Справка - Поиск - Участники - Войти - Регистрация
Полная версия: Что читаем сейчас?
Частный клуб Алекса Экслера > Улетающий камин
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88
Гай Фонтейн
4 июля 2017, 20:51

Ветеран написал:
Тогда уж открывай и продолжательницу индейского дела Мая- Лизелотту Вольскопф- Генрих. Это из её книг прибыл на советские киноэкраны Гойко Митич Чингачгук.

Взял на заметку, спасибо.
Гай Фонтейн
4 июля 2017, 21:03

Vadim_76 написал:
Ну уж не по причине войны. Возможно, потому, что это был любимый писатель Гитлера.

Хм... ну, допустим, его увлечение Ницше и Шопенгауэром - факт общеизвестный. Плюс книги о Фридрихе Великом (считал того военным гением и часто цитировал), плюс книги по архитектуре (об этом можно прочесть у Шпеера в "Воспоминаниях министра военной промышленности"), плюс оккультная хрень всяко-разная; с этим вроде понятно, влияние всего вышеперечисленного на характер Гитлера можно в той или иной степени проследить по его речам и делам. Но книги про индейцев? Любопытно...

ALZA
4 июля 2017, 21:53

Прошин Вячеслав написал: для тех, кто родился и жил в СССР, книги Мая по известным причинам (война с Германией) не издавали. Лишь в начале 90-х в России появились первые книги про Виннету,

Странно, мы то читали в 70-годы прошлого века. Но, да, книжка была задрапанная и читанная-перечитанная. Возможно какое-то старое издание.
Gynny
4 июля 2017, 21:59

Прошин Вячеслав написал: Лишь в начале 90-х в России появились первые книги про Виннету

Но экранизации про Виннету и Верную Руку производства ФРГ-Югославия в кинотеатрах крутили. smile.gif


Прошин Вячеслав
5 июля 2017, 08:01

Gynny написала: Но экранизации про Виннету и Верную Руку производства ФРГ-Югославия в кинотеатрах крутили.

Конечно, я и сам ходил бегал в кино, только я не помню, чтобы в титрах шло упоминание, что это экранизация романов Карла Мая, хотя в силу возраста мог и не обратить на это внимание. А уж после фильмов началось повальное увлечение игрой "в индейцев". tongue.gif
Ветеран
5 июля 2017, 12:22

Прошин Вячеслав написал: Конечно, я и сам ходил бегал в кино, только я не помню, чтобы в титрах шло упоминание, что это экранизация романов Карла Мая

Мне кажется, что самым первым фильмом из гэдээро-югославской "киноиндеаны" были "Сыновья Большой Медведицы" с Гойко Митичем, вышедшие на советский экран в 1965, тогда же я его и посмотрел, будучи на отдыхе в Сочи. Очень хорошо помню, что мне, пацану, сразу врезалась в память звучно-красивые имя и фамилия из титров: "По роману Лизелотты Вольскопф-Генрих". Имя писательницы не скрывали, возможно, потому, что Гитлер её произведениями не увлекался.
Сейчас посмотрел биографию Гойко Митича и обнаружил, что в 21-м веке он прекратил сниматься в кино. Как будто специально подгадал- как принял немецкое гражданство, так и завязал с кинематографом. wink.gif
Gynny
5 июля 2017, 15:05

Ветеран написал: самым первым фильмом из гэдээро-югославской "киноиндеаны" были "Сыновья Большой Медведицы" с Гойко Митичем

Дефо - да, но первый раз он снялся как раз в эпизоде виннетуаны - в "Winnetou - 1. Teil" ака "Золото апачей", который в нашем прокате тоже шел.
Gynny
5 июля 2017, 15:09

Ветеран написал: Сейчас посмотрел биографию Гойко Митича и обнаружил, что в 21-м веке он прекратил сниматься в кино. Как будто специально подгадал- как принял немецкое гражданство, так и завязал с кинематографом.      wink.gif 

Сведения несколько устарели - и снимается, и в театре играет.
Был перерыв в период развала Югославии, но там какая-то личная трагедия - он в интервью распространяться не стал.
Вот отечественная документалка с интервью на тюбике: "Главный индеец страны Советов"
Gynny
5 июля 2017, 15:14

Ветеран написал: Вольскопф- Генрих. Это из её книг прибыл на советские киноэкраны Гойко Митич Чингачгук

А не из "Зверобоя" Купера? 3d.gif
Ветеран
5 июля 2017, 15:15

Gynny написала:
Сведения несколько устарели - и снимается, и в театре играет.

Про театр я был уверен, недоумение вызвала фильмография, обрывающаяся в 1999 году.
Ветеран
5 июля 2017, 15:16

Gynny написала: А не из "Зверобоя" Купера?

На советские экраны?
Gynny
5 июля 2017, 15:21

Ветеран написал: недоумение вызвала фильмография, обрывающаяся в 1999 году

Даже на Кинопёсике список новых фильмов есть.
Галка
5 июля 2017, 17:36

Прошин Вячеслав написал: Меня, как "трудного" подростка прикрепили к благополучной семье, которая имела большую библиотеку и через любовь к чтению меня т.с. "перевоспитывали", и в общем-то преуспели. biggrin.gif Помню, как выдавая мне очередной том, оборачивали обложку в газету и напоминали, чтобы не загибал страницы, а пользовался закладкой. Надо же, с детства заложили бережное отношение, так я до сих пор, беря читать книгу, оборачиваю её в бумагу.

Они свои книги когда читали, тоже заворачивали?
Grelka
5 июля 2017, 17:50

Галка написала: Они свои книги когда читали, тоже заворачивали?

Мои родители так делали. Мне не привили, я не заворачиваю.
koe-kto
5 июля 2017, 19:44

Галка написала: Они свои книги когда читали, тоже заворачивали?

У меня папа тоже так делал. Очень читать любил и меня приучил. И кто бы знал, как мне не хватает сейчас тех самых закладок, что продавались (обычно по 5 штук) в магазинах! Почему-то я обожала их покупать)) И сейчас покупаю, тока нечего закладывать, покетбук рулит.
Grelka
5 июля 2017, 19:58

koe-kto написала: И сейчас покупаю, тока нечего закладывать, покетбук рулит.

Я покупаю много, сувенирные, чтобы и некая память. И есть, что закладывать, поскольку те книги, которые точно буду перечитывать, приобретаю в бумажном виде. smile.gif
Прошин Вячеслав
6 июля 2017, 08:46

Галка написала: Они свои книги когда читали, тоже заворачивали?

biggrin.gif Конечно, как было принято читать в этой семьей я не знаю, но их старшая дочь, с которой я учился в одном классе, читала книги в школе всегда обёрнутыми. Я это запомнил, потому что не видно было обложки и мне всегда приходилось у неё спрашивать, что за книгу она читает. Еще помню, что томики издательства середины 50-х годов из серии «Библиотека приключений и научной фантастики», которые мне давали, были изрядно потрепаны, может поэтому их и оборачивали, чтобы продлить им "жизнь".
Если твой вопрос связан с тем, что не чувствовал ли я себя обиженным тем, что мне заворачивают книгу в газету, проявляя недоверие мне (чтобы этот грязный мальчишка ничего не сделал с книгой biggrin.gif ), то мой ответ — нет, никаких обид.
Галка
6 июля 2017, 14:56

Прошин Вячеслав написал: Если твой вопрос связан с тем, что не чувствовал ли я себя обиженным тем, что мне заворачивают книгу в газету, проявляя недоверие мне

Нет, меня вопрос интересовал гораздо более широко.
Они в любом случае молодцы, что делились.
Muzzy
6 июля 2017, 15:33
Пирс Йен, "Перст указующий". Интересный по форме (четыре истории об одном и том же событии, написанные четырьмя разными людьми, каждый из которых знаком друг с другом), но сложный по содержанию. Жанр - "исторический политико-религиозный детектив" с активным использованием реально существующих личностей, хотя детектива там совсем немного, но загадка имеется. Незнакомым с той частью истории Великобритании, куда входит англиканство, революция, Кромвель, гражданская война, реставрация и всё такое, возможно, будет неинтересно, т.к. без этих знаний будет сложно вникнуть в умы и атмосферу той эпохи. Написано тяжеловато, витиевато, с достаточно занудными отступлениями и длиннотами.
Можно рекомендовать этот роман любителям прекрасной "Имя розы" и даже сравнивать эти произведения (особое место вопросам религии, детективная составляющая), но "Перст указующий" все же скучнее, запутаннее, а интрига загадки вялая и, прямо скажем, неинтересная.

Я бы отметил это произведение именно за форму, когда участники определенного события вспоминают его со своей точки зрений и каждый следующий рассказ дополняет предыдущий и раскрывает его рассказчика уже совсем с другой стороны, иногда противоположной. Может быть кто-нибудь подскажет вещи, которые написаны в этом же стиле? smile.gif
Ветеран
6 июля 2017, 15:38
Очень хорошо помню, как первый раз в жизни читал "Трех мушкетеров". Было мне лет 12-13. Книжку родители выпросили у соседей из их домашней библиотеки, томик был прекрасно издан, в отличном состоянии. Соседи расстались с книгой на время моего "приобщения" с неохотой и опаской, явно не доверяли моей способности к аккуратному обращению с этим сокровищем. Разумеется, прежде чем дать мне книгу для чтения, родители тщательно обернули томик в толстую бумагу и застращали меня, чтоб я каждый раз мыл руки с мылом перед тем, как начать читать. Перед едой я тоже тщательно мыл руки, и как-то раз решил совместить эти два мытья рук. Помыл, уселся за обеденный стол перед тарелкой с лапшой, а за тарелкой расположил раскрытый соседский томик "Трех мушкетеров" - решил почитать за едой, обычное дело. Лапша оказалась чересчур горячая, и я скользил ложкой туда-сюда по поверхности бульона в ожидании его остывания, а сам углубился в чтение. И... не заметил, как поднял ложкой чересчур сильную "волну" в тарелке, волну, брызги от которой раскошной маслянистой россыпью обрушились на раскрытые страницы соседских "Трех мушкетеров"... facepalm.gif
Idea
6 июля 2017, 18:08

Muzzy написал: Можно рекомендовать этот роман любителям прекрасной "Имя розы" и даже сравнивать эти произведения (особое место вопросам религии, детективная составляющая), но "Перст указующий" все же скучнее, запутаннее, а интрига загадки вялая и, прямо скажем, неинтересная.

А мне развязка понравилась.
Собственно, только дойдя до развязки, я поняла, зачем я мучала этот том. biggrin.gif
Grelka
6 июля 2017, 18:47

Ветеран написал: как первый раз в жизни читал "Трех мушкетеров". Было мне лет 12-13.

Уже в 10-11-летнем возрасте я искренне считала, что это читать невозможно. Позже, предприняв попытки, только убедилась.

А стёб твой, Ветеран, неудачный — ни юмора, ни глубины. Стебать или тем более троллить еще уметь надо.
Gynny
6 июля 2017, 19:13
Как и планировала - читаю развлкалово.
Цикл "Левиафан" - подростковый стимпанк про альтернативную Первую мировую. На сегодня - в середине последнего третьего тома. По хорошему - ее бы надо на бумаге читать, потому как иллюстрации на порядок лучше текста (хотя для Вестерфельда он очень даже ничего), но в местную библиотеку еще не завезли, а покупать на один просмотр - жаба задавит. 3d.gif
Gynny
6 июля 2017, 19:19

Gynny написала: иллюстрации на порядок лучше текста

Вот - в подтверждение немного, но ролик с паршивым разрешением, увы.

Victort54
6 июля 2017, 22:05

Grelka написала:
Уже в 10-11-летнем возрасте я искренне считала, что это читать невозможно. Позже, предприняв попытки, только убедилась.

Прочитал в первом классе, сразу после выхода на советские экраны французской экранизации, Потом много раз перечитывал. Несколько лет назад рещил попробовать перечитать - читается так же интересно!
Ally
6 июля 2017, 22:06

Grelka написала: Уже в 10-11-летнем возрасте я искренне считала, что это читать невозможно.

В 11 лет я тоже так считала. Помню, как отбрыкивалась от попыток библиотекарши всучить мне эту книгу. tongue.gif
А в 13 прочитала - и пропала. Одно из самых сильных впечатлений за всю историю чтения. Книга была взята у родственников, и я, помнится, одно время вынашивала мысль переписать ее от руки biggrin.gif но непосильность этой задачи была слишком очевидна.
Gynny
6 июля 2017, 22:31

Ally написала: вынашивала мысль переписать ее от руки

Ой! obm.gif
Единственная проза, которую переписала от руки в возрасте младшего подростка (где-то лет 12-13) - это "Емшан" Симашко - очень тогда он меня "торкнул". До сих пор где-то в бумагах блокнотик валяется.
Но это небольшая повесть, а "Три мушкетера" нехилый такой томик. tongue.gif
greenmaple
6 июля 2017, 22:54

Ally написала: одно время вынашивала мысль переписать ее от руки

Сейчас бы, наверно, закончила. smile.gif

"Три мушкетера" - это одна из бомб моего "книжного" детства. Я ее прочитала в четвертом классе во время сильнейшего гриппа. До сих пор помню, все домашние на работе, а я лежу одна в кровати, температурю и читаю. Это был чистой воды восторг, мне кажется, я и выздоровела-то позже обычного, т.к. все силы организма на этот восторг ушли. smile.gif Что интересно, мне "Двадцать лет спустя" тоже очень понравилась, а вот "Виконт де Бражелон" не пошла совсем, не дочитала.
Muzzy
6 июля 2017, 23:45

Idea написала: А мне развязка понравилась.

Ну, развязка, конечно, есть, но этакая местечковая, британская, не сногсшибательная. Я к этому времени так устал уже читать, что развязка меня не поразила. biggrin.gif
Ally
7 июля 2017, 00:52
biggrin.gif У меня к этому времени уже был опыт!
Я переписывала в тетрадку вот эту книжку

user posted image

Правда, все-таки не целиком, думаю, а фрагментарно. Картинки переводила через кальку (полагаю, меня больше всего картинки и впечатлили).

Ally
7 июля 2017, 00:59

greenmaple написала: мне "Двадцать лет спустя" тоже очень понравилась, а вот "Виконт де Бражелон" не пошла совсем, не дочитала.

Меня глубоко потрясла вся трилогия, думаю, "Виконт" даже больше остальных.
Собственно, чтобы воспринять эту вещь правильно, нужно и прочитать целиком, до конца. Это ведь не сериал с продолжениями, а цельное произведение, полный смысл которого раскрывается только в конце.
GreyAngel
7 июля 2017, 01:21
А мне из Дюма больше всего нравилась "Графиня де Монсоро". Граф де Бюсси - самый яркий мужской образ у Дюма (на мой взгляд). Его последний бой на шпагах - это шикарно. smile.gif

   Спойлер!
Она уже произносила последние из этих слов и Бюсси наклонился, чтобы обнять ее и привлечь ее лицо к своим губам, когда внезапно со звоном вылетело одно из оконных стекол, а за ним и вся рама, и они увидели, что на балконе стоят трое вооруженных людей, а четвертый перелезает через перила. Лицо его было закрыто маской, в одной руке он держал пистолет, в другой – обнаженную шпагу.
На одно мгновение Бюсси оцепенел, застыл, потрясенный страшным криком, который вырвался у Дианы, бросившейся ему на шею.
Человек в маске подал знак, и три его спутника сделали шаг вперед. Один из этих трех был вооружен аркебузой.
Левой рукой Бюсси отстранил Диану, а правой в то же мгновение выхватил из ножен шпагу.
Потом, собравшись с мыслями, он медленно опустил ее, не теряя из виду своих противников.
– Вперед, вперед, мои удальцы, – произнес мрачный голос из-под бархатной маски. – Он уже наполовину мертв от страха.
– Ты ошибаешься, – ответил Бюсси, – страх мне неведом.
Диана рванулась было к нему.
– Отойдите в сторону, Диана, – сказал он твердо. Но она, вместо того чтобы повиноваться, снова бросилась ему на грудь.
– Так меня убьют, сударыня, – сказал он.
Диана отошла, оставив Бюсси лицом к лицу с врагами. Она поняла, что может помочь своему возлюбленному только одним способом: безропотно подчиняясь.
– А-а! – сказал мрачный голос. – Это и в самом деле господин де Бюсси, а я-то, простак, не хотел верить. Вот это друг! Замечательный друг, настоящий.
Бюсси молчал. Кусая губы, он оглядывал комнату, чтобы оценить, какие у него будут возможности для сопротивления, когда дело дойдет до схватки.
– Он узнаёт, – продолжал голос, насмешливый тон которого делал еще более страшным его низкое, мрачное звучание, – он узнает, что главный ловчий в отъезде, что жена осталась одна, что ей, быть может, страшно, и является составить ей компанию. И когда же? Накануне поединка. Я повторяю: вот настоящий, замечательный друг!
– А! Это вы, господин де Монсоро, – сказал Бюсси. – Прекрасно. Сбросьте вашу маску. Я уже знаю, с кем имею дело.
– Я так и поступлю, – ответил главный ловчий.
И он отшвырнул свою черную бархатную маску далеко в сторону.
Диана слабо вскрикнула.
Бледность графа была бледностью мертвеца, улыбка его – улыбкой демона.
– Вот так. Пора кончать, сударь, – сказал Бюсси. – Мне не по душе лишние разговоры. Произносить речи перед дракой – это годится для героев Гомера, на то они и полубоги, а я человек, но, заметьте, человек, лишенный страха. Нападайте или прочь с дороги!
Монсоро ответил хриплым, пронзительным смехом, который заставил Диану вздрогнуть, а Бюсси привел в ярость.
– Прочь с дороги! – повторил молодой человек, и кровь, прилившая до этого к его сердцу, бросилась ему в голову.
– Ого! Прочь с дороги? – воскликнул Монсоро. – Вы, кажется, так сказали, господин де Бюсси?
– Тогда скрестим наши шпаги и покончим с этим, – сказал молодой человек, – я должен вернуться домой, а живу я далеко.
– Вы пришли, чтобы остаться здесь на ночь, сударь, – сказал главный ловчий, – и вы здесь останетесь.
Тут над перилами балкона показались головы еще двух человек; эти двое перелезли через балюстраду и встали рядом со своими товарищами.
– Четыре плюс два – шесть, – сказал Бюсси. – А где же остальные?
– Они у дверей и ждут, – сказал главный ловчий.
Диана упала на колени, и, хотя она делала отчаянные усилия, чтобы совладать с собой, Бюсси услышал ее рыдания.
Он быстро взглянул на нее, затем снова перевел взгляд на графа и, после секундного размышления, сказал:
– Любезный сударь, вам известно, что я человек чести?
– Да, – сказал Монсоро, – вы такой же человек чести, как эта госпожа целомудренная женщина.
– Хорошо, сударь, – ответил Бюсси, слегка кивнув головой, – сказано сильно, но это заслуженно, и мы рассчитаемся за все разом. Одно только: завтра у меня поединок с четырьмя известными вам дворянами, и первенство принадлежит им, а не вам, поэтому я прошу оказать мне любезность и позволить мне сегодня удалиться, под залог слова, что мы с вами снова встретимся, тогда и там, где вам будет угодно.
Монсоро пожал плечами.
– Послушайте, – сказал Бюсси, – клянусь богом, сударь, когда я дам удовлетворение господам де Шомбергу, д’Эпернону, де Келюсу и де Можирону, я буду в вашем распоряжении, целиком в вашем и только в вашем. Если они убьют меня, что ж, вы будете отомщены их руками, вот и все. Если же, напротив, я окажусь в состоянии расплатиться с вами сам...
Монсоро обернулся к своим людям.
– Ну, – оказал он. – Ату его, мои храбрецы!
– А, – сказал Бюсси, – я ошибся: это не поединок, это убийство.
– Клянусь дьяволом! – воскликнул Монсоро.
– Да, я вижу, мы ошиблись друг в друге. Но подумайте вот о чем, сударь: все это не придется по душе герцогу Анжуйскому.
– Он-то меня и прислал, – ответил Монсоро.
Бюсси вздрогнул, Диана со стоном воздела руки к небу.
– В таком случае, – сказал молодой человек, – я буду рассчитывать только на Бюсси. Держитесь, мои храбрецы!
С молниеносной быстротой он опрокинул скамейку для молитв, подтащил к ней стол и швырнул поверх них стул. Таким образом, в одну секунду он воздвиг между собой и врагами нечто вроде оборонительного вала.
Он действовал так быстро, что пуля, выпущенная из аркебузы, попала лишь в скамейку и застряла в ее досках. Тем временем Бюсси повалил чудесный шкафчик времен Франциска I и добавил его к своему укреплению.
Диана оказалась укрытой этим шкафчиком. Она понимала, что не может помочь Бюсси ничем, кроме своих молитв, и молилась. Бюсси бросил взгляд на нее, потом на противников, затем на свой импровизированный оборонительный вал.
– Теперь пожалуйте, – сказал он, – но будьте осторожны, моя шпага колется.
«Храбрецы», понукаемые Монсоро, двинулись на Бюсси, как на кабана, Бюсси ждал их, пригнувшись, с горящими глазами. Один из нападающих протянул было руку к скамейке, чтобы оттащить ее, но, прежде чем его рука коснулась оборонительного заграждения, шпага Бюсси, высунувшись в амбразуру, разрезала эту руку от локтя до плеча.
Человек вскрикнул и попятился к окну.
Тут Бюсси услышал быстрые шаги в коридоре и решил, что оказался меж двух огней. Он метнулся к двери, что бы задвинуть засов, но, прежде чем успел это сделать, она открылась.
Молодой человек отступил на шаг, чтобы, обороняться сразу и против старых, и против новых врагов.
В дверь вбежали двое.
– А, дорогой мой господин, – воскликнул очень знакомый голос, – мы не опоздали?
– Реми! – произнес Бюсси.
– И я! – крикнул второй голос. – Да тут, кажется, убивают?
Бюсси узнал этот голос и зарычал от радости.
– Сен-Люк! – воскликнул он.
– Я самый.
– А! – сказал Бюсси. – Теперь, дражайший господин де Монсоро, я думаю, будет лучше, если вы дадите нам выйти, потому что теперь, коли вы не посторонитесь, мы пройдем по вашим телам.
– Трое ко мне! – крикнул Монсоро.
И над балюстрадой показались трое новых нападающих.
– Вот как? Значит, у них целая армия? – сказал Сен-Люк.
– Господи милостивый, защити его, – молилась Диана.
– Бесстыдная тварь! – крикнул Монсоро.
И бросился вперед, чтобы заколоть Диану.
Бюсси увидел это движение. Ловкий, словно тигр, он одним прыжком перескочил через свою баррикаду. Шпага его скрестилась со шпагой Монсоро, потом Бюсси сделал выпад и нанес графу удар в горло, но расстояние было слишком велико – Монсоро отделался лишь царапиной.
Пять или шесть человек разом бросились на Бюсси.
Один из них пал, сраженный шпагой Сен-Люка.
– Вперед! – крикнул Реми.
– Нет, Реми, не вперед, – сказал Бюсси, – подними и унеси Диану.
Монсоро зарычал и выхватил шпагу из рук одного из вновь прибывших.
Реми колебался.
– А вы? – спросил он.
– Унеси, унеси ее! – крикнул Бюсси. – Я вверяю ее тебе.
– Господь мой! – шептала Диана. – Господь мой, помоги ему!
– Пойдемте, госпожа, – сказал Реми.
– Ни за что, нет, я его ни за что не покину.
Реми схватил ее на руки.
– Бюсси! – кричала Диана. – Ко мне, Бюсси! На помощь!
Бедная женщина обезумела и не различала более, где друзья, где враги. Все, что удаляло ее от Бюсси, было для нее гибелью, смертью.
– Иди, иди, – сказал Бюсси, – я последую за тобой.
– Да, – взвыл Монсоро, – да, ты последуешь за ней, я надеюсь.
Бюсси увидел, что Одуэн зашатался, согнулся и почти в то же мгновение упал, увлекая с собой Диану. Бюсси вскрикнул и обернулся.
– Ничего, господин, – сказал Реми, – пуля попала в меня. Она невредима.
В тот момент, когда Бюсси оглянулся, на него бросились трое. Сен-Люк заслонил от них друга, и один из троих упал.
Двое оставшихся отступили.
– Сен-Люк, – сказал Бюсси, – заклинаю тебя именем той, которую ты любишь! Спаси Диану!
– А ты?
– Я? Я – мужчина.
Сен-Люк кинулся к Диане, которая уже поднялась на колени, схватил ее на руки и исчез с ней вместе за дверью.
– Ко мне! – завопил Монсоро. – Ко мне, все, кто на лестнице!
– А! Подлец! – вскричал Бюсси. – А! Трус!
Монсоро скрылся за спины своих людей.
Бюсси ударил наотмашь, потом нанес колющий удар. Первым ударом он рассек чью-то голову, вторым – продырявил чью-то грудь.
– С этими все, – сказал он.
Затем он вернулся в свое укрепление.
– Бегите, господин, бегите! – прошептал Реми.
– Мне бежать... бежать от убийц!
Бюсси склонился к молодому лекарю.
– Надо, чтобы Диана успела спастись. Куда ты ранен?
– Берегитесь! – воскликнул Реми. – Берегитесь!
И действительно, с лестницы в дверь ворвались четверо.
Бюсси оказался в окружении. Но он думал лишь об одном.
– А Диана? – крикнул он. – Диана?
И, не теряя ни мгновения, ринулся на четверых. Они были застигнуты врасплох. Двое упали, один был ранен, другой – мертв.
Затем, так как Монсоро двинулся к нему, Бюсси отступил назад и снова оказался за своим укреплением.
– Задвиньте засовы, – крикнул Монсоро, – поверните ключ: он у нас в руках, у нас в руках!
Тем временем Реми, собрав последние силы, дополз до защитного вала и укрепил его своим телом.
Наступил короткий перерыв.
Бюсси, который стоял на полусогнутых ногах, плотно прижавшись спиной к стене, и в согнутой в локте руке держал наготове шпагу, быстро огляделся.
Семь человек лежали на полу, девять – остались на ногах. Бюсси пересчитал их глазами.
И, глядя на эти девять сверкающих шпаг, слыша, как Монсоро подбадривает сбиров, чувствуя, как под ногами хлюпает кровь, этот храбрец, никогда не ведавший страха, увидел, что из глубины комнаты перед ним возник словно бы призрак смерти и, хмуро улыбаясь, поманил его к себе.
«Из девяти, – подумал он, – я вполне могу уложить еще пятерых, но оставшиеся четверо убьют меня. У меня хватит сил еще на десять минут боя. Что ж, сделаем за эти десять минут то, что ни один человек никогда еще не делал и не сделает».
Скинув плащ, он обернул им левую руку, соорудив себе нечто вроде щита, и прыгнул на середину комнаты, как будто дальнейшее пребывание в укрытии было недостойно его боевой славы.
Его встретил хаос тел и клинков, в который его шпага проскользнула, словно гадюка в свой выводок. Трижды перед ним открывался просвет в этой плотной массе, и он тут же выбрасывал вперед правую руку и наносил удар. Трижды слышал он, как скрипела, расходясь под его клинком, кожа ремней и курток, и трижды струя теплой крови по бороздке клинка стекала на его пальцы. За это же время своей левой рукой он отбил двадцать режущих и колющих ударов.
Плащ был весь изрублен.
Увидев, что двое упали, а третий вышел из боя, убийцы изменили свою тактику. Они отказались от шпаг: одни пустили в ход приклады мушкетов, другие стали стрелять в Бюсси из до сих пор бездействовавших пистолетов, от пуль которых он ловко уклонялся, то бросаясь в сторону, то нагибаясь. В этот решительный для него час он поспевал повсюду; он не только видел, слышал и действовал, он еще и угадывал самые внезапные, самые тайные мысли своих врагов. Для Бюсси настала одна из тех минут, когда человек достигает вершин совершенства: он был меньше, чем бог, ибо он был смертным, но, вне всякого сомнения, он был больше, чем человек.
Ему пришла в голову мысль, что убить Монсоро значит положить конец сражению, и он стал искать его глазами среди своих убийц. Но Монсоро, столь же спокойный, сколь Бюсси был возбужден, перезаряжал пистолеты своим людям или, взяв заряженный пистолет из их рук, стрелял сам, все время прячась за спинами своих наемников.
Однако Бюсси ничего не стоило расчистить себе проход. Он бросился в гущу сбиров, они расступились, и Бюсси оказался лицом к лицу с Монсоро.
В это мгновение главный ловчий, в руках у которого был заряженный пистолет, прицелился и выстрелил.
Пуля ударила в клинок шпаги Бюсси и срезала его на шесть дюймов выше рукоятки.
– Обезоружен! – крикнул Монсоро. – Обезоружен!
Бюсси отскочил назад и, отступая, подобрал с полу срезанный клинок.
В одну секунду клинок был плотно прикручен носовым платком к кисти его руки.
И бой возобновился. То было величественное зрелище: один человек, почти безоружный и, однако, почти невредимый, держал в страхе шестерых прекрасно вооруженных людей, возведя гору из десяти трупов.
Завязавшись снова, бой стал еще более ожесточенным. Пока люди Монсоро нападали на Бюсси, главный ловчий, догадавшись, что молодой человек высматривает себе оружие на полу, стал убирать все, до чего тот мог бы добраться.
Бюсси был окружен. Обломок его шпаги, выщербленный, погнутый, притупившийся, шатался в повязке. Рука начала слабеть от усталости. Бюсси оглянулся вокруг, и тут один из трупов вдруг ожил, поднялся на колени и подал ему длинную и целую рапиру.
Этим трупом был Реми, вложивший в это последнее движение всю свою преданность.
Бюсси вскрикнул от радости и отскочил назад, чтобы отвязать от руки платок и выбросить обломок клинка, ставший ненужным.
В эту минуту Монсоро бросился к Реми и в упор выстрелил ему в голову из пистолета.
Реми упал с пробитым лбом, на этот раз чтобы уже не подняться. Из груди Бюсси вырвался крик, даже не крик – рычание.
С новым оружием к нему вернулись силы. Рапира его со свистом описала круг, справа отрубила чью-то кисть, а слева – распорола щеку.
Этим двойным ударом он расчистил себе дорогу к выходу.
Ловкий и стремительный, он бросился к двери и попытался выломать ее ударом, от которого задрожала стена. Но засовы не поддались.
Истощенный этим усилием, Бюсси опустил правую руку и, стоя лицом к своим врагам, попробовал левой рукой открыть дверь за своей спиной.
В эту короткую секунду пуля пробила ему бедро и две шпаги задели бока.
Но он отодвинул засовы и повернул ключ.
Рыча, величественный в своей ярости, он сразил ударом наотмашь самого остервенелого из разбойников и, прорвавшись к Монсоро, ранил его в грудь.
У главного ловчего вырвалось проклятие.
– А! – сказал Бюсси, распахивая дверь. – Я начинаю думать, что выберусь.
Четверо убийц побросали свое оружие и навалились на Бюсси. Не справившись с ним шпагами, ибо его чудесная ловкость делала его неуязвимым, они пытались его удушить.
Но Бюсси и рукояткой рапиры, и ее клинком непрерывно наносил им удары, рубил их. Монсоро дважды приближался к молодому человеку и дважды был ранен.
Наконец трое убийц вцепились в рукоятку рапиры и вырвали ее из рук Бюсси.
Тогда Бюсси схватил табурет из резного дерева, нанес три удара и сбил троих, но о плечо четвертого табурет раскололся, и тот остался на ногах.
Этот четвертый вонзил ему в грудь кинжал.
Бюсси схватил его за запястье, выдернул кинжал из своей груди и, повернув клинок к противнику, заколол того его же собственной рукой.
Последний из убийц выскочил в окно.
Бюсси сделал два шага, чтобы нагнать его, но лежавший среди трупов Монсоро приподнялся и ударил Бюсси ножом под колено.
Молодой человек вскрикнул, огляделся в поисках шпаги, схватил первую попавшуюся и с такой силой вонзил ее в грудь главного ловчего, что пригвоздил его к полу.
– А! – воскликнул Бюсси. – Не знаю, останусь ли жив я, но, по крайней мере, я увижу, как умрешь ты!
Монсоро хотел ответить, но из его полуоткрытого рта вылетел лишь последний вздох.
Тогда Бюсси, едва передвигая ноги, потащился к коридору. Он истекал кровью. Она бежала из раны на бедре и особенно из той, что была под коленом.
В последний раз оглянулся он назад.
Из-за облака вышла блестящая луна. Свет ее проник в залитую кровью комнату, заиграл на оконных стеклах и озарил изрубленные ударами шпаг, пробитые пулями стены, мимоходом скользнув по бледным лицам мертвецов, в большинстве сохранивших, умирая, жестокий и угрожающий взгляд убийц.
При виде этого поля битвы, которое он покрыл трупами, израненного, почти умирающего Бюсси охватило чувство беспредельной гордости.
Как он и обещал, он совершил то, что не совершил бы ни один человек.
Ему оставалось только бежать, спасаться. Теперь уже он мог бежать, потому что бежал он от мертвых.
Но испытания еще не кончились для несчастного Бюсси.
Выйдя на лестницу, он увидел, что во дворе поблескивает оружие. Раздался выстрел. Пуля пробила ему плечо.
Двор охранялся.
Тогда он вспомнил о маленьком окне, через которое Диана собиралась наблюдать завтра за его поединком, и, торопясь из последних сил, волоча раненую ногу, направился в ту сторону.
Окно было открыто, в него глядело прекрасное, усеянное звездами небо.
Бюсси закрыл за собою дверь, задвинул засов. Потом с большим трудом взобрался на окно и измерил глазами расстояние до железной решетки, рассчитывая спрыгнуть по ту ее сторону.
– О! Нет, у меня недостанет сил, – прошептал он. Но в это мгновение он услышал на лестнице шаги. То поднималась вторая группа убийц.
Драться Бюсси уже не был способен. Он собрал все свои силы и, помогая себе той рукой и той ногой, которые еще действовали, прыгнул вниз.
Но, прыгая, он поскользнулся на камне подоконника. Ведь на подошвах его сапог было столько крови!
Он упал на железные копья решетки: одни вошли в его тело, другие зацепились за одежду, и он повис.
greenmaple
7 июля 2017, 08:54

Ally написала: Меня глубоко потрясла вся трилогия, думаю, "Виконт" даже больше остальных.

Не знаю. Я "Виконта" начала читать лет в 12 и, видимо, просто пока до этой книги не доросла. Показалась скучной, к тому же, одноклассница проболталась, что в ней    Спойлер!
мушкетеры умирают. frown.gif

Читаю третий том "Первого закона" Аберкромби, почти половину прочла. Нравится что-то меньше второго, но мозги отсушивает отлично.
Ветеран
7 июля 2017, 11:22

Grelka написала: Уже в 10-11-летнем возрасте я искренне считала, что это читать невозможно. Позже, предприняв попытки, только убедилась.

Я к моменту первого прочтения "Трех мушкетеров" имел за плечами уже с полдюжины просмотров экранизации Бернара Бордери и весьма стремился ознакомиться с первоисточником.

Grelka написала: А стёб твой, Ветеран, неудачный — ни юмора, ни глубины. Стебать или тем более троллить еще уметь надо.

Это ты о чем, прости?
Оле Лукойе
7 июля 2017, 17:57

Ally написала: biggrin.gif У меня к этому времени уже был опыт!
Я переписывала в тетрадку вот эту книжку

Помню в юности я переписала всю пьесу "Два веронца" из библиотечной книги, поскольку у меня в собрании ее не было. На Шекспира времени не жалко. smile.gif
Vera Cold
7 июля 2017, 18:58
Мой дедушка во вполне зрелом возрасте переписал от руки "Левшу" Лескова (тетрадка хранится до сих пор), мама в юности - "Овод" Войнич. А я - ничего. mad.gif
Мельчают люди...
Grelka
7 июля 2017, 19:10

Vera Cold написала: А я - ничего.

Я ни в детстве-юности, ни тем более потом ничего не переписывала от руки. Даже не знаю, что теперь о себе думать. biggrin.gif Наизусть многое учила, что понравилось, прямо многостраничные отрывки, может, это меня как-то оправдывает. biggrin.gif
GreyAngel
7 июля 2017, 21:47

Grelka написала:
Наизусть многое учила

Я, как древний грек, учил"Илиады". smile4.gif До сих пор помню:

Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелева сына
Грозный, который ахеянам тысячи бедствий содеял
Многие души могучих славных героев низринул в мрачный Аид
И самих распростер их в корысть плотоядным птицам окрестным и псам
(совершалася Зевсова воля)
С оного дня, как воздвигнувши спор, воспылали враждой
Пастырь народов Атрид и герой Ахиллес благородный.

О, какой слог! Какой пафос! smile4.gif
Перечитать, что ли?..
koe-kto
7 июля 2017, 22:29

GreyAngel написал: Я, как древний грек, учил"Илиады".

Ничего себе! Что, по собственному желанию? smile.gif
GreyAngel
8 июля 2017, 01:18

koe-kto написала:
Ничего себе! Что, по собственному желанию?

Ну да. А по чьему еще? smile.gif
Mareesha
8 июля 2017, 12:00

Grelka написала: Я ни в детстве-юности, ни тем более потом ничего не переписывала от руки. Даже не знаю, что теперь о себе думать. Наизусть многое учила, что понравилось, прямо многостраничные отрывки, может, это меня как-то оправдывает.

Я тоже не переписывала. Во взрослом возрасте перепечатывала одну книгу, потому что она не была издана, а мне досталась только в самиздатовском издании в виде фотографий страниц, ненадолго. Перепечатывала, чтобы переплести и маме подарить. Знала потом наизусть.
Victort54
8 июля 2017, 12:22

Ally написала:
Меня глубоко потрясла вся трилогия, думаю, "Виконт" даже больше остальных.
Собственно, чтобы воспринять эту вещь правильно, нужно и прочитать целиком, до конца. Это ведь не сериал с продолжениями, а цельное произведение, полный смысл которого раскрывается только в конце.

"Двадцать лет" прочёл во 2 классе (почему то давольно редко встречалась в библиотеках), книга тоже вызвала восторг, что неудивительно т.к. там очень динамичный сюжет. А вот "Виконт" поначалу разочаровал, да и как было интересно читать в 3 классе про амурные переживания Лавальер и Рауля? А вот уже в зрелом возрасте перечитал и понял, что "Виконт" такая же интересная книга, как и две предыдущие.
Ветеран
10 июля 2017, 11:58

Victort54 написал: А вот "Виконт" поначалу разочаровал, да и как было интересно читать в 3 классе про амурные переживания Лавальер и Рауля?

Я "Виконта" вымучивал классе в 7-м, про амурные переживания уже более-менее было читабельно, но совсем не пошли придворные интриги, которых в "Виконте" в тыщу раз больше, чем амурных переживаний.
Muzzy
11 июля 2017, 21:44
Альберт Санчес Пиньоль, "В пьянящей тишине". До половины все шло прямо по Лавкрафту, этакая добротная мистика, было ощущение того, что я нахожусь в старых-добрых окрестностях Аркхема. Однако далее всё начало выруливать в "Аватар" Камерона, как бы странно это ни звучало. Хорошо, что роман короткий, и темп не провис. Концовка элегантна, красива, но не вполне логична. В целом, очень даже неплохо.
AD_
12 июля 2017, 12:46

Muzzy написал:
Простите, зарапортовался. frown.gif Конечно, "натуралистичен".

Вроде бы в ТА война грядет, но еще не грянула. Ну почти как в "Черном обелиске", когда фашизм черным орлиным крылом накрыл Германию, но это случилось уже в самой концовке.

Жаль, что не ответил на мой пост на этот пост! wink.gif Насколько я помню, в ТА описываются события 1940-1941 года, когда Франция была полностью окуппирована. wink.gif
Muzzy
12 июля 2017, 14:00

AD_ написал: Жаль, что не ответил на мой пост на этот пост!

Я просто не очень хорошо помню нюансы ТА, чтобы продолжать доказывать свою точку зрения. smile.gif
AD_
12 июля 2017, 15:18

Muzzy написал:
Я просто не очень хорошо помню нюансы ТА, чтобы продолжать доказывать свою точку зрения. smile.gif

Посмотрел содержание краткое. Я слегка неправ, время действия - 38-39 годы. Но: в 1939 началась вторая мировая, это раз. А два, в отличие от "Черного обелиска" фашисты и непосредственно участвуют в повествовании, как минимум, враг главного героя. Ну и события войны очень даже накладывают отпечаток на действие, в отличие, опять же от "Черного обелиска".

Кстати, из того, что я читал у Ремарка, "Черный обелиск" - лучшее.
DragonSQ
12 июля 2017, 15:43
Что бы такого почитать соц-реалистичного (не в смысле верноподданического, а в смысле из этохи 70-80-х), навроде Страгуцких или писателя которого не могу вспомнить, он про улетевшую на другое место 9-этажку написал? Ну такое прям чтобы приземлённо-обыденное, с юмором желательно.
Ветеран
12 июля 2017, 15:47

DragonSQ написал:

Василий Аксенов. "Затоваренная бочкотара".
Milgochka
12 июля 2017, 15:52

Линда12 написала: Прочла офигенный рассказ Урсулы Ле Гуин-Люди, которые покидают Омелас.


Линда12 написала: Рассказ написан в стиле Достоевского. Автор поднимает вопрос чего стоит счастье одного города, концовка растрогала до слез. Она показывает, что у нас есть выбор. И этот выбор определяет, кто мы.

Спасибо, прочла.
Насколько я понимаю, речь идёт не о стиле Достоевского, а об идее, взятой у него, и ещё у одного писателя. И вот эта же идея есть и в Американских богах. И мне интересно, откуда они все эту идею взяли. Явно мифология и/или какое-то язычество.
   Спойлер!
Я о несчастье одного ребёнка, ответственного за счастье племени/города
Дальше >>
Эта версия форума - с пониженной функциональностью. Для просмотра полной версии со всеми функциями, форматированием, картинками и т. п. нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2019 Invision Power Services, Inc.
модификация - Яро & Серёга
Хостинг от «Зенон»Сервера компании «ETegro»