Марч
19 марта 2015, 14:03
Горбачевский Валериан Станиславович - русский, сын политссыльных - без определенных занятий; сам учащийся; род. В 1887 г. в Семипалатинске; исключен с 1 курса университета. С 1906 г. вел в Полтаве эсеровскую пропаганду среди учащихся и в Полтавской губ. среди крестьян. В 1908 г. работал в организации партии социалистов- революционеров в Москве. Несколько раз ьфаткосрочно арестовывался и за участие в демонстрации выслан из Москвы. Выехал за границу для установления связи с заграничным партийным центром и для пополнения образования. В 1912 г. арестован с транспортом литературы в Петербурге. Осужден 4 июля 1913 г. по 1 ч. 102 ст. УУ в ссылку на поселение. Наказание отбывал до 1917 года в Минусинске.
полковник Марч
19 марта 2015, 14:12
Василий Александрович Кротов
«Рассказ о семи повешенных» – такое название дал Л.Н. Андреев своему произведению, рассказывающему о реалиях первой российской революции. По всей России взрывались самодельные бомбы, раздавались револьверные выстрелы, гибли люди, а за этим, как правило, следовали казни через повешение. Военно-полевые суды, введённые в 1906 году новым министром внутренних дел П.А. Столыпином, без промедления отправляли убийц-террористов на виселицу. Пришедшие им на смену военно-окружные суды продолжали эту линию. Только теперь наказание определялось не офицерами близлежащей воинской части, а начальником военного округа.
Свои повешенные были и в Симбирске. Только их было не семь, как у Л. Андреева, а больше, пятеро из них покоятся в одной могиле на старом городском кладбище на ул. К. Маркса. Все они принадлежали к партии социалистов-революционеров (эсеров), которая считала революционный индивидуальный террор важным средством борьбы с властью. Признавали эсеры и экспроприации, которые должны были пополнять партийные кассы. В реальности всё оказалось сложнее. Экспроприации стали вырождаться в простой разбой, когда революционная фразеология лишь маскировала жажду наживы.
Одним из повешенных был Василий Алексеевич Кротов. Происходил он из крестьян Симбирского уезда, но жил в Симбирске, занимаясь кондитерским ремеслом. В 1905 году Кротов вступил в эсеровскую партию. Эсеры тогда были очень популярны. Деревня находилась почти полностью под их влиянием, авторитетны они были и среди небогатого городского населения. Кротов, как и другие эсеры в 1905-м начале 1906 годов, проявляет большую активность. Он – завсегдатай всех революционных митингов, демонстраций, партийных собраний, активно вовлекающий в партию своих друзей, которые, как и он сам, были молоды, и старшему не было и двадцати пяти лет. Одновременно Василий ведёт широкую пропагандистскую работу, распространяет революционные издания, разъясняет людям цели эсеровской партии. Всё это после царского манифеста 17 октября 1905 года здесь, в Симбирске, было делать легко: губернатор князь Л.В. Яшвиль вёл себя весьма либерально.
Но Кротову мало было пропагандистской деятельности, ему хотелось решительных действий. Он становится одним из первых членов образованной при симбирском комитете эсеровской партии боевой дружины. Произошло это в июне 1906 года, когда на берегу Волги собрались около пятнадцати человек, среди которых были будущий лидер симбирских эсеров и депутат Учредительного собрания, а тогда семинарист, В.И. Алмазов, Б. Терёхин, П. Тимофеев и другие, в том числе шесть нелегальных из Самары. Вёл собрание симбирский эсер П.Н. Пятницкий. Он сказал, что при симбирском комитете партии должна быть боевая дружина, это согласуется с партийным уставом и в доказательство Пятницкий зачитал выдержку из устава. Затем он кратко охарактеризовал цели создания дружины: осуществление терактов и экспроприаций, после чего предложил записываться в формируемую боевую дружину. Без особых раздумий, при сложившейся внутренней готовности Кротов, как это требовалось, написал своё имя и фамилию на клочке бумаги и передал Пятницкому.
Дней через десять Кротову предложили прийти в загородный лес «Колки» на собрание дружины. Собрались восемь человек. За главного был молодой слесарь Михаил Петров, которого в организации звали Мишель. Он объяснил, что все они члены не простой, а летучей боевой дружины, в задачу которой будет входить совершение, по мере необходимости, терактов и эксов по всему Поволжью. Но начнём, добавил Петров, с Симбирска. Он раздал всем по револьверу и определил первоочередную задачу. Партии необходимы деньги, поэтому нужно ограбить почтальона, когда он будет ехать по Тихвинскому спуску. Петров определил и пятерых участников экса. Кротов туда не вошёл. Через неделю группа в составе М. Петрова, П. Тимофеева и других, как и планировалось, напала на почтальона, ранила его и забрала все бывшие при нём деньги. Полиция не смогла найти виновных. Этот успех придал боевикам оптимизма.
На новых собраниях дружины, на которых присутствовал Кротов, были выбраны новые жертвы. От рук боевиков должны были пасть начальник жандармского управления полковник Ловягин и несколько полицейских чинов. И нужно было достать оружие. Узнали, что довольно много огнестрельного оружия хранится у дворянина Теплова, коллекционирующего его. Было решено экспроприировать арсенал. В этот раз Кротов оказался в числе участников экспроприации. Шесть боевиков, в том числе В. Кротов и П. Тимофеев, ворвались в дом Теплова и, напугав всех бывших там, отобрали у него три охотничьих ружья и сто штук патронов. И опять по горячим следам полиция никого найти не смогла. А вскоре, дабы он не путал их с обычными грабителями, Теплову было отправлено письмо, где говорилось, что ружья будут служить народной революции и будут возвращены ему после созыва Учредительного собрания.
В октябре, на новом собрании боевиков, П.Н. Пятницкий сказал, что нечего заниматься пустяками, а пора совершить экс государственного банка. «У меня уже есть план внутреннего расположения, – добавил он, – охрана там слабая и если хорошенько подготовиться, то всё пройдёт отлично. В эксе будет задействована вся дружина, необходимо только хорошее оружие и костюмы, чтобы быть неузнанными». Предложение П.Н. Пятницкого было встречено с одобрением, тем более, что пока ни одного провала, ни одного ареста не было.
Однако в середине октября неожиданно для всех на квартире у П.Н. Пятницкого был произведен обыск, а сам он, как потом узнал В. Кротов, скрылся в Пензу. Так как остальных не тревожили, то группа решила, что обыск вызван личной неосторожностью Пятницкого, а так как он скрылся от «фараонов» да и человек надёжный – не выдаст, то опасаться нечего.
М. Петров начал организовывать ограбление почты в Карсунском уезде. В ноябре 1906 года боевики попытались совершить этот экс, но неудачно. Схватили самого Петрова и за все его доказанные преступления приговорили к 18 годам и 8 месяцам каторжных работ.
Главной фигурой у боевиков стал Василий Кротов. У него был не просто высокий авторитет, а ему безоговорочно верили, в нём видели настоящего вожака и послушно следовали за ним. Кротов организует и проводит ещё несколько мелких, но удачных эксов. Но и экспроприации являлись слишком мелкими делами для Кротова. Он очень жалел, что сентябрьское убийство ненавистного ему губернатора К.С. Старынкевича обошлось без их боевой группы. Он жаждал крови «царских сатрапов», и, может быть, эта ненависть к ним и всепоглащающее стремление к их уничтожению в сочетании с полным самопожертвованием и аскетизмом и делала Кротова столь значимой фигурой среди симбирских эсеров и особенно боевиков.
Он убивает помощника пристава первой части Симбирска Данилова. На этот раз незамеченным и неузнанным остаться не удалось. 22 декабря 1906 года В. Кротов был арестован по делу об этом убийстве. Заключили его вплоть до окончания расследования в симбирскую тюрьму. Кротов не отчаивался. Здесь уже содержалось довольно много революционеров, были и эсеры. Понимая, что ему грозит виселица, он начал готовить побег. Шансы на успех были велики. Эсеры Симбирска неоднократно освобождали своих товарищей из-под стражи. Можно было выбрать разные способы достижения свободы, но Кротов избрал самый радикальный и самый привлекательный для него путь –побег после устроенного тюремного бунта.
Началась тщательная подготовка. Содержащиеся в тюрьме эсеры поддержали Василия. В тюрьму с воли удалось переправить четыре самодельные бомбы, которые спрятали в нужнике. 22 июля 1907 года началось восстание. Около сорока арестантов, политических и уголовников, собравшиеся для фельдшерского осмотра, внезапно напали на надзирателей, у восьми из них были отобраны револьверы. Выбежавший на шум помощник начальника тюрьмы Триадский был убит револьверным выстрелом Кротова, который первым открыл стрельбу. Было ранено ещё два полицейских. Казалось – успех, но караул не растерялся. Первые же его залпы показали, что восстание обречено. Одного участника бунта убили сразу, ещё один был смертельно ранен. После выстрелов караула заключённые бросились врассыпную. Бомбами в суматохе и не воспользовались, их нашли потом. Активные участники бунта В. Кротов, А. и С. Заваляевы, А. Антонов, Н. Володин, В. Летковский сдались властям. Теперь почти всем им была гарантирована петля.
В сентябре 1907 года симбирский эсеровский комитет решил освободить из тюрьмы своих товарищей. Было решено со стороны кладбища делать подкоп, определили и трёх человек, которые сделали бы эту работу. Одновременно из тюрьмы содержащиеся там эсеры, передали на волю записку, в которой просили убить одного из надзирателей, который, как они считали, издевался над ними. Оставшиеся на воле однопартийцы начали готовить и это заказанное им убийство.
Ни из того, ни из другого ничего не получилось. Во второй половине сентября жандармерия провела в Симбирске несколько арестов видных местных эсеров, кроме того, была арестована «бабушка русской революции» Е.К. Брешко-Брешковская. Эсеры притихли. Боевики, намеченные копать подкоп, опасаясь за себя, стали отказываться от этого. Более того, через свою агентуру жандармерия узнала о планах побега, и полиция дала понять арестованным, что ей известно о готовящемся побеге и на успех рассчитывать нечего. Разочарование Кротова и его друзей было более чем велико. Виселица для них становилась всё реальней.
Не удалось и убить ненавистного надзирателя – не нашлось револьвера, а надежды на помощь боевиков летучего поволжского областного отряда не оправдались. Но, скорее всего, револьвера не нашли потому что не очень то и искали. Обстановка в стране постепенно менялась, и находилось всё меньше желающих рисковать своей жизнью.
В. Кротов и другой эсеровский боевик, Н. Володин, более не полагаясь на помощь партии, решили спасаться сами. Во время свиданий с родственниками и тот и другой попросили спрятать в передаче напильники и другой инструмент, необходимый для их начинания. Опять они были в шаге от побега. В. Кротову даже передали пятьдесят рублей, чтобы он мог сразу после побега уехать из Симбирска. Но и здесь их постигла неудача. Через своего осведомителя жандармы узнали об этих планах, все письма и посылки стали тщательно проверяться. Устройство побега не удалось.
Между тем в конце ноября 1907 года военно-окружной суд рассмотрел, наконец-то дело об устройстве тюремного бунта. Перед судом предстали двенадцать человек, в том числе безвестный уголовник Сашка-маузер. «За умышленное убийство должностного лица и за явное восстание против властей», как говорилось в приговоре, к виселице были приговорены Кротов и Заваляев.
Кроме того, обвинительные приговоры по другим делам были вынесены в отношении других эсеров: Н. Володина, В. Летковского и Б. Репина. Во главе Казанского военного округа тогда стоял генерал Сандецкий, отличавшийся непреклонностью в борьбе с революционными боевиками. 12 декабря 1907 года в Симбирске были повешены два боевика – П.В. Комаров и В.Я. Ерошин, которые во время ограбления почты близ с. Тушна Сенгилеевского уезда убили почтальона и ямщика.
В ночь на 30 декабря 1907 года в 3 часа Василия Кротова и других приговорённых повесили во дворе тюрьмы, которая тогда располагалась на пересечении нынешней ул. К. Маркса и Молочного переулка. Похоронили их тайно в одной могиле в районе нынешнего моторного завода.
Василий Кротов стал культовой фигурой среди симбирских эсеров, одним из символов их непреклонной борьбы с царизмом. Один из местных эсеров написал прочувствованное стихотворение, которое так и называлось «Василий Кротов». Вот оно:
Прощай ты, хладная темница,
Последний раз в тебе сижу,
Прощай душа, красна девица,
Я завтра на расстрел иду.

Я завтра как свеча погасну
Среди прекрасных юных лет,
И как цветочек я завяну
На почве глинистой земли.

Могила мне заменит койку,
Темницу – хладная земля,
А спать уложит пуля злая,
И не увижу я тебя.
И над моею той могилой
Не будет камня и креста,
И не придут мои родные
Наведать сына-мертвеца.

Стихотворение это в 1909 году обнаружили жандармы и подшили в уголовные дела, потому оно и сохранилось в истории.
Всё же в тайне сохранить место казни не удалось, и после свержения царизма в 1917 году их останки перезахоронили на городском (Всехсвятском) кладбище, а позднее установили памятник.
Большевики, разгромив эссеровскую партию, тем не менее терпимо относились к их боевикам, не дожившим до 1917 года и не вставшим на другую от большевиков сторону баррикад.
Надпись на могильном камне гласит: «Здесь похоронены казнённые царизмом 30 декабря 1907 года участники революционных событий в Симбирской губернии Володин Н.Г., Заваляев А.А., Кротов В.А., Репин Б.В., Летковский В.И.»


Из очерка В. Н. Кузнецова "Пять повешенных"
полковник Марч
19 марта 2015, 14:13
Александр Афанасьевич Заваляев

В любом обществе есть люди с преступными наклонностями, которым хочется покуражиться, которым тесно и скучно в обыденной жизни. Хочется другой жизни – сладкой и причём, всё равно, какой ценой, хочется почувствовать себя значительным, да чтобы и другие признали это. К таким людям принадлежал молодой крестьянин села Засарье Алатырского уезда Александр Заваляев. Революция 1905 года открыла перед ним и тысячами, таких, как он, по всей России новые перспективы. Обычное хулиганство и уголовщину можно было теперь скрыть под маской борьбы с властями. Приобретался новый имидж – заступника за народ, борца за его права. Революционные лозунги оправдывали в их глазах обыкновенные уголовные преступления.
В 1905 году несколько молодых деревенских парней из соседних сёл Сара и Засарье вступили в партию социалистов-революционеров. Из всех программных положений их привлекло одно – одобрение экспроприаций и терактов. Среди них были и братья Александр и Сергей Заваляевы. Вскоре в Барышской волости Алатырского уезда образуется эсеровская группа. Её члены не вели агитации и пропаганды, вся их деятельность состояла из добывания денег для организации, да и для себя. Во главе боевого отряда стал Потап Скородумов, который, скрываясь, приехал сюда из Саратовской губернии. Члены группы, в том числе А. Заваляев, по всей губернии совершали нападения на винные лавки, почтовые отделения, терроризировали богатых граждан. В сентябре 1907 года П. Скородумова арестовали. Руководство группой взял на себя молодой засарский крестьянин А. Заваляев.
Особой тайны для односельчан в их «революционной борьбе» не было, но властям никто их выдавать не собирался, так как Заваляев и другие утверждали, что стоят за крестьян и будут стараться улучшить их быт, да и крестьяне поначалу верили им и искренне считали своими защитниками. Так продолжалось до тех пор, пока эта эсеровская шайка, состоящая из семи человек, орудовала вдалеке от дома, но в 1906 году ситуация изменилась. По каким-то причинам объектом нападений стали крестьяне Сар и Засарья. К этому времени признанным главарём был Александр Заваляев. Авторитет его был настолько велик, что эсеры Симбирска пригласили его и ещё несколько человек из той же группы для убийства губернатора К.С. Старынкевича. В сентябре 1906 г. губернатор был смертельно ранен, вполне вероятно, что бомбу бросил именно А. Заваляев или, по крайней мере, он принимал в теракте активнейшее участие.
В октябре 1906 г. А. Заваляев с товарищами подожгли два дома в Саре. В отличие от Засарья жители этой деревни не поддерживали эсеровских экспроприаторов, и А. Заваляев решил проучить их. С удовлетворением смотрели боевики, как занимается пожар. Проснувшиеся от криков и зарева сельчане бросились было помогать соседям, но не тут-то было. А. Заваляев, А. Антонычев и другие эсеры не разрешали им тушить пожар, для острастки сделав несколько револьверных выстрелов. Стреляли не вверх, а в людей. Один из них, крестьянин Аржанов, упал. Он был убит. Аржанов прибежал тушить пожар (могла загореться вся деревня) вместе с другом-односельчанином Елисеевым. Тот проходил воинскую службу в драгунских частях и приехал на родину в отпуск. Елисеев не растерялся, а бросился на стрелявшего эсера А. Антонычева и смог ранить его. Опомнившиеся от страха крестьяне бросились на поджигателей. Одного – астрадамовского парня И. Панферова – удалось схватить. Ожесточённые крестьяне забили его почти до смерти.
А. Заваляев и А. Антонычев скрылись в темноту.
Не таков был А. Заваляев, чтобы пугаться и отчаиваться. Ночь сменилась днём, и он организовал и провёл освобождение И. Панферова, который содержался в волостной съезжей. Четыре боевика во главе с А. Заваляевым, вооруженные револьверами, с криками ворвались в помещение. Полицейские чины и стражники, не ожидавшие такой наглости, растерялись. Сопротивления они не оказали, и всё обошлось без жертв.
Вероятно, сарцы пошли разбираться к своим соседям-засарцам по поводу «подвигов» их уроженцев. Те заявили А. Заваляеву, что бороться за их права – это одно, а поджигать крестьянские дома и стрелять в людей – это другое. Возмущённый А. Заваляев ответил, что если они не хотят по-хорошему, то он будет по-плохому. В ноябре 1906 г. банда А. Заваляева совершила пять вооружённых нападений на засарцев. К этому времени вся революционная терминология спала как шелуха и эта эсеровская группа выродилась в откровенно грабительскую шайку. Бандиты во главе с А. Заваляевым по ночам ломали двери в домах своих жертв, выбивали окна. Вооружившись револьверами, они врывались внутрь и требовали у перепуганных хозяев деньги. Если жертвы отказывались, их душили полотенцами, верёвками. Сельчане были перепуганы, но Заваляев пригрозил расправиться со всяким, кто посмеет выдать его властям, и то, что он выполнит угрозу, никаких сомнений не вызывало.
События в уезде стали настолько опасными, что власти начали настоящую охоту на заваляевскую банду. По просьбе алатырского уездного исправника Неофитова для поимки боевиков из Сызрани был направлен полуэскадрон драгун. С ними действовал отряд из семи конных стражников. Однако запуганные крестьяне упорно молчали, и власти долго не могли выяснить – кто же входит в шайку и где они скрываются.
В конце 1906 года стражники и драгуны провели в Засарье облаву. Три бандита (С. Заваляев, С. Малафеев, Ф. Лушников) были схвачены. По требованию властей засарцы провели сход, на котором решили поймать остальных грабителей и поджигателей.
Александра Заваляева схватить не удалось. Он дома не ночевал, жена его ничего не знала. А. Заваляев скрывался сначала у любовницы Надежды Кантышевой, а затем тайно уехал в Симбирск. Здесь он встретился с товарищами по партии, объяснил им ситуацию, и те снабдили его фальшивым паспортом, дали несколько конспиративных адресов. А. Заваляев уехал в Алатырь, затем в Петербург. Вернулся на родину он лишь 6 мая 1907 г. Через два дня А. Заваляев убил человека. Им стал урядник Грошев. Жена пожаловалась вернувшемуся Александру, что Грошев забрал у неё пять рублей и платок и до сих пор не отдаёт. Итогом стал роковой револьверный выстрел. Губернатор Д.Н. Дубасов потребовал во что бы то ни стало отыскать убийцу. Полиция, жандармерия, армия – всё было брошено на его поимку.
18 мая 1907 г. Александра Заваляева схватили на одной из квартир в селе Промзино. У него имелась самодельная бомба, но воспользоваться ею он не успел. Были арестованы и остальные его подельники. Заваляев был помещён в симбирскую тюрьму, где принял активное участие в бунте заключённых.
В ночь на 30 декабря 1907 г. он был казнён.


Из очерка В. Н. Кузнецова "Пять повешенных"
полковник Марч
19 марта 2015, 14:14
Борис Васильевич Репин

Борису Репину исполнилось в 1907 г. 22 года. Родился он в крестьянской семье в селе Митропольские Выселки Ардатовского уезда, был студентом Казанского ветеринарного института, эсером по партийной принадлежности. 13 апреля 1907 г. по приговору симбирского комитета партии социалистов-революционеров он смертельно ранил человека – карсунского уездного исправника В.В. Шемякина.
Шемякин давно вызывал ненависть у революционеров. В отличие от других полицейских чинов он не испугался революции и твёрдой рукой подавлял беспорядки во вверенном ему уезде. Действие рождало противодействие. Исправник перебарщивал в своих действиях. Въезжая в сопровождении конной стражи в бунтующие деревни, он нередко отдавал приказ пороть провинившихся крестьян, и стражники не ленились. Были и такие случаи, когда провинившегося мужика связывали, клали на землю, брали скамейку с поперечиной между ног, придавливали шею этой поперечиной. Шемякин садился на скамейку и закуривал папиросу. Пока он её курил, стражники пороли нагайками лежащего мужика.
Убить исправника вызвался член боевого отряда Поволжского областного комитета партии социалистов-революционеров Борис Репин. Комитет объединял партийные организации Симбирской, Самарской, Саратовской, Пензенской и Тамбовской губерний. Возглавляли его в тот период А.Д. Добромыслов, В.Г. Машков, Л. Николаев. Определённого местопребывания у комитета не было. Его члены находились на нелегальном положении, постоянно переезжали из одного поволжского города в другой. Даже их имена знали далеко не все руководители местных эсеровских организаций. По их указанию подчинённый им отряд мог отправиться на совершение терактов в любую из указанных губерний. Входили в него люди проверенные и решительные, к каковым и принадлежал Репин. В обычное время они жили дома, но, когда было необходимо, съезжались для подготовки и осуществления терактов.
13 апреля Репина вызвали в Карсунское уездное присутствие, где он должен был пройти освидетельствование на предмет годности к военной службе. Кроме него туда прибыло ещё довольно много молодых людей со всего уезда. Было известно, что В.В. Шемякин обычно лично посещает подобные освидетельствования. Этот день и избрали для совершения убийства. Исправник появился в присутствии только к полудню. Репин ждал его, не уходил, и как только жертва показалась в дверях, террорист выхватил браунинг и почти в упор четыре раза выстрелил в Шемякина. Пули попали исправнику в грудь, правый бок и левую руку.
Сделав своё дело, Репин попытался бежать, но неожиданно Шемякин, несмотря на сильнейшую боль, шок, бросился на стрелявшего и крепко схватил его. Затем подоспели находившиеся здесь же двое рядовых, а чуть позже и городовые. Репин был схвачен. Шемякин ещё нашёл в себе силы сесть в экипаж, который доставил его в карсунскую земскую больницу.
Террорист был в отчаянье, так как был уверен, что исправник остался жив. На все вопросы отвечать он отказался, заявив только, что привёл в исполнение приказ комитета партии эсеров. Между тем новость быстро распространилась по Карсуну. Около здания полицейского управления, где содержался Репин, собралась настоящая толпа. Судя по её поведению, собравшиеся были на стороне убийцы. Вполне можно было ожидать разгрома управления. Находящиеся там уездный предводитель дворянства А.Д. Протопопов и исполняющий обязанности исправника Преображенский с нетерпением ждали прибытия отряда конно-полицейской стражи. Стража прибыла через два часа, после чего отконвоировала Репина на железнодорожную станцию Вешкайма, откуда он был доставлен в Симбирск. Вскоре появилось извещение симбирского комитета партии эсеров, где объяснялось, за что было совершено покушение на Шемякина.
Шемякин был ещё жив, и террориста должен был судить обычный суд, но 8 июня 1907 года исправник умер от полученных ран. 1 июля губернатор Дубасов телеграфировал министру внутренних дел П.А. Столыпину с просьбой предать Репина военно-окружному суду. Ходатайство было удовлетворено. Репина повесили в Симбирске в ночь на 30 декабря 1907 г.


Из очерка В. Н. Кузнецова "Пять повешенных"
полковник Марч
19 марта 2015, 16:27
Колендо Ванда Болеславовна (1879, ст. Калана Тамбовской губ.-1963, Москва). Из дворян. Дочь начальника станции, политссыльного, участника польского революционного движения 1863-1864 гг. Полька. Среднее образование. Продавщица книжного земского магазина, земская служащая. С 1901 г. эсер, секретарь Тамбовской организации ПСР, организатор и техник. В 1904 и 1905 гг. арестовывалась и высылалась. В 1906-1908 гг. член Московской и Смоленской организаций ПСР. Арестована в 1909 г., осуждена на вечное поселение в Иркутскую губернию, в 1912 г. содержалась в тюрьме. В 1917 г. работала в городском народном собрании в Новосибирске. В 1919 г. арестована колчаковцами, но выпущена под давлением собрания. Вышла из ПСР, т.к. «не одобряла тактику». Совслужащая в Свердловске и Москве. Персональный пенсионер.
полковник Марч
21 марта 2015, 15:13
user posted image

Сергей Иванович Елисеев (1876 год, Симферополь — 1937 год, Томск) — русский советский спортсмен-силач, первый русский чемпион мира (1899).
Отец — Иван Григорьевич, повар по профессии, был богатырского сложения. Сыновья — старший Сергей и младший Александр работали слесарями в железнодорожных мастерских Уфы.
В 1898 году Сергей Елисеев вместе с братом Александром переехал из Уфы в Петербург. В апреле 1898 года Сергей участвовал во втором чемпионате России в Петербурге, где занял второе место (первое выиграл Георг Гаккеншмидт) и установил два мировых рекорда: сделал «разводку» с гирями весом 28,8 кг и 32,8 кг и зафиксировал в горизонтальном положении руку с шаровой гирей весом 60,8 кг.
В феврале 1899 года Елисеев едет в Милан, где собрались самые сильные люди земного шара, чтобы поспорить, кто же достоин звания сильнейшего. Помост установлен на сцене всемирно известного оперного театра «Ла Скала». В 23 года Сергей Елисеев, простой рабочий парень из далекой Уфы, стал чемпионом и рекордсменом мира.
В России известие о блестящем выступлении Елисеева вызвало широкий общественный резонанс. Сам главнонаблюдающий за физическим развитием народонаселения написал на имя царя реляцию о награде жителя города Уфы С. Елисеева за примерное служение царю и Отечеству.
Дважды — в 1899 и 1900 годах Елисеев завоевывал титул чемпиона России, показав поразительные для того времени результаты. В жиме двумя руками он поднял 145 кг и толкнул 160,2 кг. В 1903 году Сергей Елисеев выехал в Париж для участия в чемпионате мира. И вновь он прославил Россию.
В России назревали революционные события 1905 года. Сергей Елисеев был активным революционером (Член ПСР и глава ее Боевой дружины), о чем знала царская охранка. Он проходил под кличкой «Атлет». В июне 1905 года он вез листовки. Толпа черносотенцев накинулась на него и пробила голову. Пятьдесят дней он находился между жизнью и смертью, а когда выздоровел, жандармы отправили его в тюрьму, а затем сослали в Якутию.
После Октябрьской революции, в 1919 году, Елисеев перебрался с семьей в Тюмень, а в 1925 году — в Томск, где работал бухгалтером (по другим сведениям — грузчиком, затем — преподавателем тяжелой атлетики в томских медицинском и технологическом институтах, выступал с силовыми номерами в городском саду Томска).
В сентябре 1937 года был арестован органами НКВД как участник «Союза спасения России» и расстрелян.
полковник Марч
21 марта 2015, 15:17
СОЦИАЛ-РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ (ЭСЕРЫ). УФА.
В отличие от эсдеков уфимские эсеры “специализировались” на
индивидуальном терроре. Им принадлежали наиболее громкие теракты:
убийство губернатора Н. М. Богдановича в 1903 г. (эсер Е. Дулебов),
покушения в 1906 г. на вице-губернатора А. И. Келеповского (Бушуев) и
губернатора И. И. Соколовского (приписывалось эсеру Якову Федорову). В
1907 г. эсерами было совершено несколько более “мелких” преступлений. В
Видинеевском саду Уфы 17 июля убили Георгия Зеленецкого, а 3 августа
помощника пристава Бамбурова, 6 августа на Телеграфной улице застрелили
Мих. Брейкина (в этих актах подозревалось участие террористов из летучего
“Южного боевого отряда” эсеров), 27 июля кинули бомбу в помещение резерва
полицейских стражников, вечером 25 августа в дер. Альшеево тяжело ранили
торговца К. В. Ткачева, одного из лидеров местных черносотенцев.
Эсеровский индивидуальный террор, террор как оружие возмездия,
устрашения, средство политического давления на власть, полицию, массы не
требовал больших организационных структур. Убийство в отличие, например,
от грабежа почтовой станции, легко осуществить маленькой группой лиц. Это
удобно и с точки зрения конспирации, не ставит под удар весь комитет.
Поэтому, скорее всего, существовавшая боевая организация эсеров в Уфе
была еще более аморфной, чем у эсдеков. Фигурировавшие в полицейских
отчетах эсеры-боевики очень часто ничем себя не проявляли, ни в каких
терактах не участвовали. Наиболее экстремистски настроенные элементы в
уфимском революционном подполье тяготели к эсдекам и анархистам, а не к
эсерам.
Зимний период 1907–1908 гг. БО эсеров существовала только на бумаге.
Вообще все громкие дела у них остались в прошлом. Современник, анонимный
социал-демократ невысоко оценивал эсеровский террор. “Эс-эры своими
неудачными начинаниями испортили аппетит и работали сравнительно
немного”.
Летний сезон 1908 г. эсеровские боевики открыли очередным
демонстративным убийством. В Уфимских железнодорожных мастерских и
депо стали вводить сдельную оплату труда “и среди рабочих начинает
появляться “соревнование”, чтобы получить работу” – отмечала нелегальная
листовка. Последовавшие увольнения, требовательность и жестокость
начальства вызвали недовольство Уфим. комитета Всероссийского
железнодорожного союза, тесно связанного с эсерами.
В депо у эсеров имелась вооруженная организация, во главе которой
стоял слесарь Александр Ефимов. По негласным сведениям полиции именно он
организует покушение на начальника депо инженера Куракина. Утром 9 июня
1908 г. около проходной на мостике через канаву двое убийц в упор
расстреляли инженера, спокойно поднялись в гору (станция лежит внизу) и
скрылись в городе. Смертельно раненый Куракин вскоре скончался на руках
сбежавшегося народа. Вторым террористом, скорее всего, был рабочий Ник.
Трунцов, примыкавший к анархистам и участвовавший в убийстве “по
приглашению”.
Однако в 1908 г. уфимским эсерам жилось нелегко. Полиция развернула
широкомасштабные преследования. Оставшийся без дела боевой элемент во
главе с инструктором эсеровской дружины С. Елисеевым (кубанский казак,
борец в цирке) участвовал вместе с эсдеками в первом налете на почту на
Стерлитамакском тракте.
Радикально настроенная часть уфимских эсеров была недовольна
пассивной позицией городского руководства (председатель комитета
банковский служащий Леонид Баранов, секретарь – доктор Мих. Зайцев),
мечтала устроить ограбление казначействаxlv. Осенью 1908 г. прошли
перевыборы. Новый состав (Мих. Ершов-Перепелов, С. Елисеев, Александр
Попов и др.) почти весь числился в боевой дружине. Но воплотить свои
замыслы в жизнь не удалось. К сентябрю 1908 г. в рядах эсеров работали
четыре тайных агента охранкиxlvi. Массовые аресты следуют один за другим.
От бывшего сотрудника жандармерии, уволенного со службы, эсеры
узнают, что один из них, некий Всеволод Соколовский является осведомителем
полиции по кличке “Деловой”. Из Перми с доказательствами приезжает эсерка
Лидия Зубарева. Революционеры решают убрать сексота. Нелегальный
“товарищ Антон” (Вас. Цыплаков) собирает боевиков (Н. Трунцов, М. Ершов,
А. Попов и др.) и вечером 30 октября 1908 г. на Копейкиной улице агента
охранки застрелили из револьвера. Полиция на второй день задержала почти всех участников убийства, а последовавшие затем аресты в конце 1908 г.
полностью уничтожили всю организацию эсеров в Уфе, в том числе и боевую
дружину. Одновременно боевики в октябре 1908 г. стали вымогать письмами
деньги у зажиточной дворянки Мариам Тимирбулат Султановой. На последнее
письмо с требованием выдать 250 руб. ответили согласием и 26 октября к
Ильинской церкви отправился переодетый полицейский, как условились, с
подвязанной щекой. Он и схватил за руки подошедшего прилично одетого
молодого человека. Вымогатель кусался, вырывался, но был задержан. Им
оказался Г. Ризванов, ранее уже сидевший в тюрьме за террористическую
деятельность.
Попытки эсеров в 1909 г. восстановить в Уфе партийную организацию
оказались безрезультатными. Усиленное скандалом вокруг Азефа, “повальное
бегство членов – активных и “сочувствующих” продолжается с ужасающей для
партии последовательностью” – отмечалось в полицейском отчете.
Осведомители неоднократно сообщали о надеждах эсеровского подполья на
возрождение боевой работы, но все ограничивалось бесплодными разговорами.
Например, в феврале 1910 г. ходили слухи, что боевики-эсеры собираются
ограбить Волжско-Камский банк. Полиция время от времени отлавливала
бывших террористов. В сентябре 1910 г. в Уфе удалось арестовать Вас.
Андреева, участника вооруженного подполья в нескольких губерниях, затем он отравился в тюрьме стрихнином. Жандармерия также подозревала, что
нелегальный эсеровский деятель “тов. Антон” (В. Цыплаков) принимал участие
в организации убийства тюремного надзирателя Уварова в июне 1909 г.,
осуществленного эсдеками. Остававшиеся в Уфе народнически (в том числе и
революционно) настроенные интеллигенты, рабочие и учащиеся вплоть до
февраля 1917 г. никаких организационных структур воссоздать не сумели и под бдительным оком охранки никаких попыток возобновить террористическую
деятельность не предпринимали.


Из статьи М. И. Роднова "РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ТЕРРОР В УФИМСКОЙ ГУБЕРНИИ
В КОНЦЕ 1907–1916 ГОДЫ"
полковник Марч
23 марта 2015, 12:05
ЯКОВЛЕВ Александр Васильевич, родился в 1888 в Симбирске. С
1905 — член партии эсеров. В 1906 — арестован за убийство
Самарского губернатора, приговорен к каторге.
После освобождения
работал печатником. 6 сентября 1921 — арестован в Москве, 15 мая
1922 — приговорен к 3 годам ссылки и отправлен в Пензу. 4 июня 1922 —
арестован и отправлен в Бутырскую тюрьму. 23 февраля 1923 —
приговорен к 3 годам концлагеря и отправлен в Соловецкий лагерь
особого назначения. В 1925 — выслан на 3 года в Усть-Сысольск, с
ноября 1928 по ноябрь 1931 — находился в Усть-Куломе. С 1932 —
проживал в Полтаве. В 1935 — арестован, 28 марта приговорен к 5
годам ИТЛ и отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения.
Осенью 1937 — Александр Васильевич Яковлев был переведен на
тюремный режим. 9 октября приговорен к ВМН и 3 ноября расстрелян.
полковник Марч
23 марта 2015, 12:09
Некрасов Иван Акимович. Родился в 1882 году в семье земледельца в Малом Кобякове Тверской губернии. Окончил низшее механико-техническое училище. Рабочий. В 1904 году, будучи на военной службе во 2-м резервном железнодорожном батальоне в Барановичах, состоял членом военной организации партии социалистов-революционеров; позднее переведен в Петербург, где вошел в боевую организацию партии социалистов-революционеров и участвовал в подготовке покушения на Столыпина и великого князя Николая Николаевича. Переведен, как неблагонадежный, снова в Барановичи и в ноябре 1907 года арестован. Переправлен в Петербург, где Военно-окружным судом 22 января 1909 года осужден по 1 ч. 102 ст. Уголовного уложения за принадлежность к боевой организации при Петербургском комитете Партии социалистов-революционеров на 8 лет каторги. Наказание отбывал в 1909–1910 годах в Петропавловской крепости, 1909–1911 годах – в Петербургской пересылке, 1911–1912 годах – в Шлиссельбурге, в 1912 году – в Орловском централе и в 1912–1916 годах – в Николаевском. На поселение водворен в 1916 году в Илгинскую волость Иркутской губернии, работал слесарем и давал частные уроки до 1917 года. Беспартийный. Членский билет Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев № 1307.
полковник Марч
23 марта 2015, 13:09
МАЛЬМ Евгений Николаевич, родился в 1897 в Санкт-Петербурге.
Студент химического факультета университета. В 1917 — член
партии эсеров, с 1918 по 1922 — активно работал в левоэсеровском
подполье.
Член Поволжского областного комитета, один из
организаторов Петроградской организации партии левых эсеров. В
1918 — арестован, содержался в заключении в Кремле, позднее
освобожден. 19 апреля 1920 — арестован и заключен в Бутырскую
тюрьму. 3 ноября «за убийство провокатора» приговорен к 8
тюремного заключения и отправлен в Ярославский политизолятора.
Позднее освобожден. 31 декабря 1922 — вновь арестован. 28 апреля
1923 — приговорен к 3 годам концлагеря и отправлен в Пертоминский
лагерь. 16 июля лагерь заменен на 3 года ссылки и отправлен в
Новониколаевск. В декабре 1925 — освобожден, поселился в
Севастополе, работал в учреждении. В апреле 1927 — арестован и
заключен в тюрьму.
В августе 1929 — Евгений Николаевич Мальм был освобожден;
позднее не раз был арестован. В июне 1936 — находился в
Новороссийске, просил помощи Помполита в разрешении ему на месяц
посетить Биологическую станцию в Севастополе для ознакомления с
последними научно-литературными работами.
Дальнейшая судьба неизвестна.
полковник Марч
27 марта 2015, 12:44
Медведев Александр Семенович (1880—?) – из казаков Области войска Донского; образование получал в Астраханской духовной семинарии, окончил Иркутскую духовную семинарию. В 1901–1905 гг. служил учителем в Удском округе и Амурской области. В ПСР вступил в 1907 г., но революционную работу начал в 1905 г. В 1911–1917 гг. заведовал училищем на станции Никольск-Уссурийский. В 1917 г. по списку ПСР избран городским головой Никольск-Уссурийска, членом Комитета общественной безопасности. С декабря 1917 г. – председатель Приморской земской управы. В 1920 г. – председатель Приморского правительства. При Меркуловском перевороте был арестован, затем вывезен японцами в Харбин, оттуда в Читу. С конца июля 1920 г. по октябрь 1922 г. работал в Правительственном комитете помощи для голодающих советской России. В 1921 г. прошел в Учредительное собрание ДВР. В октябре 1922 г. был арестован Госполитуправлением ДВР по политическому процессу против Дальневосточной партийной организации социалистов-революционеров («дело 24-х»). Приговорен к заключению в Архангельский концлагерь на три года. В 1925 г., при пересмотре дела тройкой особого совещания при коллегии ОГПУ, выслан в Среднюю Азию на три года.
полковник Марч
27 марта 2015, 16:23
Из агентурных сведений о полтавских эсерах:

"В Полтавской организации партии социалистов-революционеров, по указаниям агентуры, имеется около 2 пудов типографского шрифта, около 50 револьверов, шесть готовых бомб, попорченных от продолжительного лежания в сыром помещении, запас нитроглицерина, гремучего студня и оболочек для бомб. Среди членов Полтавской организации партии социалистов-революционеров существует намерение 27 июня сего года во время празднования 200-летнего юбилея Полтавской победы, устроить демонстрацию, но без вооруженных выступлений, лишь с целью показать протест народа. Причем предполагается войти по данному поводу в сношение с другими организациями, так как лишь при их содействии есть надежда провести демонстрацию. Кроме сего, получилось агентурное указание, что член организации, бывший гимназист Всеволод Иванов Дмитренко (кличка "Больной") намеревается из будки сторожа при новом кладбище Матвейчука провести подкоп под пороховой погреб с целью его взорвать во время торжеств, чтобы произвести переполох. По осмотре местности оказалось, что означенное предположение привести в исполнение очень трудно, а ведущееся наблюдение за Дмитренко ("Больным") указало на связь его с партийными работниками, но нет никаких признаков приведения в исполнение означенного намерения".
полковник Марч
27 марта 2015, 16:38
Из газеты "Дело народа", 1917 г., № 46:

Памяти товарища

Вдали от родины - нежно-любимой и близкой, накануне светлых дней торжества революции - скончался Всеволод Дмитренко, эмигрант, доброволец французской армии.
Все меньше становится старых друзей - прежних, близких партийных товарищей. И не верится, что нет того, кто был бы так нужен теперь, с кем рука-об-руку приходилось работать в тяжелое время подполья.
Всеволод Дмитренко работал в партии с 1905 года в полтавской организации. В 1908 году - арест и привлечение по 102 ст. по делу полтавского союза учащихся партии с.-р. 1910 год - ссылка в Кемь и бегство за границу. Последующие годы - полуголодная жизнь эмигранта, транспортное дело, редактирование выходившей в Льеже газеты "Рабочий" и периодические наезды в Россию. Затем - война и... смерть. История русской революции не забудет имена тех, кто остался на славном посту социалиста-революционера в тяжелые годы реакции...
Спи спокойно, старый солдат народного дела! Ты не любил красивых слов, и мы, оставшиеся, своей работой почтим твою память - молчаливо, без слов и без фраз.


Подпоручик Незнамов
полковник Марч
31 марта 2015, 15:04
Несколько материалов из дела о Фанни Каплан:

ПРОТОКОЛ
допроса Анны Савельевны Пигит, секретаря Коллегии Московского областного продовольственого комитета, 39 лет, проживающей: Б. Садовая, д. 10, кв. 5


Я заявляю, что предъявленная мне, содержащаяся под стражей во Всерос. чрезв. комиссии женщина, называющая себя Фанни Каплан, есть действительно Фани Каплан, бывшая каторжанка, вместе со мной бывшая на Нерчинской каторге. Она была приговорена к бессрочной каторге. Я застала ее уже на каторге в 1907 году. Я не помню, по какому именно делу она была осуждена. Она была приговорена по какому-то делу анархистов. По освобождении с каторги между нами, бывшими каторжанками, сохранились старые отношения, и Фани Каплан ко мне неоднократно заходила. Мы партийно разошлись, я - левая эсерка, и мы встречались не часто. Полагаю, что она последнее время проживала в Москве. Это только предположение.

31/ѴШ 1918 г.

А. С. Пигит
полковник Марч
31 марта 2015, 15:04
ПРОТОКОЛ
допроса Веры Михайловны Тарасовой

Я судилась в 1906 году за хранение взрывчатых веществ в г. Екатеринославле. Была приговорена к 4 годам каторги, которую отбывала между прочим и на Нерчинской каторге.

Знаю я всех тех каторжанок, с которыми я отбывала вместе каторгу, в том числе и Фанни Каплан, которая в то время была слепа. Она ослепла кажется в январе 1909 года, причем до этого она хронически теряла зрение на 2 – 3 дня. Врачи разнообразно толковали причины слепоты. Зрачки ее реагировали на свет. Это было связано с резкими головными болями. В Чите - я тогда уже была за границей, - думаю, это было в 1912 году, она вновь прозрела. Она была приговорена Военно-полевым судом к смертной казни, которая была заменена вечной каторгой.

Я вернулась из-за границы в июле прошлого года. Фани Каплан я встретила в этом году, не ручаюсь за память, в апреле или около этого в вагоне трамвая “Б” кажется у Каретно-Садовой. Я к ней подошла и имела с ней весьма короткий разговор. Это был обычный разговор про наших каторжанок, как кто поживает и тому подобное. Я не могу категорически утверждать, что не встречала ее до (зачеркнуто: или после) этого у Пигит.

Я по убеждениям социалистка-революционерка. Сейчас я занимаюсь обыденной работой и в политической

работе не участвую. Я не могу ориентироваться в создавшейся политической обстановке. Если бы произошла реставрация, я бы нашла свое место.

31 августа 1918 г.

Стр. 4-5 зачеркнуто “или после”.

Мне не известно, чтобы Фани Каплан когда-либо носила другую фамилию.


В. Тарасова
полковник Марч
31 марта 2015, 23:17
Николай Степанович Власов-Окский

Член тверского комитета ПЛСР.

Русь

Посмотрю пойду
На поля, леса,
Может быть, найду,
Где царит краса,
Честь-свободушка,
Вольна-волюшка...
Обойду весь свет,
Ища правды той,
И увижу всё
На Руси родной...
Ах ты, Русь моя,
Русь ты, старая,
В свете нынешнем
Запоздалая!
Извелась совсем
Правда-матушка
На тебе, Руси...

Обошёл тебя,
Русь, я всю давно
И нашёл в тебе
Всё одно-одно:
Зло с неправдою
Всюду царствует,
И над бедными
Знатный властвует...
И слезами, Русь,
Залита ты вся,
Людской скорбию
Переполнена...
Не нашёл нигде
На тебе я, Русь,
Правды-матушки...

Ах ты, Русь моя,
Русь ты, старая,
В свете нынешнем
Запоздалая!..

1907
полковник Марч
3 апреля 2015, 12:58
БОНДАРЕВ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ (1872, Самарский уезда Самарской губ. – 1944, г. Москва), общественный и полит. деятель, публицист, один из руководителей Перм. губернского комитета партии эсеров в 1917 г. Выходец из крестьян. Окончил городское училище в Самаре. До весны 1891 г. учился в Оренбургском учительском ин-те. В 1891 – 1895 гг. работал учителем в с. Верхние Чусовские Городки Перм. уезда Перм. губ., затем, до 1899 г. – в г. Оса. С 1899 по 1903 г. – студент юрид. факультета Казанского ун-та. После его окончания учитель женской гимназии в г. Вольск Саратовской губ. В 1906 г. был избран от этой губернии в 1-ю Гос. Думу, примкнул к фракции трудовиков. Являлся ред. газ. «Известия крестьянских депутатов», за что привлекался к судебной ответственности. 10 июля 1906 г. в числе 167 депутатов подписал Выборгское воззвание к гражданам России, в котором призывал к отказу от уплаты налогов и службы в армии в знак протеста против роспуска Думы. По решению суда был приговорен к трехмесячному тюремному заключению и лишен избирательных прав. После отбытия наказания поселился в г. Москве: жил частными уроками, участвовал в кооперативном движении.
В г. Перми с 1916 г., тогда же стал председателем «Союза потребительских обществ Северо-Восточного района» (г. Пермь). После Февральской революции 1917 г. – председатель Перм. городского комитета партии эсеров. 5 марта 1917 г. избран председателем Комитета общественной безопасности Перм. губ. С 12 марта 1917 г. – член Временного Перм. комитета партии эсеров, с 29 марта – гласный Перм. городской Думы, с 18 апр. – член Исполнительного Комитета Крестьянского союза Перм. уезда. 15 марта избран председателем Перм. губернского Крестьянского союза и председателем Исполнительного Комитета Перм. губернского Совета крестьянских депутатов, 23 марта – членом Перм. губернского комиссариата Временного правительства от Комитета общественной безопасности Перм. губ. С апр. – председатель Перм. губернского земельного комитета, участвовал в создании Перм. губернского Совета крестьянских депутатов, стал его председателем. Благодаря усилиям Бондарева Совет крестьянских депутатов поддержал линию партии эсеров. В июне работал в г. Петрограде от лица кооператоров России в Особом Совещании при Временном правительстве по выработке закона об Учредительном Собрании. В нояб. избран членом Всероссийского Учредительного Собрания от партии эсеров и Совета крестьянских депутатов. Председатель Перм. городской Думы (до марта 1918 г.). После роспуска городской Думы – председатель правления Союза потребительских об-в Северо-Восточного района. Покинул г. Пермь в 1918 г. В последующие годы занимался вопросами сельскохозяйственной и производственной кооперации. В 1920 – 1930-х гг. преподавал математику на кооперативных курсах в г. Москве. Автор двух брошюр о 1-й Гос. Думе и ряда статей по кооперации.
полковник Марч
3 апреля 2015, 15:15
Барышников Александр Васильевич (1896 – не ранее 1937) родился в деревне Борисовке, Грайворонского уезда Курской губернии. Из дворян, сын ремесленника. В 1902 г. сдал экзамен на учителя. Поднадзорный с 1903 г., эсер- боевик, участник «эксов» и убийств. Дважды бежал из тюрем. Находился в эмиграции (Франция, Швейцария). Вернулся в Россию в 1917 г. левый эсер. Делегат II Всероссийского съезда Советов крестьянских депутатов. Участник заседания Учредительного собрания 5 января 1918 г. Делегат IV съезда партии левых эсеров. В том же году направлен ЦК левых эсеров в Англию для
революционной работы. В 1926 г. был арестован, осужден на 3 года. В 1937 г.
вновь арестован как член партии левых эсеров, осужден на 8 лет. Дальнейшая
судьба неизвестна.
полковник Марч
3 апреля 2015, 15:17
Забицкий Евгений Николаевич родился в 1887 г. в Бобруйском уезде Минской губернии. Окончил юридический факультет Московского университета. С 1905 г. примкнул к эсерам-максималистам. В 1917 г. был направлен в Курск в качестве уполномоченного Московского областного продовольственного комитета. Вошел в группу курских эсеров-максималистов, вскоре стал их руководителем. После реорганизации Революционного Совета (февраль–март 1918 г.) был назначен председателем губсовнаркома, затем губисполкома (май, 1918 г.). Одновременно он стал председателем полевого штаба по борьбе с контрреволюцией, являлся организатором вооруженных сил Курского фронта. Обвинен в причастности к выступлению анархистов в апреле 1918 г., но вскоре оправдан. Арестован в июле 1918 г. Со второй половины 1918 г. работал в издательстве ВЦИК, затем – управляющим делами Московского Совнаркома. В 1921–1922 гг. был председателем Центрального Совета народного хозяйства (Татарская АССР). В 30-е годы – занимал должность заместителя начальника экономического управления ВСНХ ЦУТТОРФа, Союзторфа и др. В 1932–1934 гг. являлся членом президиума Замоскворецкой РКК РКИ. В годы Великой Отечественной войны был назначен управляющим Челябинсклеса. В 1946–1948 гг. работал в Брянске; в 1949 г. являлся уполномоченным Министерства химической промышленности. Умер 26 ноября 1960 г.
полковник Марч
3 апреля 2015, 18:29
Донесение начальника томского охранного отделения Д.И.Знаменского директору департамента полиции Н.П. Зуеву о разработке сибирской автономной группы ПСР

4 октября 1911 г.

Совершенно секретно

Имею честь донести Вашему Превосходительству, что, по полученным мною агентурным сведениям, находящаяся на поселении в Иркутской губернии, известная социалистка-революционерка Брешко-Брешковская, партийная кличка “Бабушка” организовала бывшее 18-го августа сего года покушение на Начальника Горно-Зерентуйской каторжной тюрьмы Высоцкого, воодушевив к выполнению этого террористического акта ссыльно-поселенца Берга Исакова Лагунова. Брешко-Брешковская одновременно с сим организовала из 30 человек социалистов]-рев[олюционеров], ссыльно-поселенцев. находившихся с ней вместе в Иркутской губернии, автономную группу партии Соц[иалистов]-Рев[олюционеров], с целью постановки партийной работы в Сибири.

Названная автономная группа ПСР избрала базой своей революционной деятельности окрестности станции “Черемхово”, Сибирской жел. дор. в 122 верстах от г. Иркутска (каменноугольные копи), где группа предполагает в будущем поставить нелегальную типографию, а в данный момент не имеет на это денежных средств, так как значительная сумма денег, имевшихся у группы, затрачена на организацию покушения Лагунова на жизнь Высоцкого.

Из числа 30 человек беглых ссыльно-поселенцев, составляющих автономную группу ПСР, большая часть их в настоящее время разъехалась по городам Сибири в числе 2-3 человек, для ознакомления на местах с положением организации ПСР, их работой и с целью использовать местные организации, для приобретения через них материальной поддержки к постановке автономной группой нелегальной типографии в Черемхове. Два члена этой группы находятся в г. Ново-Николаевске, Томской губернии, и два - в г. Томске. Оба члена автономной группы ПСР проживают в г. Томске, по Знаменской улице, нелегально, один из них по паспорту на имя Дубограя; приметы его: бывший учитель, сослан в Иркутскую губернию из г.Новгорода, блондин, 25 лет, среднего роста, одет полуинтелллигентом; другой нелегальный неизвестен. Два неизвестных члена той же группы, проживающие в г. Ново-Николаевске, вращаются там в обществе старого партийного работника, социалиста-революционера, Барнаульского мещанина, Льва Поликарпова Александрова.

При сем докладываю Вашему Превосходительству, что со стороны Отделения агентурное наблюдение, с целью развития изложенных сведений, продолжается, как по г. Томску, так и по г. Ново-Николаевску. Району о сем донесено в выписке агентурных сведений сего числа за № 1736.

По выяснении личности Дубограя, за ним и нелегальным вместе с ним проживающим в г. Томске будет установлено наружное наблюдение.

По существу изложенных сведений в отношении г. Ново-Николаевска лично доложено Начальнику Томского Губернского Жандармского Управления, для принятия мер к обнаружению нелегальных и установления за ними наружного наблюдения.

В дальнейшем мною предположено нелегальных автономной группы ПСР, проживающих в г. Ново-Николаевске, по выяснении их , арестовать.

Нелегального Дубограя и проживающего вместе с ним в г. Томске неизвестного нелегального, по агентурным условиям, арестовать в г.Томске не представляется возможным и таковые, по выезде их из г. Томска на ст. “Черемхово”, Сибирской жел. дор., будут сопровождаться наружным наблюдением, для ликвидации их деятельности вне района гор. Томска.


Ротмистр Знаменский

ГАРФ. Ф. 102. Ос. Отд. 1911 г.
Д. 106. Лл. 2-3.
полковник Марч
4 апреля 2015, 17:48
Муштаев Ефим

Из «Анкеты арестованного»: Муштаев 1872 г. р., украинец, член партии социалистов-революционеров с 1903 года. С 1907 года – интернационалист, с 1917 года – левый эсер, в 1907 году привлекался как эсер, в 1918–1922 гг. находился под арестом у Миллера, арестован 5 апреля 1920 года в Мурманске у себя на квартире.


Из показаний Ивана Богового о Муштаеве.

«Архангельские эсеры были очарованы им и слепо шли по пути, указываемому Муштаевым. Он редактировал белогвардейский журнал «Важская область», где писал буквально погромные статьи и стихотворения. Моё мнение о Муштаеве определённое. Это проходимец и авантюрист, не стесняющийся никакими средствами. С ним находилась ещё одна девица, которую он именовал дочерью, но этому мало кто верил». (Архангельск. – 1920. – 26 апр.).

Иван Боговой был одним из главных большевистских хозяев «освобождённого» Севера...

Телеграмма из Мурманска в Архангельск.

«Муштаев – бывший капитан. Eгo жена, которую он выдавал дочерью, мною допрошена. Во всём созналась».

Едемский. ВРИД Предмурчека,

июль 1920 г.
полковник Марч
4 апреля 2015, 17:48
На допросах в Архангельской ЧК в июле 1920-го года Е. Т. Муштаев рассказал о себе. Вот фрагменты:

«Родился 20 января 1872 года. Окончил гимназию в Харькове, там же сельскохозяйственные курсы. Слушал лекции в Московской сельскохозяйственной академии. Работал репортером в харьковском «Утре», «Киевской мысли», «Русском слове», «Агрономическом журнале».

В 1906 году арестован в Харькове за принадлежность к партии социалистов-революционеров. В Воронеже дали три года крепости. Плохо со здоровьем. Отпустили. Уехал в Румынию. Затем Салоники, Каир (лето и осень 1910). Из Каира через Константинополь в Сербию, где два года изучал аграрный вопрос. С этой целью ездил в Италию и Австро-Венгрию. В Балканскую войну (1911–1922) служил в сербской армии. В 1912 году уехал на три месяца в Италию и затем Францию. Марсель, Лион, Париж, Бордо, Франкфурт, Берлин. В начале 1914 г. – в Белград, где готовил материалы для печати.

Затем Черногория, остров Фриули, Лондон, Берген, Христиания, Стокгольм.

20 февраля 1917 года с эсером Григорьевым приехал в Питер. В первые дни Февральской революции руководил рабочей ротой. Весь месяц выступал на митингах как социалист-революционер.

Я был председателем Центрального бюро по созыву Всероссийского сельскохозяйственного съезда и провёл всю подготовительную работу. Съезд открылся 15 января 1918 года в Петрограде. Я избран его председателем. Этот съезд проводили левые эсеры для выработки Закона о земле. В это время от Смольного поступило предложение присоединиться к Всероссийскому съезду Советов на правах секции. Часть во главе со мной присоединилась. Другие – по домам...

Я был избран членом ВЦИК. Первый ВЦИК делился на три секции: рабочую, солдатскую, крестьянскую. Я входил в крестьянскую и был членом фракции ЛПРС. В марте 1918 года я был председателем крестьянского съезда Московской области. Избран заместителем наркома земледелия Московской области.

Из Петрограда получил назначение в Архангельск. Прибыл в конце июня 1918 г. Как раз конец Архангельского губернского съезда Советов. Я записался во фракцию левых эсеров и выступал несколько раз. Получил телеграмму из Шенкурска от Ивана Богового (в то время Боговой ещё был левым эсером – Ю. Д.) приехать.

Там я был арестован штабом восставших. Его возглавляли А. А. Иванов, депутат Учредительного собрания, Максим Ракитин и Евсеев. Пять дней я находился у них под домашним арестом, и затем дней 40 под арестом у союзников. В октябре 1918 г. освобождён и стал работать инструктором в артели смолокуров. Одно время редактировал «Важскую область».

В марте 1919-го опять арестован. Получил от В. Игнатьева предложение: «Вступите в «Союз возрождения», назначим министром финансов». Отказался. Освободили. Читал лекции в кооперативной школе в Архангельске.

Архангельский Союз кооперативов находился под влиянием А. А. Иванова и поддерживал Северное правительство. Поддержка выразилась в посылке Мартюшина в Северное правительство и в качестве уполномоченного за границу по вопросу закупки и продажи товаров. Одновременно Мартюшин вёл политическую работу.

Из Архангельского Союза меня выгнали и вместе со мною ушли 17 инструкторов. Мы создали группу для помощи Красной армии. К июню 1919-го имели силы до 300 человек. В начале августа Миллер выслал меня в Териберку. Там я тоже организовал ячейку в пользу Советской власти. Вошли: Аксенов Павел, Барышев Мирон и т. д.

После переворота февраля 1920 г. избран председателем Совета рыбаков Восточного Мурмана.

Чумбаров-Лучинский выдал мне в Мурманске членский билет РКП(б) за № 20.

Я стал председателем Мурманского Совнархоза. В апреле за мной пришли. Арестовали по доносу. Отправили в Петрозаводск, затем в Вологду, Архангельск. В начале мая отпустили.

Встретил Ревекку Пластинину. Она сводит со мной счёты, и вот почему. В Шенкурске в день открытия Учредительного собрания 5 января 1918 г. она на торжественном собрании заявила: «День открытия Учредительного собрания – самый счастливый день». Это странно для большевика. Я ей сказал. И она ко мне враждебна.

12 июля меня вновь арестовали."
полковник Марч
15 апреля 2015, 20:24
Зайцев, Михаил Герасимович. Родился в 1865 г. Вышел из 7-го класса саратовского реального училища по "независящим от него обстоятельствам". Сдав экстерном экзамен при классической гимназии, поступил в 1887 на медицинский факультет Харьковского университета. Входил в Харькове в народовольческий кружок (Л. Фрейфельд, С. Стояновский и др.) и вел пропаганду среди рабочих. Находился в сношениях с центральным рабочим харьковским кружком (Веденьев, Соколов, С. Бронштейн, Ю. Мельников). Был на замечании у Харьковского жандармского управления и 23 апреля 1889 г. обыскан по подозрению в рассылке гектографированных листков по поводу беспорядков в Карийской каторжной тюрьме. В 1890 перевелся на медицинский факультет Московского университета, который в 1893 г. окончил. Служил земским врачом в Епифанском уезде, Тульской губ. В 1894—1906 гг. — врач земской больницы в г. Сарапуле, Вятской губ. Примкнул к партии с.-р. В конце сентября 1906 г. по распоряжению местного губернатора выслан из Вятской губ. Жил затем в Уфе. Член 2-й Гос. думы от Вятской губ., с.-р. Позже — вольнопрактикующий врач в Уфе. Был деятельным членом уфимской и златоустовской организации с.-ров. Умер в 1909.
полковник Марч
15 апреля 2015, 23:56
Гончаров (Гончаров-Градский) Василий Федорович (1884 – ?) – один из активных членов партии социалистов-революционеров. В революционном движении с конца 1890-х гг. В партию эсеров вступил в 1901 г. В 1917 г. – секретарь петроградского районного комитета ПСР и заведующий складом издательства, в 1918 г. был арестован и провел 5 месяцев в заключении. В 1920 г. арестован вместе с женой за причастность к состоявшейся на его квартире встречи членов ЦК Д.Ф. Ракова и М.С. Цейтлина с представителями английской профсоюзной делегации, в заключении провел 6 месяцев. В феврале 1922 г. арестован за участие в организации нелегальной типографии, приговорен к 10 годам исправительно-трудовых работ, из которых 7 лет находился в политизоляторах, а 3 года провел в ссылке. В январе 1932 г. освобожден.
Дальнейшая судьба неизвестна.
полковник Марч
15 апреля 2015, 23:58
Рабинович Борис Николаевич (1886 – 1942) – один из деятелей партии социалистов- революционеров, по профессии – горный инженер. С 1902 г. в революционном движении, член ПСР, боевик, участник ряда терактов, неоднократно арестовывался. В 1914 г. мобилизован в армию, солдат 44-й артиллерийской бригады. В 1917 г. руководитель Военной организации ПСР 12-й армии, товарищ председателя исполкома Советов солдатских депутатов Северного фронта. Входил в Предпарламент от 12-й армии. В годы Гражданской войны эмигрировал. Секретарь Заграничной делегации ПСР. Арестован гитлеровцами в Праге, погиб в концлагере. Шурин А.Р. Гоца.
полковник Марч
16 апреля 2015, 00:02
Письмо Виктора Михайловича Чернова- Л. Б. Каменеву

Москва 1920 г.
Гражданин Каменев,
До меня дошло известие, что Вы или жена Ваша, Ольга Давыдовна, выразили намерение взять к себе или поместить в Кремлевский детский сад мою 10-летнюю дочь, арестованную агентами Вашего политического розыска, подвергнутую следователем Кирпичниковым выпытыванию местожительства ее отца, числящуюся в настоящее время за ВЧК и временно отданную Лацисом под расписку на руки гражданке Дивильковской с условием, что чьи бы то ни были свидания с нею могут быть допущены только по специальным разрешениям то го же Лациса. Я категорически протестую против этой Вашей попытки, если она делается во имя нашего прежнего знакомства и добрых отношений. После того, как в ответ на справку у Вас, за что арестованы моя жена и трое детей, Вы с завидным хладнокровием объяснили, что они, очевидно, взяты советской властью в качестве заложниц, ни о каких личных отношениях между нами, основанных на прошлом, и речи быть, очевидно, не может. Кроме того, я не хочу, чтобы моя дочь пользовалась многочисленными удобствами и благами жизни, составляющими привилегию Кремля, являющимися насмешкой над холодом и голодом, от которых изнывают дети в Москве – и только ли в Москве. Если бы в России, находящимся под Вашим управлением, могла идти речь о правах, я по праву отца требовал бы передачи моей дочери представителям общества помощи политическим ссыльным и заключенным (Кр.Кр.) Но так как в современной России кроме членов Вашей партии все ввергнуты в состояние полного бесправия, то в Вашей власти, конечно, изощряться в изобретении различных форм секвестра малолетних детей Ваших политических противников-но: публично клеймить всю гнусность подобных деяний, до которых даже самодержавие доходило в виде исключения в наиболее темные и позорные времена своего существования.


Воля России. 1920. 13 сентября.
полковник Марч
16 апреля 2015, 00:17
Махин Федор Евдокимович (1882 – 1945) – один из деятелей партии социалистов- революционеров. В ПСР с 1906 г. После октябрьского переворота 1917 г. создал подпольную офицерскую организацию. По решению ЦК ПСР весной 1918 г. поступил в Красную Армию.
В июле, командуя 2-й советской армией на уфимском участке Восточного фронта, с ближайшими сотрудниками штаба перешел на сторону Народной армии самарского Комитета членов Всероссийского учредительного собрания и был назначен главнокомандующим. С 1920 г. в эмиграции, входил в Совет «Внепартийного объединения». На I съезде заграничных организаций партии эсеров (1923 г.) избран в Областной комитет Заграничной организации ПСР. В 1941 – 1945 гг. служил в Народно-освободительной армии Югославии, в 1944 г. получил звание генерал-лейтенанта. Скончался вскоре после возвращения из командировки в СССР.
Дальше >>
Эта версия форума - с пониженной функциональностью. Для просмотра полной версии со всеми функциями, форматированием, картинками и т. п. нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.
модификация - Яро & Серёга
Хостинг от «Зенон»Сервера компании «ETegro»