Справка - Поиск - Участники - Войти - Регистрация
Полная версия: Русские княжества и Золотая Орда
Частный клуб Алекса Экслера > Историко-архивный
Stepler
1 августа 2015, 23:26
На момент начала монгольского нашествия Русь состояла из десяти княжеств. Северо-восточные княжества: Новогородское, Ростово-Суздальское, Муромское, Полоцкое, Смоленское, Черниговское (территория современной России и Беларуси).
Юго-западные княжества: Волынское, Киевское, Перяславское и Галицкое (территория современной Украины).

Если я правильно понимаю, прямой оккупацией русских княжеств небыло. Были территории уничтоженные в результате набегов, были города в прямом ордынском управлении, но в основном связь с ордой была в форме вассалитета - платили дань, участвовали в совместных походах на врагов хана и т.д. Причем, учитывая феодальную раздробленность Руси на момент начала Ига, складывается впечатление, что князья использовали Орду для решения своих проблем в не меньшей степени, чем Орда использовала их.

Вопрос собственно такой: так ли уж сильно отличалась судьба северо-востока и юго-запада Руси под монголами?
Юго-западу больше досталось, но они раньше ушли из под Орды (по крайней мере Волынское и Галицкое княжество), северо-западная Русь на начальном этапе была в стороне, но при этом дольше пробыла вассалом. Но пострадали все и на поклон к хану ездили все.
Я прав?
triaire
2 августа 2015, 02:11
С Черниговским ты точно ошибся smile.gif.

Stepler написал: На момент начала монгольского нашествия Русь состояла из десяти княжеств.

Надеюсь, ты не вкладываешь в эту фразу тот-же смысл, что и в, скажем "СССР состоял из 15 республик"?

По сути - хотя-бы косвенно, но пострадали все, кроме Полоцкого княжества, вроде.
Stepler
2 августа 2015, 03:38

triaire написал: С Черниговским ты точно ошибся  smile.gif.

Да запросто smile.gif
Деление на северо-восточные и юго-западные княжества, которое я дал - условное. Я даже не уверен на 100% что их было 10 шт.


Надеюсь, ты не вкладываешь в эту фразу тот-же смысл, что и в, скажем "СССР состоял из 15 республик"?

Даже в голову не приходило.
Причем я настолько далек был от этого, что после твоего комментария даже задумался, а нет ли тут сходства? Но думаю тут какой аспект не возьми, но все иначе и все не так.


По сути - хотя-бы косвенно, но пострадали все, кроме Полоцкого княжества, вроде.

Было бы интересно если бы кто-то знающий написал кратко, как монгольское нашествие затронуло каждое княжество в отдельности? А то в Вики черт ногу сломит. Все друг другу родственники, все кого-то убивают, а потом куда-то бегут.
triaire
3 августа 2015, 01:16

Stepler написал:
Да запросто smile.gif
Деление на северо-восточные и юго-западные княжества, которое я дал - условное.


Да это я так, к слову. Просто не очень рационально, если границы неких крупных условных единиц противоречат границам более мелких (причем исторических). Киев, Чернигов и Переяславль составляли Руськую землю. А Переяславль Залесский, Владимир на Клязме, Суздаль, Ростов и Рязань - это было Залесье.


Stepler написал: Я даже не уверен на 100% что их было 10 шт.


+ можно ли Новгородскую землю называть княжеством smile.gif
+ как считать княжества smile.gif
Но в целом - там еще Турово-Пинская земля была.


Stepler написал: Даже в голову не приходило.
Причем я настолько далек был от этого, что после твоего комментария даже задумался, а нет ли тут сходства?


IMHO, Галицкая и Владимиро-Суздальская земли, это примерно как Испания и Австрия при Габсбургах. Общая вера, и правящие династии имеют общего предка. Ну и всё.


Stepler написал: Было бы интересно если бы кто-то знающий написал кратко, как монгольское нашествие затронуло каждое княжество в отдельности?

Про каждое говорить не буду, но возвращаясь к первому постингу - сильнее всех пострадало Переяславльское - оно просто исчезло. Второе место делят Киевское и Рязанское (для Киева контраст было/стало еще сильнее, но тем не менее) - близость к степи привела к тому, что эти княжества очень сильно обезлюдели; в Киев даже князья долго не хотели возвращаться. Чернигов пострадал немногим меньше. Галич был уничтожен (теперь там село Старый Галич) и возник на новом месте, но княжество, видимо, пострадало намного меньше Киевского.
Полоцкая земля, вроде, не пострадала вообще - она и географически труднодоступна, и политически особняком практически всегда держалась, и экономически (имела собственное "окно в Европу" по Двине).

Что касается дальнейшей судьбы, то землям, вошедшим в ВКЛ, было намного легче. Те, кто остался в Улусе Джучи, должны были платить дань и переживать последствия карательных экспедиций монголов и собственных князей против тех, кто платить и подчиняться не хотел. А еще позже наоборот - Московское княжество расширилось, окрепло, от власти монголов освободилось, и, освоив их манеру управления, стало кошмарить соседей.
anonym
3 августа 2015, 20:10
Никак не из десяти. Это не княжества, а "земли", понятие не столько политическое, сколько историко-культурное. Суверенных же князей по факту было куда больше, особенно на северо-востоке, где говорили "В Ростовской земле князь в каждом селе". Вспомним хотя бы Рязань, первой оказавшейся на пути Батыя. Не надо себе представлять государственность периода феодальной раздробленности в современных понятиях: с чёткими границами, законами и т.д. Сколько конкретный князь со своими головорезами земли удержать мог - то и было его княжество. И всё это имело тенденцию к дальнейшему дроблению между наследниками. И неуместна аналогия с вассальной зависимостью, где обязательства были взаимными - не только со стороны вассала, но и со стороны сюзерена, всё было куда жёстче и грубее, хотя оккупации не было, но карательно-грабительские экспедиции были периодически: Неврюева рать, Дюденева рать и т.д. И да, конечно, в княжеских усобицах звали и татар, как до этого половцев и печенегов.
triaire
4 августа 2015, 00:37

anonym написал:  Это не княжества, а "земли", понятие не столько политическое, сколько историко-культурное. Суверенных же князей по факту было куда больше, особенно на северо-востоке, где говорили "В Ростовской земле князь в каждом селе". Вспомним хотя бы Рязань, первой оказавшейся на пути Батыя. Не надо себе представлять государственность периода феодальной раздробленности в современных понятиях: с чёткими границами, законами и т.д. Сколько конкретный князь со своими головорезами земли удержать мог - то и было его княжество.


Ну, в другую сторону тоже не надо перегибать палку smile.gif. Была даже такая образцово-показательная земля - Черниговская, она-же ВКЧ (Великое Княжество Черниговское). Оно тоже делилось на кяжества - Новгород-Северское, Муромо-Рязанское, собственно Черниговское; тем не менее, в ВКЧ (насколько известно - только в нем) соблюдалось т.н. лествичное право, т.е. Ольговичи мирно занимали столы в ВКЧ, соблюдая соответствие между старшинством стола, и местом князя на генеалогическим деревом рода - и перемещались между столами - от худших к лучшим, вплоть до самого Чернигова - по мере естественного появления вакансий. Само ВКЧ Ольговичи получили в соотвествии с решением Любечского съезда. Еще было право на "причастие в Руськой земле", т.е. каждый Ярославич должен был получить во владение кусочек Киевского княжества.
Словом, не было ни порядка, ни полного беспредела smile.gif. Еще, в качестве небольшого штриха, стоит упомянуть, что после эпохи Ярослава Владимировича стали исключительно редки случаи гибели князей в междуусобной борьбе - при том, что сама борьба шла вовсю.


anonym написал:И неуместна аналогия с вассальной зависимостью, где обязательства были взаимными - не только со стороны вассала, но и со стороны сюзерена, всё было куда жёстче и грубее, хотя оккупации не было, но карательно-грабительские экспедиции были периодически: Неврюева рать, Дюденева рать и т.д. И да, конечно, в княжеских усобицах звали и татар, как до этого половцев и печенегов.

Разумеется. Причем монголы были гораздо хуже половцев. Половцы были уже практически "свои", привычные, обычные соседи, с которыми роднились, которые всё больше христианизировались, и которых не особо-то и боялись в военном отношении. А вот монголы - это было просто стихийное бедствие, от которого не спасали ни самые большие армии, ни самые сильные укрепления.
Kioko
4 августа 2015, 01:06

triaire написал: Была даже такая образцово-показательная земля - Черниговская, она-же ВКЧ (Великое Княжество Черниговское).

Ссылочку не дадите, с каких пор и какие источники стали называть княжеский стол в Чернигове "великокняжеским"?
triaire
4 августа 2015, 01:54

Kioko написала:
Ссылочку не дадите, с каких пор и какие источники стали называть княжеский стол в Чернигове "великокняжеским"?

Нет, не дам.

С XII века.
Stepler
4 августа 2015, 02:01

triaire написал:
Про каждое говорить не буду, но возвращаясь к первому постингу - сильнее всех пострадало Переяславльское - оно просто исчезло. Второе место делят Киевское и Рязанское (для Киева контраст было/стало еще сильнее, но тем не менее) - близость к степи привела к тому, что эти княжества очень сильно обезлюдели; в Киев даже князья долго не хотели возвращаться. Чернигов пострадал немногим меньше. Галич был уничтожен (теперь там село Старый Галич) и возник на новом месте, но княжество, видимо, пострадало намного меньше Киевского.
Полоцкая земля, вроде, не пострадала вообще - она и географически труднодоступна, и политически особняком практически всегда держалась, и экономически (имела собственное "окно в Европу" по Двине).

Что касается дальнейшей судьбы, то землям, вошедшим в ВКЛ, было намного легче. Те, кто остался в Улусе Джучи, должны были платить дань и переживать последствия карательных экспедиций монголов и собственных князей против тех, кто платить и подчиняться не хотел. А еще позже наоборот - Московское княжество расширилось, окрепло, от власти монголов освободилось, и, освоив их манеру управления, стало кошмарить соседей.

Спасибо.

А тебе не попадалсь информация по численности населения княжеств?
В гугле натыкался на оценки в 5-10 млн. человек в качестве общей численности населения Руси. Самым большим по населению было Киевское княжество - около 80 тысяч человек городского населения, потом Новгородская земля (княжество?) - около 50 тысяч человек городского населения.
Общее население Руси считали отталкиваясь от примерной численности населения городов, используя соотношение 2% городского и 98% негородского населения.
Kioko
4 августа 2015, 11:26

Kioko написала: Нет, не дам.

Почему? Разве это элементарное, проходимое в школе знание?
Jugin
4 августа 2015, 13:00

Stepler написал: Вопрос собственно такой: так ли уж сильно отличалась судьба северо-востока и юго-запада Руси под монголами?

Это достаточно абстрактный вопрос, ибо не сказано в какой период. Если с 1240 по 1480 гг., то сильно. Если в первые десятилетия, то не очень, больше зависело от того, куда монголы дошли и когда то или иное княжество признало власть хана.

triaire написал: По сути - хотя-бы косвенно, но пострадали все, кроме Полоцкого княжества, вроде.

Смоленское княжество нашествие не затронуло, оно и признало власть хана только в 50-е гг., Новгородскую землю крайне мало. Туров-пинские княжества тоже не были затронуты нашествием.

Stepler написал: Было бы интересно если бы кто-то знающий написал кратко, как монгольское нашествие затронуло каждое княжество в отдельности?

По-моему у Соловьева это довольно неплохо описано. Правда, вряд ли это можно считать кратким изложением.

triaire написал: IMHO, Галицкая и Владимиро-Суздальская земли, это примерно как Испания и Австрия при Габсбургах. Общая вера, и правящие династии имеют общего предка. Ну и всё.

Не совсем. У русских княжеств большая экономическая и политическая связь. Были и личности, которые в той или иной форме эти княжества объединяли, вроде Мстислава Удалого.

anonym написал: Никак не из десяти. Это не княжества, а "земли", понятие не столько политическое, сколько историко-культурное. Суверенных же князей по факту было куда больше, особенно на северо-востоке, где говорили "В Ростовской земле князь в каждом селе".

Но были "великие" князья, которые обладали почти полным суверенитетом и удельные в каждом княжестве. Великие - смоленский, владимирский, киевский, рязанский, черниговский, галицкий (галицко-владимирский), рязанский. К 1240 г. А в этих княжествах были всякие там торопецкие, переяславские и прочие.

triaire написал:  Оно тоже делилось на кяжества - Новгород-Северское, Муромо-Рязанское, собственно Черниговское; тем не менее, в ВКЧ (насколько известно - только в нем) соблюдалось т.н. лествичное право, т.е. Ольговичи мирно занимали столы в ВКЧ, соблюдая соответствие между старшинством стола, и местом князя на генеалогическим деревом рода - и перемещались между столами - от худших к лучшим, вплоть до самого Чернигова - по мере естественного появления вакансий.

Но лествичное правокак правило соблюдалось во всех землях, хотя и с нарушениями, вроде того случая, когда рязанский князь перебил своих родственников.
triaire
4 августа 2015, 20:22

Kioko написала:
Почему? Разве это элементарное, проходимое в школе знание?

Какие источники стали называть княжеский стол в Чернигове "великокняжеским" - это элементарное, проходимое в школе знание? smile.gif
Если я тебе скажу, что это Ипатьевская летопись - ответ устроит?
Еще любопытно, зачем даже любителю истории-нешкольнику это знать? Это что - принципиальный вопрос? Ну считай, что черниговских князей никогда не называли великими - делов то. Тем более, что никто обычно и не говорил что-то вроде "Великий Князь Киевский Ярослав Владимирович", и в летописях так не писали - говорили и писали "Ярослав", "князь Ярослав" - все и так понимали, о ком речь. Это про всякую мелочь приходилось писать и с отчеством, и/или с городом, где он сидел - иначе было не всегда ясно, о ком речь smile.gif.
triaire
4 августа 2015, 20:32

Stepler написал:
А тебе не попадалсь информация по численности населения княжеств?
В гугле натыкался на оценки в 5-10 млн. человек в качестве общей численности населения Руси.

ЕМНИП, не меньше 10 млн., но я вряд-ли сообщу тебе по этому вопросу больше, чем ты можешь нагуглить. Подобные абстрактно-цифровые вопросы меня интересуют меньше других, тем более, что забываются такого рода числа быстро, а данные эти весьма приблизительны (да о населении самого Киева ведуться, кажется, до сих пор споры с большим разбросом цифр!). Наконец, эти числа мало на что-либо влияют. Экономическую могутность из них не выведешь, военную - тоже.
triaire
4 августа 2015, 21:05

Jugin написал:
Новгородскую землю крайне мало.


Я имел в виду, что земли, куда монголы не дошли, как правило тоже страдали, т.к. из них дань выколачивали. Собственно, если бы, к примеру, до Смоленска монголы дошли, сожгли его и немного поубивали-пограбили, то это мало бы отличалось от повседневной практики - города всё равно периодически сгорали, в междуусобицах их тоже грабили-разоряли. Как писал Владимир Мономах в Поучении (!), на ту осень ходили с черниговцами и с половцами-читеевичами к Минску, захватили город и не оставили в нем ни челядина, ни скотины.
[в оригинале - "И на ту осень идохом с черниговци и с половци, с читѣевичи, к Мѣньску: изъѣхахом городъ, и не оставихом у него ни челядина, ни скотины.", т.е. не просто захватили, а "изъездили"]
Ну т.е. для многих княжеств, кмк, долговременные последствия были важнее непосредственных.
Кстати, малоизвестная, наверное, деталь: население земель, близких к степи, монголы уводили, чтобы колонизировать степь, создавать там новые города - именно тогда возникли т.с. зародыши многих украинских городов степной и лесостепной зоны, например Черкассы.


Jugin написал: Не совсем. У русских княжеств большая экономическая и политическая связь. Были и личности, которые в той или иной форме эти княжества объединяли, вроде Мстислава Удалого.


Да, не совсем, разумеется - любая аналогия хромает. В какой-то степени это и на Священную Римскую Империю германской нации похоже и т.п.
Насчет экономических связей - не уверен.


Jugin написал: Но лествичное правокак правило соблюдалось во всех землях, хотя и с нарушениями

Не, это как раз вышеупомянутые школьные знания. Большинство наук ведь в школе учат с отставанием от современного уровня науки лет на 100-200, ну вот школьная история Руси - это примерно Соловьев (а он, надо сказать, недалеко ушел от Карамзина, т.е. хорошего пересказчика летописи). Уже Михаил Сергеевич (не Горбачев smile.gif) убедительно показал, что лествичное право соблюдалось только в Черниговской земле, и современные ученые с ним согласны, насколько я могу судить.


Jugin написал:
хотя и с нарушениями, вроде того случая, когда рязанский князь перебил своих родственников.

Гораздо чаще просто изгоняли, заточали в монастырь, ослепления был знаменитый случай.
Jugin
4 августа 2015, 22:24

triaire написал: Я имел в виду, что земли, куда монголы не дошли, как правило тоже страдали, т.к. из них дань выколачивали.

Ну да, в этом случае пострадали все.

triaire написал: Собственно, если бы, к примеру, до Смоленска монголы дошли, сожгли его и немного поубивали-пограбили, то это мало бы отличалось от повседневной практики - города всё равно периодически сгорали, в междуусобицах их тоже грабили-разоряли.

Но гораздо чаще русские князья брали город измором или договаривались о выкупе. Погромы вроде киевского, устроенного Андреем Боголюбским, были достаточно редки. Впрочем, возможно, что и он преувеличен.

triaire написал: Ну т.е. для многих княжеств, кмк, долговременные последствия были важнее непосредственных.

Ну 200-летнее господство, безусловно, оказывает бОльшее влияние, чем одиночный, даже самый разорительный набег. Потому-то и переспрашивал, о чем именно идет разговор: о всем времени татарского владычества или о первых десятилетиях, когда и были наиболее известные набеги.

triaire написал: Да, не совсем, разумеется - любая аналогия хромает. В какой-то степени это и на Священную Римскую Империю германской нации похоже и т.п.

Если первых Оттонов, то да. Да и то немецкие герцогства, даже Ломбардия уже довольно сильно отличалась от германских земель.

triaire написал: Не, это как раз вышеупомянутые школьные знания. Большинство наук ведь в школе учат с отставанием от современного уровня науки лет на 100-200, ну вот школьная история Руси - это примерно Соловьев (а он, надо сказать, недалеко ушел от Карамзина, т.е. хорошего пересказчика летописи). Уже Михаил Сергеевич (не Горбачев ) убедительно показал, что лествичное право соблюдалось только в Черниговской земле, и современные ученые с ним согласны, насколько я могу судить.

Ну возьмем Смоленское княжество, там это хорошо изучено. Старшая ветвь и младшая торопецких князей. Как и у черниговских, у которых младшая ветвь в лице рязанских князей отделилась еще раньше. Другое дело Киев, особенно, нач. 13 в. Но и там сохранялось подобие лествичного права в лице смоленско-черниговской коалиции.

triaire написал: Гораздо чаще просто изгоняли, заточали в монастырь, ослепления был знаменитый случай.

А еще чаще просто сводили на более малозначительный стол, как с Юрием Владимирским после Липицкой битвы.
Впрочем, к монголам это отношения не имеет. smile4.gif
triaire
5 августа 2015, 01:19

Kioko написала:
Почему? Разве это элементарное, проходимое в школе знание?

Извини, я неправильно прочел твой постинг.
Я написал "Нет, не дам" не в смысле "знаю, но не скажу", а в том смысле, что точно не знаю. Источником служит "Летописец руський" по Ипатьевскому, скорее всего, списку - 99% вероятности. Но откровенно лень заниматься ревизией общепринятого мнения науки по, во-первых, элементарному (называли/не называли), а во-вторых - совершенно не принципиальному вопросу. Это ведь совершенно не ровня вопросам типа "откуда мы знаем о русько-хазарских отношениях с их живописными подробностями наподобии дани мечами, походов Святослава и т.п.", или "был ли известный писатель, монах Нестор, автором летописи".
triaire
5 августа 2015, 01:45

Jugin написал:
Погромы вроде киевского, устроенного Андреем Боголюбским, были достаточно редки.


Ну, Киев был очень большим, серьезно укрепленным городом. Кроме того, его (и другие стольные города) князья, как правило, брали ведь не для того, чтобы разорить-пограбить, а чтобы самим на стол сесть. А вот города поменьше, не говоря уже о селах, часто не просто грабили и уводили жителей, но и разоряли для экономического ущерба соседу. Андрей Боголюбский решил в Киеве не оставаться - поэтому и жалко не было.


Jugin написал: Впрочем, возможно, что и он преувеличен.


Да, летописцы вообще любили преувеличивать, плюс оперировать литературными штампами (из Библии, из "Иудейской войны" и т.п.). А разобраться методами археологии мешает относительная близость штурма монголами, так что точно понять, кто больше "поработал" весьма проблематично.


Jugin написал:Другое дело Киев, особенно,  нач. 13 в. Но и там сохранялось подобие лествичного права в лице смоленско-черниговской коалиции.

Не, это нам ретроспективо кажется, что это фрагментарно работало лествичное право.
Впрочем, я с удовольствием порекомендую всем присутствующим монографию Алексея Толочко "Князь в Древней Руси: Власть, собственность, идеология" (есть на рутрекере).
Jugin
5 августа 2015, 11:44

triaire написал: Ну, Киев был очень большим, серьезно укрепленным городом.

Но его и взял Андрей. А абсолютное большинство осад заканчивалось выкупом или договоренностью в той или иной форме.

triaire написал: Кроме того, его (и другие стольные города) князья, как правило, брали ведь не для того, чтобы разорить-пограбить, а чтобы самим на стол сесть.

Пример Андрея и Киева это опровергает. Как правило, все же приходили чужие князья из других княжеств, а местные претенденты на власть.

triaire написал: А вот города поменьше, не говоря уже о селах, часто не просто грабили и уводили жителей, но и разоряли для экономического ущерба соседу.

Город еще взять надо было, чего русские умел и делать плохо. Пример практически последнего общерусского князя Владимира Мономаха явно не показатель, мало кто потом мог собрать такие силы как он.
А села грабили и свои, и чужие. Мстислав Удалой просил своих воинов, когда они проходили по его уделу хотя бы не убивать крестьян. Просить не грабить он даже не пытался.

triaire написал: Да, летописцы вообще любили преувеличивать, плюс оперировать литературными штампами (из Библии, из "Иудейской войны" и т.п.). А разобраться методами археологии мешает относительная близость штурма монголами, так что точно понять, кто больше "поработал" весьма проблематично.

А если взять еще концепцию переходы центра русских земель на Север, во Владимирское княжество, то такое преувеличение имело впоследствии и политическую подоплеку.


triaire написал: Не, это нам ретроспективо кажется, что это фрагментарно работало лествичное право.

Ну почему? Старший из ветви смоленских Рюриковичей становился киевским князем, а черниговский князь правил "русской землей". Что не так?
Stepler
6 августа 2015, 02:01
Если кому интересно, здесь предположительная оценка численности княжеств Руси накануне нашествия: http://statehistory.ru/4583/Naselenie-Rusi...va-nashestviya/

Жалко нет такого же расчета на 14 или 15 век.
Petrov-Vodkin
8 августа 2015, 09:03
Вообще очень рекомендую почитать Несостоявшиеся столицы Руси: Новгород. Тверь. Смоленск. Москва

Со Смоленском, Киевом и Черниговом мы уже разобрались. Остались Северо-Восток и Юго-Запад, Александр «Невский» и Даниил «Галицкий». Читатель ждет уж рифмы «розы», верно, ждёт традиционного рассказа о двух альтернативных путях развития Руси, о выборе между Востоком и Западом, между Ордой и Европой, между рабством и гибелью, и лишь гадает, за битлов я или за роллингстоунов чьи «оправдательные аргументы» я буду использовать — «западнические» или «евразийские». Во всяком случае, именно на таком противопоставлении построено огромное количество солидных работ и поп-хисторических пасквилей, содержащих упоминание двух самых известных князей XIII века, двух символов России и Украины.
Так вот, вынужден вас расстроить. Мне не известно ни одно сообщение источников — а этих источников очень и очень немного — что можно было бы без грубых натяжек истолковать как свидетельство существования у Александра Ярославича и Даниила Романовича принципиально несходных политических курсов. Нет никаких оснований говорить о вражде этих князей, а также нет оснований говорить о том, что они олицетворяли какие-то мифические «альтернативы развития».
На долю Александра и Даниила «пришлось» невероятно много невероятных измышлений от невероятно разных авторов, начиная со сверхакадемичного Сахарова и заканчивая Гумилевым и Фоменко. Это не удивительно, ведь уже с XIV века образ, например, «Невского» активно эксплуатируется различными, зачастую противоборствующими политическими и идеологическими силами. Для того чтобы лучше оценить масштаб и противоречивость явления, стоит вспомнить, как к середине XV века Александра одновременно подняли на щит и московские, и новгородские идеологи. Ведь как раз перед завершающими раундами московско-новгородского противостояния была создана по указанию новгородского архиепископа Евфимия II первая летопись младшего извода, замазывающая все трения города с Александром Ярославичем и представляющая (ха-ха) основателя династии московских князей святым правителем, «поборника сущеи православна вере» [подробнее см. Ф. Шенк, Александр Невский в русской культурной памяти]. Но если убрать наслоившиеся за столетия противоречивые идеологические конструкты, то останутся лишь следующие ясные факты.
1. Основные деяния Александра и Даниила, обеспечившие им место в истории, это:
— Закрепление Новгорода за великим князем Владимирским;
— Закрепление Галича за «волынской» княжеской семьей.
Оба князя долго шли к своим главным триумфам. Оба триумфа поразительно недооценены в народной памяти.
[1255]. Выведоша новгородьци изъ Пльскова Ярослава Ярославича и посадиша его на столѣ, а Василья выгнаша вонъ. И то слышавъ Олександръ, отець Васильевъ, поиде ратью к Новугороду. Идущю Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци… И присла князь Бориса на вѣче: «выдаите ми Онанью посадника; или не выдадите, язъ вамъ не князь, иду на городъ ратью». И послаша новгородци къ князю владыку и Клима тысяцьского: «поѣди, княже, на свои столъ, а злодѣевъ не слушаи, а Онаньи гнѣва отдаи и всѣм мужемъ новгородьскымъ». И не послуша князь молбы владычни и Климовы. И рекоша новгородци: «аже, братье, князь нашь тако сдумалъ с нашими крестопереступникы, оно имъ богъ и святая Софья, а князь безъ грѣха»… И лишися посадничьства Онанья… И сѣде князь Олександръ на своемь столѣ. В лѣто то же даша посадничьство Михалку Степановичю. [НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА (Синодальный список)]

[1235] приде вѣсть Данилу, во Холъмѣ будущю ему, яко Ростиславъ сошелъ есть на литву со всими бояры и снузникы. Сему же прилучившуся, изииде Данилъ со воии со Холъма и бывшю ему третий день у Галичи. Любяхуть же и гражане. Подъехавшу же ему подъ городъ и рече имь: «О мужи градьстии, доколѣ хощете терпѣти иноплеменьныхъ князий державу?» Они же воскликнувше рѣша, яко: «Се есть держатель нашь Богомь даный!». И пустишася, яко дѣти ко отчю, яко пчелы к матцѣ, яко жажющи воды ко источнику. Пискупу же Артѣмью и дворьскому Григорью[236] возбраняющу ему, узѣвшима же има, яко не можета удерьжати града, яко малодушна блюдящася о преданьи града, изиидоста слезнами очима и ослабленомь лицемь, и лижюща уста своя, яко не имѣюща власти княженья своего, рѣста же с нужею: «Прииди, княже Данило, приими градъ!» Данило же вниде во градъ свой и прииде ко пречистѣ святѣй Богородици, и прия столъ отца своего, и обличи побѣду, и постави на Нѣмѣчьскыхъ вратѣхъ хоруговь свою…
Бояре же пришедше падше на ногу его просяще милости, яко: «Согрѣшихом ти, иного князя держахомъ». Онъ же отвѣщавъ рче имъ: «Милость получисте, пакы же сего не створисте, да не во горьшая впадете». [ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ ЛЕТОПИСЬ (Ипатьевский список)]


Александр и Даниил реализовали один и тот же исторический сценарий, в рамках которого земля с сильным «удельно-княжеским» началом подчиняет себе торговую «вечевую» «общерусскую» землю, не имеющую собственной династии Рюриковичей. Объединенная Даниилом Галицко-Волынская земля просуществовала без малого сотню лет и, видимо, сформировала базу для украинского этноса. О значении закрепленной Александром личной унии Великого княжества Владимирского и Новгорода для формирования России и русских лишний раз говорить нет смысла.
Причем оба князя для достижения своей цели в средствах особо не стеснялись. Александр в 1257 году жестко расправился в Новгороде с «дружиной» своего «взбунтовавшегося» сына Василия: «овому носа урѣзаша, а иному очи выимаша, кто Василья на зло повелъ». Даниил разорял Галицкие земли, в 1233 году держал сам Галич в жестокой осаде, а в 1245 году после своей великой победы под Ярославом казнил попавших в его руки представителей галицкой боярской «оппозиции» [Codex Diplomaticus Hungariae…].
2. Основные победы Александра и Даниила у Шумска (1233), Ярослава (1245), Пскова и Чудского озера одержаны над представителями «Запада». Но это не мешает особо одаренным товарищам называть того же Даниила то «латынским», а то «немецким» запроданцем. При этом не удается найти в источниках никакого «цивилизационного выбора» у Александра и Даниила, никакой принципиальной вражды этих князей с «Западом». Даниил участвовал в польских и австрийских усобицах, спокойно заключая союзы с владетелями тех земель (с половцами союзы он тоже заключал). Александр сватал сына к дочери норвежского правителя Хакона и как минимум не возражал против союза с литовскими князьями Миндовгом и Товтивиллом.
3. Даниил и Александр вели переговоры с римским Святым Престолом и оба удостоились от римского понтифика королевского титула. История с коронацией Даниила слишком хорошо известна, а вот две буллы Иннокентия IV к Александру Ярославичу старательно обходят молчанием и «западники», и евразийцы. В своем первом послании, датированном 22 января 1248 г., папа предлагал Александру присоединиться, по примеру его покойного отца Ярослава, к римской церкви и просил в случае татарского наступления извещать о нем «братьев Тевтонского ордена, в Ливонии пребывающих, дабы…безотлагательно поразмыслить, каким образом, с помощью Божией сим татарам мужественное сопротивление оказать» [Documenta Pontificum Romanorum Historiam Ucrainae Illustranta. Vol. 1. Romae, 1953. Подробнее см. Горский А. А., Два «неудобных» факта из биографии Александра Невского]. Здесь Иннокентий IV обращается к адресату как к «nobili viro Alexandro duci Susdaliensi» (благородному князю суздальскому), зато во второй грамоте от 15 сентября 1248 г. Александр «повышен» до «illustri regi Nougardiae» (светлейшего короля Новгорода), что и не удивительно, так как (по мнению папы) в своем ответе Александр Ярославич «со всяким рвением испросил, чтобы [его] приобщили как члена к единой главе церкви через истинное послушание, в знак коего [он] предложил воздвигнуть в граде твоем Плескове соборный храм для латинян (in Pleskowe civitate tua Latinorum Ecclesiam erigere cathedralem)».
И для Галицко-Волынской, и для Владимиро-Новгородской земли общение правителей с римским понтификом серьезных последствий не имело. Причину очень четко сформулировала Галицко-Волынская летопись устами Даниила Романовича:
«Рать татарьская не престаеть, зле живущи с нами, то како могу прияти венець бес помощи твоеи» [ПСРЛ. Т. 2. Стб. 826—827].

Нет никаких внятных оснований считать, что в случае Александра Ярославича в аналогичной ситуации имели место какие-то совершенно иные мотивы.
4. Общим и важным направлением в политике Александра и Даниила было направление «литовское». Взаимоотношениям этих князей с Литвой уделяют относительно очень много места источники и очень мало — историки (например, Д. Г. Хрусталев в работе «Русь от нашествия до ига» подробно разбирает большинство войн Даниила Галицкого, и лишь литовским походам уделяет всего несколько строк). Историкам, ясное дело, виднее, чем летописцам, где именно проходил главный фронт XIII века.
Я же отмечу, что стратегии наших князей выглядят схожими. Александр в 1239 г. женится на дочери князя Брячислава полоцкого, и венчание происходило в Торопце, на территории распадающейся смоленской земли. [см. Никоновскую летопись, ПСРЛ, т. X. с. 114. Супрасльская летопись сообщает о венчании в Полоцке, ПСРЛ, т. XVII. стб. 22]. В 1245 году Александр Ярославич отражает литовский набег, идет с войском в смоленскую и полоцкую землю, сажает сына в Витебске. К концу жизни «Невского» наметился ситуативный союз с литовским и полоцким князьями Миндовгом и Товтивиллом, направленный против «немцев» [ПСРЛ, т. X, с. 143-144].
Даниил «Галицкий» и его брат Василько к 1252 году сотрудничают с Товтивиллом Полоцким и противостоят Миндовгу Литовскому:
«Даниилу же и Васильку пославшима Выкыньта во Ятвязе и во Жемоите, ко немцем в Ригу... Немце хотят возстати на помощь Товтивиллу» [ПСРЛ. Т. 2. Стб. 315-325]
Галицко-Волынские князья наступают на земли Черной Руси (современной Западной Белоруссии), союзный им полоцкий князь разоряет собственно литовские земли. К 1253 году против Миндовга литовского собирается внушительная коалиция, в состав которой входили: собственно Даниил и Василько, жмудские князья, литовское племя ятвягов, литовские князяья Товтивилл и Ердивилл. Однако завершается все миром на компромиссных условиях (Черная Русь отходит к Даниилу, но на правах пожалования от Миндовга, полоцкий стол снова становится независимым от Литвы) и браком между сыном Даниила Шварном и дочерью Миндовга.
Как видим, Александр и Даниил действуют в рамках похожих сценариев, включающих (а) попытки дипломатическим путем укрепиться в уделах распадающейся Полоцкой или Смоленской земли; (б) напряженные военные действия против набирающей силу Литвы; (в) «почетное» отступление перед новой «третьей» силой, мир и союз с Миндовгом.
5. Наконец, нет возможности усмотреть принципиальные различия в «восточной», «ордынской» политике Александра и Даниила. Да, Александр ни разу не вступал с Ордой в прямое военное столкновение. А Даниил как минимум чертырежды воевал с этим страшным противником. Вот только Галицко-Волынский правитель лишь однажды лично руководил дружиной в бою с крупными силами Орды. Было это в 1223 году где-то в окрестностях Калки, и результаты того сражения были ужасны. Во время нашествия 1240 года Даниил — сильнейший правитель на юге Руси — устранился от вооруженной борьбы и ушел к Уграм и далее в Польшу. Милея-баскака в Бакоте в 1255 году в плен брал Лев Данилович, а во время походов Бурундая 1258-1260 Даниил Романович всякий раз уклонялся и от вооруженного столкновения, и от личных встреч с полководцем своего сюзерена:
«Василко же князь поеха противу Бурандаеви со Лвомъ, сыновцемь своимъ, а Данило князь не еха с братомъ, послалъ бо бяше себе место владыку своего Холмовьского Ивана». [ПСРЛ. Т. 2.]
За такую позицию приходилось откупаться выполнением требований Бурундая: Галицко-Волынская земля участвовала в походах Орды против Литвы, Польши, и уничтожала укрепления своих же городов.
Александр Ярославич, объявленный другом и даже побратимом Джучидов, на самом деле впервые поехал в Орду лишь после смерти отца и после своего брата Андрея (которого причудливая фантазия реконструкторов изображает последовательным борцом с установлением «ига») только зимой 1247—1248 года:
«Поѣха Андрѣи князь Ярославич в Татаръı к Батъıєви и Александръ князь поѣха по братѣ же к Батъıѥви». [Лаврентьевская летопись]
Никаких особых плюшек Александр от первого своего долгого и нудного путешествия в Орду не получил, не получил он даже полагавшегося ему по старшинству Владимирского стола (а решение о назначении князем Киева в итоге просто проигнорировал). Вторая поездка Александра в Орду к настоящему моменту мифологизирована не менее Невской битвы и Ледового побоища. Поэтому имеет смысл тупо процитировать крупные куски из наиболее близкой к обсуждаемому 1552 году Лаврентьевской летописи именно в том порядке, в котором их расположил летописец:
1. «Иде Александръ князь Новгородьскъıи Ярославич в Татаръı . и опустиша и с честью великою…»
2. «В то же лѣто . здума Андрѣи князь Ярославич с своими боѧръı . бѣгати нежели цармъ служити . и побѣже… и погнаша Татарове в слѣдъ его и постигоша и оу города Переяславли . Бъ҃ же схрани … его … Татарове же россунушасѧ по земли и княгъıню [союзника Андрея Ярослава Ярославича] яша и дѣти изъимаша . и воєводу Жидослава ту оубиша . и княг[ъıн]ю оубиша и дѣти … в полонъ послаша . и людии бе-щисла поведоша…»
3. «Тогож̑ . лѣт̑ . Приде Александръ князь великъıи ис Татаръ в град Володимерь . и оусрѣтоша и со крсотъı оу Золотъıх воротъ митрополитъ и вси игумени и гражане и посадиша и на столѣ … и бъıсть радость велика в градѣ Володимери и во всеи земли Суждальскои». [Лаврентьевская летопись]

Подведу итог: летопись не связывает поездку Александра и Неврюеву рать, которой даётся независимое объяснение. Александр возвращается на Русь после Неврюевой рати и не рассматривается современниками в качестве организатора оной.
Ну а самый ранний источник, обвиняющий Александра в предательстве брата и организации разорительного похода Орды – это «История Российская» В. Н. Татищева XVIII века, именно оттуда это страшное обвинение перешло в труды позднейших исследователей [Татищев В. Н. История Российская. Т. 5. М.; Л., 1965. С. 40. Подробнее снова см. Горский А. А., Два «неудобных» факта …]. Воля ваша, но мне эта история очень напоминает выдуманное Л. Н. Гумилевым побратимство «Невского» с сыном Батыя, разве что в «уникальные, не дошедшие до нас» источники Татищева поверить все же несколько легче, чем в такие же источники Гумилева.
Ну и напоследок надо отметить, что при желании Александра можно считать не только предателем 1252 года, но и организатором славного антиордынского восстания 1262-го. Того самого:
«Въ лето 6770 (1262). Избави Богъ от лютаго томленья бесурьменьскаго люди Ростовьския земля: вложи ярость въ сердца крестьяномъ, не терпяще насилья поганых, изволиша вечь, и выгнаша из городовъ, из Ростова, изъ Володимеря, ис Суждаля, изъ Ярославля. Окупахуть бо ти оканьнии бесурмене дани и от того велику пагубу людемъ творяхуть, роботяще резы и многы души крестьяньскыя раздно ведоша». [Лаврентьевская летопись. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 476]
Дело в том, что поздняя (но весьма осведомленная и достоверная) Устюжская летопись прямо указывает на причины восстания в городе:
«приде на Устюг грамота от великаго князя Александра Ярославича, что татар бити». [ПСРЛ. Т. 37. С. 70]

Подведем итог. Источники утверждают, что Александр Ярославич и Даниил Романович проводили в жизнь на редкость схожие внешне- и внутриполитические курсы: (1) утверждать личную унию своего стола с соседним богатым «общерусским» столом; (2) отражать те попытки внешней экспансии, что возможно отразить, и пытаться за счет покорности отвести силы, выглядящие непреодолимыми; (3) пытаться закрепить за своими родственниками и союзниками столы на спорных территориях Полоцкой и Смоленской земель (или хотя бы сдержать там наступление Литвы). Похожи и темные пятна на памяти этих князей: установление власти Орды над Новгородом и активное участие в кровавой бойне 1230-ых, способствовашее установлению этой власти над всей Русью. И в обоих случаях неясно, были ли вклад Александра и Даниила в разитие «темного сценария» хоть сколь-нибудь значимым.
Сходству реализованных исторических сценариев в нашем случае способствовало и то, что разделенные обширными буферными территориями Владимиро-Новгородская и Галицко-Волынская земли решали сходные исторические задачи, являясь по ряду вопросов естественными союзниками, что и было зафиксировано в связях Даниила с Ярославом Всеволодовичем и Андреем Ярославичем.
Так в чем же тогда причина явных различий в судьбе двух земель? На мой взгляд, всё до смешного просто: у Всеволода Юрьевича было действительно «большое гнездо». Мощные ветви семейного древа оставили после себя Ярослав Всеволодович, Александр и Андрей Ярославичи. Тогда как из трех известных нам сыновей Даниила потомство оставил только один. Этот факт имел следующие важные последствия:
I. Для Галицко-Волынской земли, начиная со второй половины XIII века, характерна намного более высокая степень консолидации и намного меньшее количество усобиц.
II. Для Галицко-Волынской земли, начиная со второй половины XIII века, характерна заметно более слабая зависимость от Орды: немногочисленные местные князья не нуждались в услугах верховного арбитра в лице хана. Для Северо-Востока этот арбитраж превратился в печальную традицию и один из основных инструментов внешнего управления. Один только Федор Ростиславич смоленский (а также волею хана ярославский, черниговский, витебский, брянский и иных) чего стоит.
III. Однако к 1340-му году немногочисленность Романовичей выходит боком Галицко-Волынской земле. Казимир «Великий» сумел занять лишенный легитимного князя Галич, а вот Ольгерд литовский спустя примерно три десятилетия в более благоприятных условиях не сумел овладеть имеющей князя Москвой.
IV. Если еще помните, весь этот разговор я затевал для поиска причин перемещения «духовной» столицы Руси из Киева на Северо-Восток. И этот выбор легко объяснить, исходя всего лишь из сравнительного анализа количества князей в двух ведущих землях бывшей Руси. Дело в том, что в ситуации сложной борьбы множества княжеских партий, переговоров, княжеских съездов церкви было гораздо проще сохранить независимость и занять уже хорошо ей знакомую (и хорошо оплачиваемую) нишу посредников и переговорщиков. И это преимущество вполне оценили даже выходцы с Волыни Кирилл и Петр, закончившие свою карьеру на Северо-Востоке своей епархии.

Вот так женщины определили разные судьбы противолежащих углов отчалившей Руси :-) И мы не увидели литовских князей в Твери и Москве. Не увидели мужественного Романа II Юрьевича, отбивающегося на каменных стенах Галича от натиска Казимира. Не увидели, как из оврагов на берегу Ворсклы на выручку к этому самому Роману несется запасной полк под водительством боярина Боброка. Не увидели, как суровый Лев III расправляется со своевольным галицким боярством, присоединяет Киев и выбивает Литву с черниговских земель… Это уже другая история

Thellonius
9 августа 2015, 18:36
Нормальная ссылка на книгу Кленова.
http://proxy.flibusta.net/a/111791
triaire
9 августа 2015, 23:42

Jugin написал:
Но его и взял Андрей. А абсолютное большинство осад заканчивалось выкупом или договоренностью в той или иной форме.


Да ну, взять город, особенно не очень большой, либо большой, но не защищаемый достаточными силами, не было особой проблемой - примёт делать умели. Это дело бывало довольно морочливым, но зато осаждающие не скучали, а осажденные, порой, сдавались, не дождавшись завершения строительства примёта.
Насчет выкупа - не припоминаю, честно говоря таких случаев, хотя, конечно, и не претендую на то, что могу всё помнить.


Jugin написал: Пример Андрея и Киева это опровергает. Как правило, все же приходили чужие князья из других княжеств, а местные претенденты на власть.


Не понял, как приведенное мной-же одно исключение вообще может что-то опровергать?


Jugin написал:А если взять еще концепцию переходы центра русских земель на Север, во Владимирское княжество, то такое преувеличение имело впоследствии и политическую подоплеку.


Ну, летописец-то не знал ни окакой будущей политической подоплеке.


Jugin написал:Ну почему? Старший из ветви смоленских Рюриковичей становился киевским князем, а черниговский князь правил "русской землей".

Позволю себе немножко процитировать:
   Спойлер!
user posted image
user posted image
Jugin
10 августа 2015, 13:45

triaire написал: Не понял, как приведенное мной-же одно исключение вообще может что-то опровергать?

Так и опровергает. Сесть на стол чужие князья могли только в случае пресечения местной династии, как это было в Галицком княжестве на переломе 12-13 вв. Даже Андрей, имевший право на киевский стол как старший Мономахович, предпочел свою вотчину.

triaire написал: Ну, летописец-то не знал ни окакой будущей политической подоплеке.

Ну так отбор летописей, легших в основу российской исторической наук и исторической традиции, повлиял на наше восприятие того времени.
triaire
10 августа 2015, 15:23

Jugin написал:
Так и опровергает.


Т.е. я опровергаю собственные слова? smile.gif Ладно, проехали.


Jugin написал: Сесть на стол чужие князья могли только в случае пресечения местной династии


Договор насчет "каждый да держит вотчину свою" более-менее действовал в течении десятков лет, ну пусть ста лет после Любечского съезда.
Как заметил современный медиевист, "ученые лучше разбирались в лествичном праве, чем сами русские князья".


Jugin написал: Даже Андрей, имевший право на киевский стол как старший Мономахович, предпочел свою вотчину.


Что значит "даже"? Рюриковичей на тот момент было так много, что старейшим признавали кого хотели, или, что почти то же самое, того, кто мог заставить признать себя старейшим (путем захвата Киева, к примеру).


Jugin написал: Ну так отбор летописей, легших в основу российской исторической наук и исторической традиции, повлиял на наше восприятие того времени.

Я бы, скорее, сказал об интерпретациях, чем отборе. Всё равно ведь почти никто, кроме историков, летописи не читает.
triaire
10 августа 2015, 15:31

triaire написал:
Ну, Киев был очень большим, серьезно укрепленным городом. Кроме того, его (и другие стольные города) князья, как правило, брали ведь не для того, чтобы разорить-пограбить, а чтобы самим на стол сесть. А вот города поменьше, не говоря уже о селах, часто не просто грабили и уводили жителей, но и разоряли для экономического ущерба соседу. Андрей  Боголюбский решил в Киеве не оставаться - поэтому и жалко не было.



Jugin написал:
Пример Андрея и Киева это опровергает. Как правило, все же приходили чужие князья из других княжеств, а местные претенденты на власть.

confused.gif
triaire
11 августа 2015, 00:32
У меня испортились картинки, служившие цитатой, но это и к лучшему, я нашел в текстовом виде:
   Спойлер!
Когда в 1909 г. увидела свет книга А. Е. Преснякова «Княжое право в древней Руси», составившая целую эпоху в исследовании междукняжеских отношений X—XlI вв., в научной среде сложилось мнение, выраженное С. Ф. Платоновым, «о некоторой избитости темы», при которой от новых трудов «трудно было бы ожидать больших новинок» И хотя труд А. Е. Преснякова блестяще опроверг сказанное ученым, С. Ф. Платонов действительно имел все основания для подобных суждений: тема междукняжеских отношений была одной из наиболее популярных в историографии XIX в. Несмотря на отсутствие единых методологических принципов, борьбу различных исторических школ, работы историков прошлого века всегда выражали стремление к отысканию генерального принципа, механизма, регулировавшего междукняжеские отношения в Киевской Руси.

Первые серьезные попытки, предпринятые в этом направлении еще в начале XIX в. (например, М. П. Погодина), привели к созданию так называемой родовой теории, сформулированной С. М. Соловьевым в двух диссертационных работах, а затем — в знаменитой «Истории России». Сущность этой достаточно сложной в деталях теории заключается в следующих основных, принципах. В своих отношениях князья династии Рюриковичей руководствовались родовыми принципами. Определяющим при этом было генеалогическое старшинство князей в так называемой лествице. Государственное «начало» в виду этого отсутствовало, и возникло впервые, согласно С. М. Соловьеву, только в конце XII в. в Северо-Восточной Руси, исторические судьбы которой, следовательно, кардинально отличались от судеб Киева.

Теория до известных пределов удовлетворительно объясняла особенности междукняжееких отношений, специфиче ский порядок занятия столов и т. д. Она нашла большое количество сторонников, часто, впрочем, более осторожных и признававших «лествичное восхождение» лишь как идеальную норму. Теория С. М. Соловьева оказывала влияние и на многих независимо мыслящих историков. Так, она была принята В. О. Ключевским, продолжавшим поддерживать ее даже тогда, когда выяснились многочисленные ее несообразности с историческими данными3. Правда, продолжая линию «умеренных» сторонников С. М. Соловьева, В. О. Ключевский видел в «родовой теории» идеальную схему, которой следовали все князья, но не всем удавалось выдержать ее без изменений. Попытки же историка сочетать взгляды С. М. Соловьева с собственной «торговой теорией» происхождения городов привели к тому, что, «потеряв свою стройность, родовая теория в редакции В. О. Ключевского страдает внутренней несогласованностью, перестает быть цельной «теорией» 4.

Заслуга ниспровержения монопольного господства в исторической науке «родовой теории» принадлежит исследователям древнерусского права, и прежде всего В. И. Сергеевичу. Развитая им «теория договорного права», впервые изложенная в специальной монографии, а затем с некоторыми изменениями и дополнениями продублированная в нескольких изданиях сводного труда «Древности русского права» 5, также нашла своих сторонников преимущественно среди историков — исследователей древнего юридического быта Руси.

Новая теория базировалась в основном на явных несоответствиях взглядов С. М. Соловьева исторической действительности X—XIII вв. Представители «юридического направления» были сильны в полемической части своих трудов, позитивная же программа их оказалась также не без изъянов. Решительно отбросив «родовое начало» и попытавшись на его место поставить какой-либо иной структурообразующий принцип междукняжеских отношений, притом действовавши"! бы во всех без изъятья случаях, В. И. Сергеевич полагал, что князья руководствовались только личными временными договорными обязательствами.

В рамках юридического подхода этих выводов было вполне достаточно. Но уже современникам В. И. Сергеевича было очевидно, что договоры — внешнее выражение каких-то более глубоких механизмов и закономерностей, что договорами отношения между князьями лишь оформлялись, но не устанавливались. Да и сам метод В. И. Сергеевича, не предполагающий какого-либо развития в X—XV в., позднее вызывал серьезные возражения, «Догматичность изложения В. И. Сергеевича,— заметил А. Е. Пресняков, объясняет нам, как «исторически очерки» 1867 г. обратились в отдел «юридических древностей».

К рубежу XIX—XX вв. бесперспективность создания «абсолютных» теорий, притом таких, которые бы все многообразие исторической действительности объясняли исходя из какого-либо единого «начала», стала ощущаться все более явственно.

Отказ от такой методики и углубленное исследование социально-политической жизни домонгольской Руси ярко продемонстрирован уже в первых томах «Історії України-Руси» М. С. Грушевского 7. Едва ли не первым он освободился от обаяния прежних априорных схем. Ученому удалось показать, например, что «лествичное восхождение» (служившее стержнем теории Соловьева — Ключевского и камнем преткновения всей историографии XIX в.) не существовало нигде, кроме Черниговской земли. Да и здесь оно было не столько реликтом собственно родовых отношений, сколько следствием упорного соперничества черниговской династии с Мономаховичами и консолидировало силы для этой борьбы.

Подобно В, О. Ключевскому М. С. Грушевский не оставил специальной монографии по интересующей нас теме, разрабатывая соответствующие сюжеты в общем курсе истории Руси, по преимуществу Южной. Это обусловило лишь постановку многих проблем. К тому же исследователю не во всем удалось до конца преодолеть влияние «родовой теории», что проявляется, например, в терминологии. Тем не менее выводы М. С. Грушевского, полученные на основе скрупулезного исследования источников, отмечались новизной в исследовании междукняжеских отношений X—XIII вв.

Первым, действительно независимым от старых теорий XIX в. историком (во многом благодаря М. С. Грушевскому) стал А. Е. Пресняков. Его упоминавшаяся книга появилась в условиях, когда жаркие дискуссии уже утихли, интерес к проблеме в значительной степени угас, а ясного представления о предмете изучения все еще не было.

Свои взгляды А. Е. Пресняков изложил в специальной монографии и практически одновременно в курсе университетских лекций8. Изучение отношений между князьями в Киевской Руси историк начал с уяснения тех норм древне-славянского семейного права, которые наложили на них свой отпечаток. Таким путем историку удалось выяснить смысл, вкладывавшийся в X—XII вв. в понятия «старейшинства» и «отчины». Основную ошибку историографии A. Е. Пресняков усмотрел в смешении вопроса о преемственности старейшинства (где, по его мнению, действительно играли роль генеалогические счеты) с вопросом владения волостями, что осуществлялось независимо от этих отношений. С другой стороны, историка не удовлетворили попытки объяснить многообразные явления «во что бы то ни стало, из одного принципа» и возведение «в норму права всех наблюдаемых в древней жизни фактических отношений» 9.

Взгляды А. Е. Преснякова сводятся к объяснению эволюции междукняжеских отношений исходя из борьбы права отчины (в котором проявлялся местный сепаратизм) и стремления киевских князей к концентрации владений вокруг «золотого стола» на основании своего старейшинства. По его мнению, киевское старейшинство, обеспечивавшее единство страны, к середине XII в. теряет свое значение и отступает перед натиском отчины.

Не лишенные некоторых недостатков формально-юридического подхода работы А. Е. Преснякова, несомненно, оказались наиболее фундаментальными исследованиями княжеской власти в дореволюционной науке. Такое же исключительное место в историографии они занимают и сегодня.

Исследования А. Е. Преснякова оказались последними монографическими исследованиями проблемы. После их публикации историографическая ситуация заметно изменилась. Начиная с 20-х годов XX в. историков в большей степени занимали проблемы базисного характера: утверждалось понимание социально-экономической жизни Киевского государства как феодальной системы. Вопрос о княжеской власти решался преимущественно в социологическом аспекте; князь рассматривался как выразитель интересов феодального класса [...]
отсюда
Эта версия форума - с пониженной функциональностью. Для просмотра полной версии со всеми функциями, форматированием, картинками и т. п. нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2017 Invision Power Services, Inc.
модификация - Яро & Серёга
Хостинг от «Зенон»Сервера компании «ETegro»